«Салафитский интернационал» от Багдада до Баку

62

8_66Ближний Восток на грани большой войны

Начинается двухдневный визит генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена в Турцию. В Анкаре он встретится с президентом Турции Абдуллахом Гюлем, премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом, министром иностранных дел Ахметом Давутоглу и министром обороны Исметом Йылмазом. Тема переговоров официально не обозначена, но очевидно, что главными вопросами обсуждения будут события в Ираке торговые центры в хельсинки www.kauppakeskuskaari.fi.

Напомним, что в Ираке боевиками группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) были захвачены город Мосул — административный центр северной иракской провинции Найнава, и город Тикрит — столица провинции Салах-эд-Дин. Представитель ИГИЛ Абу Мохаммед аль-Аднани обратился к боевикам с призывом продолжать наступление, чтобы в Кербеле — город в 100 км от иракской столицы — устроить финальную битву. Этому фактору придается огромное мистическое и политическое значение. 10 октября 680 года в Кербеле произошло сражение между отрядом внука Пророка Мухаммада Хусейна ибн Али и силами халифа Язида Первого из-за отказа Хусейна принести Язиду клятву верности. Многие из убитых в этом сражении были членами семьи Пророка Мухаммада, что привело к разделению между суннитской и шиитской ветвями ислама. При этом лидерами ИГИЛ планируемое «сражение у Кербелы» сакрально соотносится с ходом реальных событий в регионе.

Английский эксперт Майкл Найтс пишет, что атака ИГИЛ на Мосул была тщательно подготовлена на одной из баз на территории Сирии. По его словам, боевиков, атаковавших Мосул, было в 15 раз меньше, чем правительственных войск, которые быстро покинули город. Причин тому множество. Во время пребывания в Ираке США пошли на резкое сокращение иракской армии с расчетом на то, что вновь создаваемые специальные воинские подразделения и полиция окажутся способными самостоятельно обеспечивать безопасность и порядок в стране. По данным американских СМИ, на обучение и вооружение этих силовых структур США потратили 25 млрд. долларов. Сегодня британский политический советник Надим Захави в газете The Telegraph заявляет, что в 2003 году главой американской администрации в Ираке Полом Бремером была распущена иракская армия, в результате чего на улице без перспектив как-то устроиться в жизни оказалось 400 тысяч вооруженных людей. Не удивительно, что они и составили костяк суннитского сопротивления в Ираке, которое сегодня поддерживает ИГИЛ. Более того, действия ИГИЛ воспринимаются как «освободительная миссия». К тому же согласно одному из хадисов, со страны Шама (Дамаска) начнется воссоздание «праведного Халифата, а сам Шам станет центром Ислама».

Положение усугубляется еще и тем обстоятельством, что США в Ираке сделали ставку на шиитское большинство. В дальнейшем попытки Вашингтона объединить все религиозные и этнические сообщества Ирака не увенчалась успехом. Вот почему английские эксперты из The Telegraph Колин Фриман и Кэт Хэйес считают, что «в Ираке интересы масштабного повстанческого движения суннитов сливаются с задачами ИГИЛ, что способно радикально изменить характер возникающего нового движения». К тому же с поддержкой тех же американцев курды на севере страны смогли добиться значительной автономии. Вот почему вопрос о возможных сценариях развития ситуации в Ираке является одним из наиболее трудных: крайняя сложность внутриполитической ситуации в стране, разные позиции политических и конфессиональных сил по принципиальным, основополагающим проблемам устройства иракского государства и его будущего, фактор внешних «игроков».

По ходу развития уже сирийского кризиса США и Турция негласно вступили в альянс с лидерами некоторых близкими к «Аль-Каиде» суннитских группировок, с помощью которых рассчитывали нанести удар по Дамаску. Теперь суннитская группировка ИГИЛ наносит удар по иракскому режиму Аль-Малики, который является их союзником. «Это иллюстрация полного провала авантюры, которую затеяли прежде всего США и Великобритания, и которую они выпустили из-под контроля окончательно», — так оценил ситуацию глава российского МИД Сергей Лавров. Но сегодня речь, прежде всего, должна идти о грамотной политической диагностике сложившейся ситуации, от чего напрямую зависит принятие практических решений.

