Интересы Ирана и России на Ближнем Востоке

274

rus140325173930Заработавшая немалые средства на экспорте нефти и газа, но не сумевшая вернуть себе статус индустриальной и технологической державы Россия решила, что настало время продемонстрировать свои позиции в ряде регионов, выходящих за границы постсоветского пространства.

Данный геополитический рывок был нужен не только для удовлетворения амбиций, но и для участия в мировом элитном клубе политиков, а также чтобы не допустить региональной и глобальной блокады.

В 21 веке Россия не имеет никаких шансов приобрести какие-либо преимущественные позиции на Ближнем Востоке, несмотря на снижение активности США и их партнеров в этом регионе. Во-первых, следует понимать, что влияние США на Ближнем Востоке настолько велико, что даже определенное снижение их активности не приведет к созданию вакуума для присутствия других держав. Во-вторых, снижение активности не означает сокращение военного и политического присутствия, а всего лишь подразумевает сброс ответственности на своих партнеров в регионе. И, в-третьих, США, параллельно другим стратегиям, совершают ротацию партнеров и союзников, понимая, что невозможно всегда делать ставку на одних и тех же.

Данная триединая стратегия никак не предоставляет шансы России, которая расшатала свои отношения с государствами Ближнего Востока еще до распада СССР, представив себя как крайне ненадежного партнера. Всем было понятно, что ставка России на Сирию похожа на возобновление дружбы со старым другом, который давно разочарован в ней и вовсе не нуждается в России как в единственном «полюсе». Сирийское руководство неоднократно давало понять представителям западных держав, что рассматривает Россию как ослабевшую державу, которая в будущем не будет способна проводить на Ближнем Востоке долговременную стратегию, опираясь на традиционных, но изменивших свои приоритеты партнеров в регионе.

Но именно на сирийской арене Россия пыталась вернуть расположение Ирана и заручиться поддержкой этого государства в своем прорыве на Ближний Восток. Иран, столкнувшись с фундаментальной неспособностью России придерживаться взятых ранее обязательств по поставкам вооружений и, вообще, сотрудничеству в технологической сфере, воспринимая эту политику России как предательство, вовсе не собирается способствовать осуществлению России ее планов.

Иран дал понять России, что если ее позиция по отношению к Сирии «сторонне дружественная», то сам Иран готов принять участие в войне ради союзнических отношений. А это очень разные уровни рисков и угроз, что не может рассматриваться как идентичный фактор партнерских отношений между Ираном и Россией. Иран предоставил Сирии несколько миллиардов долларов в качестве помощи, а Россия только зарабатывала на поставках вооружений. Практически, сам Иран оплачивал поставки российских вооружений Сирии.

Следует отметить, что Иран, так же, как и Турция и Саудовская Аравия, проводят на Ближнем Востоке вполне самостоятельную политику и не заинтересованы в усилении присутствия внерегиональных держав, даже принимая целесообразность этого, во имя ближних интересов. Показательная дружба с Россией приведет только, к недоверию со стороны многих государств региона, а также Западных государств, в чем всегда были заинтересованы страны Ближнего Востока.

США сейчас вовсе и не пытаются ограничить присутствие России, предоставив решение этих задач самим государствам региона, совершенно правильно понимая, что Россия не имеет серьезных перспектив в этом геополитическом направлении. Амортизированными старыми кораблями, имеющими в Средиземном море один единственный скромный порт для наполнения водой, никого не удивишь и никого не напугаешь.

Создается впечатление, что США нарочито вовлекают Россию в события на Ближнем Востоке, чтобы продемонстрировать фиаско ее усилий и политики. Насколько системна политика США в отношении России на Ближнем Востоке? Возможно, имеется некий согласованный план с их партнерами в регионе, во всяком случае, очевидным стало то, что ни одно из ключевых региональных государств не заинтересовано в длительных отношениях с Россией.

По признанию политических экспертов Египта, Сирии, Ливана, Иордании, особенностью политики России в регионе является то, что она всегда стремится обрести партнеров не только в экономической сфере, но и в направлении деятельности против США и НАТО. Но в этом в регионе никто не заинтересован. Подавляющее большинство государств региона вполне успешно решает свои вопросы с США и их западными партнерами, без излишней драматизации.

