У Армении есть еще шансы

70

9814Новый смысл политики США на Ближнем Востоке.

Саудовская Аравия, влиятельные суннитские государства и различные транснациональные суннитские организации, чрезвычайно озабоченные неотвратимыми процессами сближения США и Ирана, принятием США новой политики в отношении Сирии, предпринимают усилия по радикальному изменению границ и сфер влияния на Ближнем Востоке, направленных на ограничения сфер влияния ирано-шиитского мира.

Политика США, направленная на соблюдение баланса сил между суннитскими и шиитскими государствами, привела к усилению Ирана и его партнеров в регионе, что стало реальной угрозой и фактором дезорганизации суннитских стран, а также и прежде всего политической шиитизации Сирии, Ирака, Ливана, возможно, некоторых государств Персидского залива.

Суннитские лидеры справедливо считают, что арабский мир под угрозой, так как по происхождению шииты Ирака – иранцы, а Сирии и Ливана – потомки европейцев.

Наряду с Саудовской Аравией сильные опасения испытывает и Турция, так как к неприятностям и провалу ее политики в Сирии и Ираке может присовокупиться и курдский фактор, который, независимо от актуальной ситуации, в Анкаре рассматривали как составную часть иранского фактора.

Сирия и Ирак в последние дни стали ареной новой масштабной экспансии так называемого радикального исламизма, что не может не привести к ускорению американо-иранского сближения, о чем сделал определенное заявление президент Ирана Х.Роухани. Но к чему приведет этот уже военный альянс, когда шииты, несомненно, одержат победу? И на что рассчитывает Саудовская Аравия – одно из тех государств Ближнего Востока, которое характеризуется тщательной разработкой стратегий?

Видимо, происходит игра с целью добиться перекройки региона именно в соответствии с концепцией США – обеспечение шиитско-суннитского баланса сил в регионе. Саудовцы очень хорошо понимают, что оккупация такой страны, как Ирак, невозможна, а победить Сирию в войне также не имеет перспектив. В результате политика США на Ближнем Востоке получит более понятные акценты: если Турция — это бывший партнер США, Саудовская Аравия – нынешний партнер, то Иран — это партнер будущего. А скорее, уже и не будущего.

В интересах противников сближения США и Ирана

Разведывательные службы западных государств всегда были уверены, что они жестко удерживают под контролем оппозиционные иранские военно-политические организации, базирующиеся в Ираке, а также в странах Европы. Вместе с тем, часть данных организаций теперь ориентируются на «третьи» страны, а в последние годы возникли новые группировки, с вполне определенными целями, в том числе, и по свержению правящего режима в Иране.

Государства, не заинтересованные в сближении США и Ирана, не могут не обратить внимание на данные (более-менее) автономные группировки, которые нуждаются в финансовой и организационной поддержке. Ни для кого не секрет, что к числу этих государств относятся, прежде всего, Саудовская Аравия, Израиль, Турция, Россия. При этом, наиболее реально представляется координация усилий между Израилем и Россией, чье сотрудничество для обеих сторон может быть наиболее предсказуемым и эффективным.

В последнее время в политических и экспертных кругах Ливана и Иордании бытует мнение о том, что иранские оппозиционные организации, в соответствии с полученными директивами, ставят себе целью атаки на американские официальные и частные объекты и лиц на территории ряда стран Большого Ближнего Востока.

Евразийский союз – инструментарий Турции

Россия, оказавшаяся в международной изоляции и блокаде, стала объектов экспансии и вымогательства даже небольших соседних государств. Россия ослабевает и утратит многие позиции в ближайшем будущем, и ее стали доить и шантажировать все, кому угодно. И, конечно, столь экспансионистское государство, как Турция, не упустит возможности заявить о своих претензиях в Евразии.

Казахстан — это только предупреждение русским, что теперь придется считаться на евразийском пространстве с Анкарой и во многом согласовывать с ней усилия и условия новой игры.

России было продемонстрировано, что Армении не место в пророссийских политических блоках. Россия осуществила сервис Азербайджану и Турции, не допустив ее интеграции с Европейским Союзом, а теперь Турция не допускает ее полноценного соучастия в Евразийском союзе. Инцидент на нахичеванском участке границы также подчеркивает данные цели Турции и Азербайджана. При этом, Москва даже «не имеет права» быть информированной о данных инцидентах и не имеет мнения по этому поводу.

СССР в 20-х годах уже, по существу, создавал Евразийский союз, в рамках которого было создано пять тюркских республик, ставших затем суверенными государствами. Турция ожидала распада русской советской империи 70 лет, сейчас она ждать не собирается. В последние два–три десятилетия существования СССР Москва не могла не принимать в расчет данную геополитику в отношениях с Турцией, что, в какой-то мере, имело место на всем протяжении существования СССР.

Создав Евразийский союз, Россия создала мощный рычаг давления со стороны Турции, по существу, именно Турция станет дирижером этого блока и, несомненно, будет оказывать сильное влияние на Россию с помощью данного объединения. Какие-либо надежды некоторых «заумных» деятелей в Москве на сближение России с Турцией именно вследствие образования Евразийского союза вполне возможны, но только в формате возрастания зависимости России от Турции.

