Домой Армения Почему Есаян «приструнила» Баблояна и что вынудило уйти Саргсяна — откровения экс-спикера

Почему Есаян «приструнила» Баблояна и что вынудило уйти Саргсяна — откровения экс-спикера

76
0

Почему Есаян "приструнила" Баблояна и что вынудило уйти Саргсяна - откровения экс-спикера

«Мы с Николом разные — генетически»: Ара Баблоян впервые после революции прервал молчание Бывший спикер парламента Армении Ара Баблоян впервые после «бархатной революции» дал развернутое интервью.

Спикер парламента Армении шестого созыва Ара Баблоян в интервью Sputnik Армения рассказал о событиях 2018 года, переходе на парламентскую форму правления, поделился мнением о предстоящих выборах. Сразу отметим, что принимать в них участия он не намерен, и «свое слово в политике он уже сказал». Беседовала Лаура Саркисян. 

— Армения в 2018 году перешла к парламентской форме правления. Был ли этот шаг своевременным, и было ли готово к нему наше общество? Не находите, что все проблемы начались после этих изменений?

— Я думаю — нет. Действительно, общество должно быть готово к системным, структурным, управленческим изменениям в стране. Когда этот процесс был еще на стадии развития, говорилось о том, что смена формы правления повысит уровень демократии в стране, а у общества появится возможность быть более причастным к госуправлению. Но любой переходный период должен проходить гармонично: не революционным, а эволюционным путем. Во все времена революции приводили к утрате  годами создаваемого наследия. И никогда еще не получалось проводить основательные изменения, обеспечивающие в конечном итоге плавность развития.

Для гибкого перехода от одной системы госуправления к другой требуется большой навык. Необходимо строить новые пути развития и ценности, не утратив при этом уже устоявшиеся.

Я всегда говорил, что вне зависимости от того, какой путь правления выбрало государство, власти должны сделать четыре вещи: обеспечить безопасность страны (внешнюю и внутреннюю), справедливость, общественное здоровье и хорошее образование. Тут многие могут возразить, а почему в этом списке нет культуры и других направлений. Считаю, что в безопасной справедливой стране здоровый и образованный человек сумеет создать все остальное, разовьет культуру и экономику.

Под справедливостью подразумеваю возможности, которые позволяют каждому развиваться и созидать. Очень важно, чтобы мы также отличали равноправие от равенства. Популисты, пропагандирующие равенство, считают, что оно заключается в том, чтобы отобрать у кого-то что-то и отдать другому. Однако такой подход лишь препятствует развитию. Необходимо создать условия и обеспечить людям равные права. В этом смысле должен исчезнуть протекционизм в любом проявлении. Вот те четыре столпа, на которые должны опираться любые власти, при любой форме правления.

— Парламентская форма правления в нынешних реалиях позволит реализовать все это?

— Действительно, наше общество должно быть готово к тому, чтобы дойти до парламентской формы правления. Когда мы говорим о переходе к президентской форме, то подразумеваем правление одного человека. Необходимо понимать, что мы — республика, которая выбрала путь, где власть не должна замыкаться на одном человеке. Может в сложившейся ситуации президентская форма правления имеет свои преимущества с точки зрения эффективности управления, но для нашего развития и будущего мы должны стремиться к тому, чтобы общество было готово уважать и слушать другого, было толерантным. Такой подход у нас пока не сформировался, поэтому неудивительно, что мы сталкиваемся с такими проблемами.

— В период правления вашей политической силы что из вышеперечисленного реализовать удалось, а что — нет?

— Ваш вопрос заставил меня вспомнить один эпизод. Мы обсуждали эту ситуацию [o сменe формы правления], и Серж Саргсян (третий президент Армении — ред.) говорил почти в том же духе. Я возразил ему, сказав, что являюсь главным сторонником развития демократии, толерантности, справедливости, но считаю, что мы должны правильно оценить ситуацию. Это очень серьезный процесс, и мы не можем фанатично верить в то, что нам очень быстро удастся воплотить эти идеи в жизнь. Маргарит Есаян (бывший депутат парламента — ред.), которая также принимала участие в обсуждении, попросила вести себя более сдержанно. Mол, я позволяю себе лишнее в разговоре с президентом.

Но Серж Саргсян, обращаясь к ней, сказал, что понимает, о чем я говорю и принимает, что процесс не легкий, а вызов —  и серьезный. Да, это сложный путь, изменения должны происходить комплексно, во всех сферах.

Процесс был запущен, и когда нынешние власти хвалятся тем, что оппозиция свободно выходит на улицу, то они забывают отметить, что насилия не было и в 2018 году. Тогда власть была передана не за какие-либо достоинства, а ради того, чтобы не пролилась кровь, и не повторилось 1 марта.

— Каким вам запомнился день отставки Сержа Саргсяна?

— Это был очень тяжелый день. Я не знал и даже не предполагал, что все произойдет так, как в итоге случилось. Сегодня очень легко давать оценку тому времени. Сейчас можно сказать, что этот шаг был ошибочным, не нужно было на него идти, и тогда не было бы всего того, что мы сегодня имеем. Однако я так не считаю. Ситуация была тяжелой и нужно было решить вопрос в пользу граждан страны и с минимальными потерями. Тогда никто и представить не мог, что Никол Пашинян, проявивший себя как хороший оппозиционный деятель, будет столь плохим управленцем. Никто не мог себе такого представить. Даже во время сдачи власти, была надежда, что 80% данных им обещаний будут выполнены. В итоге получилось все наоборот.

— А когда вы сами узнали, что Серж Саргсян собирается подать в отставку?

— Когда он заявил, тогда и узнал.

— Заранее не знали?

— Нет, не знал. Мы проводили обсуждения в связи с ситуацией. Помню, за день до этого [22 апреля] я вернулся из зарубежной командировки и навестил Никола Пашиняна и Сасуна Микаеляна, которые были задержаны. Тогда я и не представлял, что может такое произойти.

— Как впоследствии складывалось ваше общение с действующим премьером?

— Никол Пашинян, уже будучи премьером, приходил в парламент и нередко мы обсуждали некоторые вопросы (на тот момент я еще продолжал быть председателем Национального Собрания). Мы очень разные — как генетически, так и по воспитанию. Возможно, по этой причине, все то, что я ему сообщал, советовал, отклика не нашло… Знаете, вне зависимости от того, в каком поле ты, ради страны хочешь дать человеку информацию, которая важна для твоей родины и народа… Однако я ни разу не нашел отражения своих слов, информации в его действиях. Мы очень разные.

Сейчас же я активно работаю с разными структурами правительства, например Минздравом. Считаю, что необязательно иметь должность, чтобы помогать народу. Я активно работал и работаю с министерством здравоохранения, вне зависимости от того, что это правительство Никола Пашиняна. Для меня важнее здоровье моего народа, особенно в эти тяжелые дни в период пандемии. 

— Собираетесь ли в каком-то формате принять участие в предстоящих выборах?

— Считаю, что свое слово уже сказал, так что во всех этих процессах приму участие своей работой. Советую армянскому народу отдать голос тем, кто имеет представление, как управлять страной. Чтобы она была безопасной, справедливой, здоровой, образованной и развивающейся. Это важно!