Сейчас, по существу, Россия рассматривается как государство-провокатор, которое пытается высмотреть то, чего в действительности в регионе нет. Нет ни одного государства на Ближнем Востоке, которое отвергало бы предложения России в осуществлении экономических проектов, как и в отношениях с любым другим государством Запада и Востока. Но для России такое ограничение во внешних отношениях неприемлемо, и она пытается политизировать отношения.

Важным фактором отторжения России странами Ближнего Востока, в особенности, арабскими странами стало ее сближение с Израилем и практическое оформление российско-израильского стратегического альянса. Арабские и иранские интеллектуалы считают, что Россия была и продолжает находиться под ильным влиянием Израиля и его международной политической и финансовой сети, что подтверждается многими московскими экспертами либеральных взглядов.

Нужно отметить, что данное направление российской внешней политики явилось весьма прагматическим, так как в Москве давно поняли, что в арабском мире ее перспективы вовсе не радужные, а дружба с Израилем приводит ко многим преимуществам. Практически, сейчас, Россия проводит в отношении арабских мир политику по остаточному принципу, то есть, арабам надлежит только то, что останется после соблюдения интересов Израиля. Усилия России по выводу химического оружия из Сирии – главной и последней угрозы для Израиля — стали наиболее убедительным подтверждением ее приоритетов на Ближнем Востоке.

Вместе с тем, наряду с непосредственно «арабским аспектом» в ирано-российских отношениях, Иран рассматривает отношения с Россией исключительно через призму своих отношений с США и Западным сообществом. Приоритеты Ирана определены, и нет никаких препятствий в развитии отношений Ирана с Западом, а игнорирование Ираном интересов России стало фактором его сближения с Западным сообществом.

Позиции Ирана на Ближнем Востоке, как и прежде, весьма сложны и все еще не определены в полной мере. Но Ирану удалось создать функциональный шиитский блок государств и общин, и если ранее США были противниками такого блокирования, то сейчас американцы рассматривают шиитский блок как противовес суннитскому и пытаются проводить политику баланса сил.

В Вашингтоне сильное влияние Ирана в Сирии и Ираке рассматривают как фактор противостояния экспансии Турции и Саудовской Аравии, а также и России. Американцы уверены в этой выверенной своей позиции, и данная стратегия развертывается в полной мере.

Вместе с тем, вовсе не Сирия станет главной ареной решения вопроса, насколько могут быть прочны позиции России на Ближнем Востоке. Такой ареной, несомненно, является Ирак, где роль США и Ирана есть и будет доминирующей. Ирак является главным резервом мирового баланса нефти, и от позиции Ирака зависит влияние тех или иных государств в регионе.

Россия пытается осуществить ряд проектов по добыче нефти в Ираке, но все будут решать США и Иран, которые совершенно не заинтересованы в усилении позиций России в Ираке. Россия не имеет никаких оснований ожидать приобретения новых позиций в Ираке.

Помимо экономических, есть и геополитические проблемы России, связанные с Ираком. Для России Ирак важен как второе по значению шиитское государство, так как Россия, почти не имея шансов на влияние на суннитские страны, надеется на некоторое влияние на шиитский мир. Но даже в Сирии Россия не пользуется доверием со стороны шиитской общины в лице политиков и интеллектуалов, не говоря об Ираке, где отношение в России враждебное.

Сейчас правительство Ирака будет демонстрировать готовность сотрудничества со всеми государствами, но это всего лишь показная политика. Вскоре политика Ирака станет более селективной, и в этой стране не будет серьезного места России.

Если отношения США и Ирана в отношении Ближнего Востока будут сформулированы и сформированы более определенно, то это не может не иметь распространения на другие регионы, прежде всего, на Южный Кавказ и Центральную Азию. Региональную политику Ирана, если его отношения с США получат развитие, обретет универсальный и типический характер, без чего не представимы амбиции Ирана в регионах.

Конечно же, Иран готов пересмотреть свою политику в отношении Черноморско-Кавказского и Центрально-Азиатского регионов, при все большем игнорировании интересов и позиции России.

Игорь Мурадян
«Лрагир.Ам»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here