Даже в части формальных задач как страны-члена НАТО Турция обязана воспользоваться образованием российско-тюркского блока, но на деле логика поведения Турции будет совершенно другой и заключаться не в выполнении сервиса для НАТО, а в выстраивании своих позиций и реализации своих интересов.

Вместе с тем, США и НАТО заинтересованы в отвлечении Турции от Ближнего Востока и Европы, включении ее в проекты евразийского свойства. Турция не приемлет понятия «подталкивания» и старается вполне самостоятельно выстраивать свою внешнюю политику. Сейчас Турция имеет все возможности проводить классическую политику балансирования и лавирования между Россией и Западом, но на этот раз, в нынешних политических условиях, «проевразийский» курс совершенно не волнует Запад.

Напротив, на Западе понимают, что любая экспансия Турции в направлении Евразии, так или иначе, приведет к усилению конфронтации с Россией. При этом, Россия будет вынуждена уступать Турции на всех ожидаемых направлениях.

Турция получила мощные рычаги воздействия на Россию – Евразийский союз. Такова логика и результаты самообмана русских на пути формирования ее евразийской политики. Армения уже получила и еще получит то, что соответствует интеллектуальному развитию ее политических руководителей. Но все еще имеется надежда на скорейший распад этих дегенеративных пророссийских политических структур. Это явно не по силам России, даже в столь ограниченном геополитическом формате.

Почему не Болгария?

США твердо решили сделать ставку на Румынию в формировании «Третьей силы» в Черном море, для исключения доминирования как России, так и Турции в этом регионе. Стратегия «двойного сдерживания» и ее составная часть «Третьей силы», несомненно, получила подтверждение, и, что особенно важно, накануне саммита НАТО (сентябрь 2014) США демонстрируют, что не имеют намерений чрезмерного привлечения Турции к осуществлению задач по сдерживанию экспансии России. То есть, США не заинтересованы в каком-либо формате сближения с Турцией по актуальным вопросам.

При этом, США уже совершенно не опасаются сближения Турции и России и в каком-то смысле, возможно, допускают это, так как при этом усиливается кризис в отношениях между Турцией и НАТО. Это довольно сложная, но, видимо, хорошо разработанная задача США, которая должна привести к «легитимности» и обоснованию на арене НАТО усиления военного присутствия США и их партнеров по альянсу в Черном море, против чего столь решительно протестуют и Россия, и Турция.

При этом, из числа «базовых» партнеров исключается Болгария, несмотря на ее членство в НАТО. Болгария рассматривается в Западном сообществе как распадающееся государство, испытывающее острый демографический кризис и не испытывающее заинтересованности в военном строительстве, достаточно нестабильное. Кроме того, Болгария все более подпадает под вассальную зависимость от Турции, а также согласно на любые сделки с Россией, ради экономических преимуществ, причем, большей частью несущественных.

Вместе с тем, современные отношения с Россией, прежде всего, в энерго-коммуникационной сфере демонстрируют, что Болгария не может рассматриваться как надежный партнер, и для нее нет серьезных обязательств в международном аспекте. Болгария, несмотря на то, что в обеих мировых войнах воевала на стороне противников России и стала членом Европейского Союза и НАТО, рассматривается как ненадежный партнер Запада, когда речь идет об интересах России.

В Болгарии продолжает оставаться значительная часть общества, симпатизирующего России, причем, совершенно необоснованно с точки зрения актуальной политики. На Западе справедливо считают, что Болгария не сумеет отвернуться от исторического факта относительно того, что 200 тысяч русских солдат погибло за освобождение ее от османского ига. Для логики Запада это обстоятельство не имеет не плюса, ни минуса, это просто факт. С таким имиджем Болгария не может рассматриваться как вполне надежный партнер НАТО, даже в части обеспечения логистики. (У болгар не хватило духа даже признать геноцид 1915 года, что это страна).

Вместе с тем, Румыния – 23-миллионное государство, не испытывающее демографического кризиса, сумевшее преодолеть экономический кризис, с большим энтузиазмом занимающееся военным строительством, а главное – имеющее геополитические претензии, прежде всего, в отношении Бессарабии и Черного моря. США и Румыния договорились о воссоздании военно-морского флота и военной авиации, а также в части военного базирования на черноморском побережье. Конечно, одной Румынии мало, но при участии Украины и Грузии в стратегии США и НАТО, в Черном море Румыния становится важнейшим фактором формирования «Третьей силы».

На протяжении 3–4 лет «Лрагир» неоднократно публиковала аналитику по Румынии, пытаясь привлечь внимание к будущим преимуществам этой страны в политике США и НАТО в Черном море, а вернее, в Черноморско-Кавказском регионе. В нынешних условиях и в перспективе, развитие участия Румынии в стратегии «двойного сдерживания» и «Третьей силы» — практически единственный выход из блокады Южного Кавказа в европейском направлении.

Игорь Мурадян
«Лрагир.Ам»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here