Политолог: “В процессе вступления в Таможенный союз НКР может сыграть как конструктивную, так и гибельную роль”

98

55091Армения вступает в Таможенный союз, между странами-членами которого установлены очень тесные отношения. Будет ли РА совместима с этими странами в одном союзе?

Я бывал в странах, являющихся учредительными членами Таможенного союза, и могу сказать, что в цивилизационном плане Армения далека от этих стран и имеет с ними мало общего. Мы должны четко осознавать, что вступаем в союз, в котором вынужденно должны быть партнерами союзников и друзей стран, являющихся нашими врагами. В данном случае Казахстан открыто высказывает свою позицию по нагорно-карабахскому конфликту, что отразилось также в заявлении Назарбаева. С другой стороны существует фактор Беларуси. Лукашенко неоднократно получал финансовую помощь от Алиева. Мы интегрируемся в группу, в отношении которой нельзя гарантировать, что страны, являющиеся нашими врагами и противниками, в дальнейшем не присоединятся к ней. Вместе с тем не надо забывать, что с этими же государствами мы имеем общее историческое прошлое и опыт мирного сосуществования. Думаю, акцент нужно делать на общностях и пытаться укрепить их. В данном случае поучителен опыт стран Евросоюза. И хотя страны-члены ЕС имеют цивилизационную общность, однако во время мировых войн в частности Германия и Франция были врагами, а сейчас они довольно успешно сотрудничают. В нашем случае основным препятствием являются цивилизационные различия, но если нам удастся установить эффективное экономическое сотрудничество, они могут быть отодвинуты на второй план.

Есть ли для Армении альтернатива, если ее основной союзник, Россия, продает оружие Азербайджану, а остальные страны занимают четкую позицию?

Альтернатива есть всегда, однако вопрос в том, какую цену мы бы заплатили за выбор альтернативы. Например, мы могли бы пойти по пути соседней Грузии, но исходя из ее опыта осознавали, что можем потерять Арцах. Поэтому я думаю, что в данный момент альтернативы в интеграционных процессах нет. С точки зрения экономического, военного сотрудничества и безопасности Армения настолько зависит от России, что не смогла бы занять нейтральную позицию и выполнять роль моста между ЕС и ТС. В данном случае нашей альтернативой должно быть создание демократической, стабильно развивающейся страны с мощной экономикой, которая не будет выступать в роли зависимого и подчиняющегося государства, а в соответствии со своим потенциалом сможет диктовать определенные условия в различных структурах, заставит считаться со своим мнением и интересами. Все это зависит не от желания сверхдержав, а от воли нашего народа и решительности политической элиты.

В этом случае власти Армении для того, чтобы показать свою решительность, возможно, должны были более жестко отреагировать на заявление Назарбаева. Ни одному президенту страну не пристало выполнять роль глашатая президента другой страны и зачитывать его письмо. Особенно в случае с Азербайджаном, который не является кандидатом на вступление в Евразийский экономический союз. Здесь еще раз проявляется тесное сотрудничество Казахстана, Азербайджана и Турции. В этом контексте заявление апологета идеологии пантюркизма Назарбаева было вполне ожидаемо. Думаю, Армении следовало напомнить Назарбаеву, что он является принимающей стороной, а не пресс-секретарем Алиева. В этом случае в неловком положении оказалась бы казахская делегация.

Какую роль будет играть НКР в процессе интеграции в ТС?

В этом процессе НКР может играть как конструктивную, так и гибельную роль. Не секрет, что в конце 80-х годов Карабах стал одним из первых очагов, способствовавших процессу развала СССР. Разрешение карабахского конфликта в ущерб армянству может нанести ответный удар по ТС, а карабахский фактор может стать той щепкой, которая сломает хребет верблюда, создающего другой крупный российский политический блок.

На Ваш взгляд, каким будет возможный статус НКР в рамках ТС?

