Домой Армения Своя и неприятная для армянских властей истина от советника Оника Гаспряна

Своя и неприятная для армянских властей истина от советника Оника Гаспряна

64
0

Своя и неприятная для армянских властей истина от советника Оника Гаспряна

ГШ просчитывал все сценарии войны в Карабахе, но государство подвело – советник ГаспарянаПолитическое руководство Армении все эти месяцы пытается возложить ответственность на военных. Однако у генералов своя истина, неприятная для властей.

ЕРЕВАН, 19 апр — Sputnik, Ашот Сафарян. Военное руководство Армении просчитывало все возможные сценарии будущей войны в Карабахе, но политическое руководство, государство в целом не были готовы к войне. Такое мнение выразил в интервью Sputnik Армения советник уволенного де-факто главы Генштаба Оника Гаспаряна – Владимир Погосян.

Наш собеседник рассказывает, что сразу вступления в должность советника главы Генштаба, команда начала создавать всевозможные структуры и модели для полноценного анализа всех возможных сценариев. Более того, еще до работы в Вооруженных силах, Погосян регулярно помогал армии информацией и аналитикой.

«Мы встречались в декабре 2019 года с руководством ВС, и я говорил, что ситуация в мире с первых чисел января кардинально изменится, а не позже чем до ноября 2020 года война в Карабахе станет неизбежной. И с большой долей вероятности эта война будет неудачной для Армении. Дело в том, что мы упустили время. Эти последние 20 с лишним лет, включая период с 2018 года, были потеряны для страны и армии: мы не развивали науку, экономику. А вооруженные силы не могут существовать и развиваться автономно», — говорит Погосян.

В то же время в высших эшелонах армии все прекрасно понимали и прогнозировали. Погосян напоминает о заявления Гаспаряна от 17 ноября 2020 года, где он отмечал, что еще до войны прогнозировал активное участие Турции в возможной войне. По словам советника, в Генштабе предвидели не только ход войны, но и поведение соседей Армении и международных акторов.

«У нас все было расписано. Я могу заверить, что мы не ошиблись ни в одной запятой. Может быть кому-то это сейчас не понравится. Будут кричать мол, почему мы первыми не ударили, почему так, почему сяк. Я же должен напомнить, что воюют в первую очередь не армии, а государства. В нашем случае государство не воевало. В дни войны, когда приезжал в Ереван из Карабаха, то видел, что люди не понимают всей серьезности ситуации, в армянской столице я не видел у граждан понимания того, что с Азербайджаном идет тяжелая, кровопролитная война», — добавил Погосян.

Он, например считает, что непосредственно до войны нужно было отключить интернет, оставить его только лицам и структурам, которым это было нужно из соображений государственной безопасности. Но этого не было сделано. И интернет сыграл с армянским обществом злую шутку. В отличие от Армении, в Азербайджане Сеть была отключена для населения.

«Безусловно, киберподразделения противника активно воспользовались этим. Когда вся армянская нация сидела в Facebook и Youtube, азербайджанцы массово размещали там видеоролики с избиением пленных и убийством мирных граждан, с ударами беспилотников по армянским солдатам и технике. Понятно, что все это наводило панику и ужас в армянском обществе. И люди, резервисты призванные в армию, ехали на передовую уже сломленными психологически», — отмечает советник Гаспаряна.

Отвечая на вопрос, какие конкретные меры предлагала армия (речь идет о предвоенном периоде – ред.) в качестве противодействия прогнозируемым угрозам, Погосян напоминает в частности про закон об ополчении. Закон был нацелен на усовершенствование системы мобилизации в военное время и на порядок улучшил бы уровень готовности страны к войне. Закон был предложен еще в августе прошлого года, обсуждался на различных уровнях, но так и не был принят. Неготовность к войне, тяжкие последствия войны Погосян считает результатом некомпетентности политического руководства, его неуемных амбиций, хаоса в системе управления. Война – это не только армия, но множество сопутствующих вещей и явлений. Это и экономика, и эффективное управление, и военно-патриотическое воспитание, и разведка, и контрразведка.

«В условиях постоянной кадровой чехарды и турбулентности, когда страну буквально лихорадит, а за короткий отрезок времени меняются 4-5 руководителей спецслужб, три начальника Генерального штаба, плюс к этому неумелые «дети» в парламенте, многие из которых в армии не служили, то сложно строить что-то эффективное в такой стране. А возможности и полномочия армии отнюдь не безграничны. Армия постоянно боролась, доказывала, объясняла, предлагала, но все это шло крайне медленными темпами», — говорит Погосян.

Говоря о конфликте военных с правительством, результатом которого стало требование Генштаба об отставке камбмина во главе с Николом Пашиняном, советник экс-главы генштаба отмечает, что подоплекой этого противостояния являлись не какие-то амбиции генералов, а безопасность государства. Противоречия накапливались несколько месяцы. А история со скандальным комментарием бывшего первого замглавы ГШ Тирана Хачатряна прессе и эмоциональное решение о его снятии стала последней каплей.

Погосян сейчас затрудняется сказать, есть ли у Гаспаряна какие-то политические амбиции и планы. Но отмечает, что все больше граждан Армении занимают нейтральную позицию, будучи несогласным ни с прежними властями, ни с действующими. Этот сегмент электората ждет третью силу. Возможно, кто-то из генералов, прошедших боевой путь, не ангажированных политически, подаст заявку на статус третьей силы. Запрос на военных в обществе действительно есть, поскольку военный – это прежде всего дисциплина, системное мышление, более широкий кругозор. Это все то, чего не хватает сегодняшним политикам.