Домой Обзор СМИ Охрана иркутской колонии заставляла зэков нырять в выгребную яму. Пытки попали на...

Охрана иркутской колонии заставляла зэков нырять в выгребную яму. Пытки попали на видео

94
0

Охрана иркутской колонии заставляла зэков нырять в выгребную яму. Пытки попали на видео

Ролик опубликовал телеграм-канал правозащитного проекта Gulagu.Net с комментарием о том, что таковы «методы работы оперативников ФСИН».

Правозащитный проект «Гулагу.нет» в своем телеграм-канале опубликовал видео из ангарской исправительной колонии №15, на котором запечатлено, как заключенные по приказу охраны ныряли в выгребную яму.

«Выгребная яма и окунание в канализацию как метод работы оперативников ФСИН. Иркутск, ИК-15», — прокомментировали ролик авторы канала. В кадрах видео отчетливо заметен сотрудник в форме, который находится рядом с ныряющим в выгребную яму заключенным.

Ангарская колония №15 неоднократно фигурировала в новостях в крайне нелестном контексте. Заключенные, отбывающие там сроки, много раз жаловались на пытки. В 2019 году ИК-15 попытались посетить члены совета по правам человека при президенте РФ, но их попросту не пустили внутрь.

В апреле 2020 года в колонии произошел бунт. Он начался якобы из-за того, что один из заключенных был избит охраной и попытался покончить с собой. Узнав об этом, другие заключенные тоже причинили себе вред.

Иркутское областное управление ФСИН, комментируя происходящее в ИК-15, заявило, что осужденные совершили нападение на охранника. После этого заявления ситуация еще больше обострилась, были совершены поджоги, и три здания колонии охватил пожар.

Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) пытались попасть в ИК-15, чтобы разобраться в происходящем, но руководство колонии отказалось их впустить под предлогом объявленного из-за коронавируса карантина.

Бунт был подавлен в ночь на 11 апреля 2020 года. Под завалами, оставшимися после беспорядков, обнаружили тело одного заключенного. Впоследствии появилось сообщение о смерти второго: он был госпитализирован в тюремную больницу Воронежа с переломом позвоночника и скончался от полученной травмы.

По итогам бунта было возбуждено несколько уголовных дел. Более 300 заключенных из ИК-15 перевели в следственные изоляторы Ангарска и Иркутска.

Напомним, в 2014 году в копейской ИК-6 заключенные массово нанесли себе физические травмы, протестуя таким образом против массовых обысков в камерах. Правозащитники предполагали, что надзиратели избили некоторых осужденных, «отметив» таким образом двухлетнюю годовщину предыдущего бунта в той же колонии. Бывший начальник ИК Денис Механов был приговорен к трем годам лишения свободы условно за превышение должностных полномочий и незаконное изготовление оружия. Суд пришел к выводу, что организованная им система поборов привела к бунту в колонии Копейска в 2012 году.

В 2015 году в «Лечебном исправительном учреждении» (ЛИУ) № 3 Нижегородской области взбунтовались туберкулезные больные. Массовые беспорядки, по словам заключенных, были вызваны плохими условиями содержания в колонии, постоянными поборами и избиениями. По факту бунта было возбуждено уголовное дело.

В том же году в ИК-2 башкирского города Салавата произошел массовый бунт заключенных, в результате которого пострадали 23 человека: у них были диагностированы черепно-мозговые травмы, переломы костей, ушибы и ссадины. Было возбуждено уголовное дело о призывах к массовым беспорядкам и дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Впоследствии выяснилось, что заключенные решились на бунт из-за постоянных издевательств «актива» колонии.

Через месяц произошел бунт среди туберкулезных больных, которых содержали в лечебном корпусе, примыкающем к салаватской колонии №2. Они потребовали освободить лидера группы отрицательно настроенных осужденных, который содержится в отряде со строгими условиями содержания. ОНК Башкирии, встретившись с заключенными, пришла к выводу, что все бунты в колонии были срежиссированы с воли.

В 2016 году житель Салавата Владислав Хабиров получил срок в колонии строгого режима по делу о массовых беспорядках в колонии. На момент возникновения бунта он находился на воле и собрал толпу из друзей и родственников заключенных, которые поддерживали бунтовщиков снаружи, у стен ИК.