Как Хиллари Клинтон уговаривала Налбандяна выйти из гостиничного номера

315

214095Вышедшая на днях новая книга Хиллари Клинтон «Трудные решения» наводит на мысль о том, что она была архитектором армяно-турецких протоколов. Об этом пишет армяно-американская газета «Asbarez».

В своей книге Клинтон утверждает, что политика Турции «ноль проблем с соседями» стала окном, через которое США смогли добиться оттепели в турецко-армянских отношениях с надеждой на открытие границы и начало дипломатических отношений между двумя странами. Она отметила, что «сторонники жесткой линии в обеих странах неумолимо выступали против компромисса и оказывали немалое давление на правительство каждой страны, чтобы не пойти на сделку». Клинтон назвала вопрос Геноцида армян, за признание которого она выступала в ходе своей неудачной президентской кампании, «эмоциональным конфликтом» между Турцией и Арменией.

Клинтон также рассказала иную историю о том, что произошло в Цюрихе 10 октября 2009 года во время официального подписания протоколов между Турцией и Арменией. «9 октября я полетела в Цюрих, чтобы засвидетельствовать подписание соглашения вместе с министрами иностранных дел Франции, России и Швейцарии и Верховного представителя ЕС. На следующий день я вышла из отеля и направилась в Цюрихский университет на церемонию. Но возникла проблема. Налбандян, министр Армении, уклонялся. Он беспокоился о том, что Давудоглу планировал сказать при подписании, и вдруг стал отказываться выехать из отеля. Казалось, многомесячные тщательные переговоры могли провалиться. Мой кортеж развернулся и помчался обратно в цюрихскую гостиницу «Dolder Grand Hotel». Пока я ждала в машине, Фил Гордон поднялся наверх вместе с ведущим швейцарским переговорщиком, чтобы найти Налбандяна и взять его на церемонию подписания. Но он не сдвинулся с места. Фил спустился вниз, чтобы сообщить об этом, и сел ко мне в машину, которая была припаркована позади отеля. Я начала обзванивать. По одному телефону я позвонила Налбандяну, а на второй линии был Давудоглу. Мы обсуждали в течение часа, пытаясь преодолеть расхождение и уговорить Налбандяна выйти из своей комнаты. «Это слишком важно, это должно быть показано, мы пошли слишком далеко»,– сказала я им»,– рассказывает Клинтон.

Она добавляет: «В конце концов я пошла наверх, чтобы поговорить с Налбандяном лично. Что, если мы просто отменим выступления на мероприятии? Подпишите документы, не делайте никаких заявлений и уходите. Обе стороны согласились, и Налбандян наконец появился. Мы пошли вниз, и он сел в мой седан, чтобы поехать в университет. Прошло еще полтора часа с заверением в поддержке и выкручиванием рук, пока их не заставили выйти на сцену. Мы опоздали на три часа, но по крайней мере мы были там. Мы провели ускоренную церемонию подписания, а затем с огромным чувством облегчения все ушли как можно быстрее. На сегодняшний день ни одна из стран не ратифицировала протоколы, и процесс застопорился. Однако на конференции в декабре 2013 года министры иностранных дел Турции и Армении встретились в течение двух часов, чтобы обсудить, как двигаться вперед, и я все еще надеюсь на прорыв»,– отмечает Клинтон в своей книге.

Тем не менее, она явно заявила, что целью протоколов и других инициатив на Кавказе необязательно было достижение мира, а, скорее, продвижение интересов США. «Конфликт на Кавказе вызывает проблемы для наших планов по доставке через трубы среднеазиатского природного газа на европейские рынки, чтобы уменьшить их зависимость от российских энергоносителей»,– пишет Хиллари Клинтон.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here