Государственный секретарь США Джон Керри заявил, что «нынешние события в Ираке представляют собой угрозу не только самому Ираку и всему региону, но и США и Европе и всему миру». В этой связи президент США Барак Обама «создал группу экспертов для рассмотрения создающейся в Ираке ситуации и выработке ответных шагов со стороны Соединенных Штатов». Аналогичным образом стал действовать и Лондон. Государственный секретарь по международному развитию Великобритании Жюстин Грининг сообщила, что в Ирак для «оценки ситуации» была отправлена специальная команда. И это тогда, когда еще в августе 2013 года министр иностранных дел Ирака Хошияр Зебари в интервью газете «Аш-Шарк аль-Аусат» заявлял, что «продолжение сирийского кризиса серьезно влияет на ситуацию в области безопасности в Ираке и ряде соседних стран». Он призывал НАТО обратить внимание на то, что «Исламское государство Ирак и Леванта» стало единым фронтом, содержащим террористические организации, включая «Аль-Каиду», «Фронт Аль-Нусра», и на то, что «в течение короткого периода времени Ирак принял почти 43 тысячи сирийских беженцев». Более того, Зебари говорил, что «ситуация с безопасностью в Ираке не является стабильной из-за непрекращающихся террористических атак», и что «все важные вопросы находятся в подвешенном состоянии, а политические вопросы не урегулированы», что страна стала «проваливаться в глубину радикальной топи», оказавшись в метрах от распада. Но именно в такой момент Анкара прошла на заключение с Эрбилем в обход Багдада сепаратного многолетнего энергетического соглашения, что еще более усугубило ситуацию в Ираке. Вслед за этим началось выступление ИГИЛ.

Что дальше? Генсек НАТО завил, что НАТО не намерена вмешиваться в ситуацию в Ираке: «я не вижу роли НАТО в Ираке, у нас нет мандата». В свою очередь министр обороны США Чак Хейгел принял решение направить авианосец George Bush в Персидский залив, что «даст дополнительные возможности в случае, если для обеспечения безопасности американских граждан и интересов в США потребуются варианты с военными действиями». Но днем ранее президент США Барак Обама однозначно дал понять, что не намерен «вновь направлять войска в Ирак для участия в боевых действиях против террористов». Свою помощь в борьбе с экстремистами Багдаду предложил Иран в лице президента страны Хасана Роухани.

Но пока все внешние игроки выжидают. Конечно, подобная ситуация не может длиться бесконечно долго, если в Багдаде не произойдет «чудо» и на политической арене не появится мощная политическая сила во главе с влиятельными и авторитетными лидерами, которые окажутся в состоянии стабилизировать положение в Ираке и сохранить единство страны. Такое маловероятно. В случае вмешательства в ход событий члена НАТО Турции или Ирана, можно будет считать «большую войну» на Ближнем Востоке с свершившимся фактом, когда, как пишет итальянская газета Corriere della Sera, «глобальные сценарии станут накладываться на сценарии региональные». Не исключено, что США преподнесут провозглашение независимости Иракского Курдистана как само собой разумеющийся факт, что затронет, с одной стороны, национальные интересы Турции, Сирии и Ирана, с другой — неизбежно приведет к формированию так называемого «салафитского интернационала», сфера деятельности которого будет распространяться от Багдада до Баку.

Можно по-разному относиться к высказываемым председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля, но его анализ складывающейся ситуации в регионе Большого Ближнего Востока выглядит интригующим и заслуживающим внимания: «Угроза ИГИЛ взять Кербалу мотивирована тем, что она больше может подтолкнуть иранцев на активные действия. Создание Курдистана выглядит совершенно очевидным шагом со стороны США. Я думаю, что американцы сегодня будут сводить счеты со всеми политическими структурами и силами в евразийском пространстве, которые бросили им вызов в период подготовки нападения на Ирак. Одной из таких политических структур является исламское движение Турции под руководством премьер-министра Турции Эрдогана, который, с одной стороны, уступая давлению, шел на компромиссные шаги, но, тем не менее, до самого конца так и не создал «зеленую улицу». И, что немаловажно, это очень сильный рычаг давления на Южный Кавказ. Хочу также заметить, что и в Азербайджане есть неточное и неверное представление о том, что шиизм сконцентрирован почему-то в Иране, и ассоциируется он именно с иранским специфическим своеобразием. Сердце шиизма всегда было в арабском Ираке. Надо ждать большой войны».

Очевидно, что на Большом Ближнем Востоке конфигурация сил и акторов очень непроста. В этом регионе существуют также различные группы интересов, выходящих за пределы конфессионального измерения. Так что главные события еще впереди.

Станислав Тарасов
Источник: ИА REX

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here