Домой Армения Электорат, он и в колонии электорат. За кого проголосуют армянские дезертиры?

Электорат, он и в колонии электорат. За кого проголосуют армянские дезертиры?

36
0

Электорат, он и в колонии электорат. За кого проголосуют армянские дезертиры?

Электорат, он и в колонии электорат. За кого проголосуют армянские дезертиры?На подпись президенту Армении будет представлен нашумевший закон об уклонистах. Чем грозит стране подобный подход к проблемам армии со стороны правительства — в материале колумниста Sputnik Армения.

Не знаю как вы, а я считаю, что работа у нашего президента – хуже не придумаешь. Говорю без всякого сарказма. Внимательно слежу за его рабочим графиком. Что ни день — встречи то с партийными лидерами, то с военными, то учеными, то… Люди разные, а просьба одна – не подписывать тот или иной проект закона, представленный правительством или Национальным Собранием.

Сам был недавно у него в составе делегации правления Союза журналистов. Объясняли, что ждет наши СМИ, если он подпишет закон, по которому увеличатся размеры компенсации за оскорбление и клевету — до двух и трех миллионов соответственно.

Конечно, у каждого своя правда, каждая сторона по-своему трактует проект закона, присланный на подпись. Например, по одному из законопроектов, если Саркисян его подпишет, выборы ректоров вузов превратятся в чистую формальность, де-факто всегда будет побеждать кандидат от правительства.
И что в этом плохого, скажете вы, например, светлой памяти Сергей Амбарцумян был назначен ректором ЕрГУ решением ЦК партии и был, между прочим, прекрасным ректором. Сейчас надо думать о системе образования, которая катится в пропасть, а не зацикливаться на том, чей кандидат станет ректором.

Но вот недавно озвученный правительством проект закона, наверное, не должен вызвать разночтений в обществе. Потому как это не закон, а, на мой взгляд, чистейшей воды святотатство. Я о законе, предлагающем амнистировать дезертиров. Вопрос лишь в том, кто пойдет на переговоры к президенту — родители солдат, погибших на войне, или те, у кого дети попали в плен или пропали без вести?

В середине 90-х был я в командировке в Израиле. Вернувшись, написал статью «Почему израильская армия непобедима». Статья тогдашнему министру обороны Вазгену Саркисяну так понравилась, что статью эту размножили и разослали по всем военкоматам – изучать израильский опыт. А в статье, среди прочего, говорилось, что если сын или дочь — даже по самой уважительной причине — откосили от обязательной военной службы –немало друзей, знакомых, соседей перестают с тобой не то что общаться, даже здороваться. Не служивший в армии гражданин Израиля не имеет права работать в государственных структурах, даже на самых незначительных должностях и, само собой, не имеет права никуда избираться. Вердикт таков – если по состоянию здоровья не в силах служить даже рядовым, то как ты можешь руководить каким-то ведомством , а то и министерством. Иди лечись. Такие же законы Вазген Саркисян хотел видеть и у нас. Не успел…

Передовой опыт, конечно, надо перенимать. Израильский опыт дорогого стоит. Но не менее интересно, как обстоят дела в 720-тысячной армии нашего, как говорили в свое время, вероятного противника.

Перед тем, как сесть писать эту заметку, переговорил с нашими известными тюркологами.

Оказалось, что и там служба в армии — дело почетное. Не служившему турку, пришедшему женихаться, родители девушки могут запросто отказать. Офицерский состав – элита общества, а к генералам обращаются не иначе, как «паша».

Мы же на фоне позорного поражения и тысяч жертв собираемся объявить амнистию дезертирам. Как сказал премьер: «Наша армия сейчас переходит в период глубоких реформ и сейчас мы можем зафиксировать их отправную точку».

Мне же почему-то кажется, что пошла борьба за голоса электората накануне предстоящих выборов. По состоянию на начало апреля число людей, подпадающих под эту амнистию, составляет чуть больше пяти тысяч. Умножаем на четыре (голоса благодарных родных и близких) и получаем двадцать тысяч голосов.

И если именно эти двадцать тысяч голосов поспособствуют победе правящей партии на июньских выборах, то это будет пиррова победа.

Известно, что политик думает о следующих выборах, а государственный муж — о следующих поколениях. Неизвестно, сколько у нас в стране осталось государственных мужей.