Перед тем, как затронуть вопрос НКР, отмечу, что здесь также применяются двойные стандарты. Например, Крым будет интегрирован в союз как неотъемлимая часть РФ. Перспективы оказаться в зоне Евразийского экономического союза имеют также Абхазия и Южная Осетия. Но НКР это не касается. НКР не будет интегрирована в Таможенный и Евразийский экономический союзы. Со стороны НКР и РА официально заявляется, что между двумя республиками не может быть таможенной границы. Получается, что между НКР и РА не будет таможенного пункта, однако Арцах официально не станет членом ТС. Эта ситуация чревата для нас довольно опасными последствиями. Любая неопределенность статус оставляет внешним силами большое место для маневрирования. Поэтому во избежание в дальнейшем серьезных проблем Армения должна в ходе закулисных переговоров получить гарантии для Арцаха. В частности, мы должны быть убеждены в том, что Арцах не станет кнутом, который будети применяться против нас, и пряником для Азербайджана. Возможной положительной стороной для НКР может стать то, что производимые здесь товары посредством РА могут реализовываться в странах ТС. Тем не менее, вопрос Арцаха, как дамоклов меч, будет постоянно висеть над внешней политикой Армении, если в интеграционных процессах РА не получит гарантии в отношении НКР.

Представители ЕС отмечают, что Армения была вынуждена принять решение о вступлении в ТС. Армения часто рассматривается как продолжатель политики РФ. С другой стороны ЕС заявляет о продолжении сотрудничества с РА. На Ваш взгляд, как ЕС относится к Армении?

ЕС довольно быстро отказался от Армении и смирился с тем выбором, о котором было заявлено 3 сентября, чего нельзя сказать об Украине. Безразличие ЕС к решению Армении говорит о том, что для них наш выбор был более чем ожидаем. Но мы можем с уверенностью говорить о том, что в ряде сфер ЕС не прекратит сотрудничество с Арменией и будет оказывать содействие гражданскому сектору. Для ЕС Армения будет представлять важность не в плоскости двусторонних отношений, а на региональном уровне. Исходя из принятой в 2003 году своей Стратегии безопасности ЕС будет продолжать осуществлять в регионе ряд программ, от чего Армения может только выиграть. Необходимо учитывать еще одно обстоятельство: таможенной границей ЕС с Таможенным и Евразийским экономическим союзами фактически станет армяно-турецкая граница, поскольку Турция входит в таможенное пространство ЕС, а Армения скоро станет членом ТС. Поэтому в дальнейшем ЕС и Россия будут заинтересованы в урегулировании армяно-турецких отношений и открытии границы.

Можно ли сделать вывод о том, что в РА будет осуществлена двухслойная интеграция, поскольку на политическом уровне РА будет в составе ТС, а поддержку общественным слоям оказывает ЕС?

ЕС, несомненно, будет продолжать осуществлять в Армении свои программы. Но общество – это все население нашей страны. Широкие гражданские массы будут постоянно выступать против ограничивающего российского влияния и продолжать свою борьбу. Не будем забывать, что в свою очередь значительная часть нашего общества довольна решением о вступлении Армении в один союз с Россией. Нам необходимо понять, какая часть гражданского общества хочет идти по европейскому пути, а какая ратует за это исходя из своих грантовых обязательств. Выражающий обеспокоенность общественный слой попытается продолжать борьбу, не желая мириться с мыслью о том, что в международных отношениях Армения будет играть роль придатка России.

Не приведет ли это к дальнейшему углублению конфликта власть-общество?

Думаю, если бы такой конфликт был, то он бы в первую очередь проявился после сделанного 3 сентября заявления президента Саргсяна. Армянское общество довольно терпимо относится к внешнеполитическим процессам страны. Приспособляемость общества, на мой взгляд, обусловлена внешними угрозами и в частности вопросами безопасности, поскольку мы имеем на границе врага, который в любой момент ждет дестабилизации политической ситуации внутри страны. В целом, мы, армяне, довольно конформистская нация, что проявляется не только в Армении, но и в Диаспоре.

Какие перспективы есть у Армении в сложившейся ситуации?

Осознавая, какую окончательную внешнеполитическую ориентацию выбрала Армения и с какими странами мы собираемся войти в один блок, необходимо добиться того, чтобы наша дипломатия была максимально гибкой. Мы также должны попытаться использовать те возможности, которые предоставит нам Таможенный союз. В отличие от зоны свободной торговли, где государства не лишены возможности проводить самостоятельную внешнеэокномическую политику, в ТС внешняя торговля Армении будет обусловлена условиями, принятыми внутри этой организации. Но пока рано говорить о том, что нас ждет – прогресс или обратный процесс.

Политолог Ашот Маркарян

Hetq.am

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here