Баку и русский «политический десант»

63

48866_srcНакануне объявленного визита главы МИД России Сергея Лаврова в Баку, бакинские эксперты и политики впадают в аналитический экстаз. Так политолог Мубариз Ахмедоглу заявляет, что «в настоящее время не надо искать напряженности в этих отношениях» и подчеркивает, что «проармянские силы в России многократно пытались внести деструктивные моменты в азербайджано-российские отношениям, они не достигли своих целей». И далее: «Сегодня в регионе начались новые процессы, особенно в Украине, Абхазии и в Сирии, также существует опасность распространения опасных тенденций на Северный Кавказ. В России присутствует серьезное беспокойство на этот счет, и именно Азербайджан является одним из самых близких союзников России в данном вопросе». К этому перечню проблем следовало бы добавить протестное движение в Турции, плохую погоду в Москве или продолжающийся мировой кризис, что по предложенной логике, превращает «Азербайджан в одного из самых близких союзников России». Говоря же о возможностях урегулирования карабахского конфликта, то политолог «не исключает», что «в рамках визита Лаврова в Баку со стороны официальной Москвы прозвучат резкие заявления в адрес Армении», о том, что «армяне должны освободить оккупированные территории Азербайджана». После этого «Азербайджан откроет коммуникации в Армению».

С какого потолка берутся такие суждения непонятно. Москва является одним из сопредседателей в Минской группе ОБСЕ по Карабаху, и ее действия на этом направлении носят согласованный с другими сопредседателями характер. Тем более, что недавно Франция заявила о своих каких-то «новых предложениях» по урегулированию конфликта, но в формате Минской группы ОБСЕ предложила в Париже провести саммит Алиев — Саргсян. Тем не менее, депутат Милли Меджлиса Фазаиль Агамалы уверяет, что «ключ урегулирования нагорно-карабахского конфликта находится у России». «Российские военные контролируют военные подразделения на армяно-азербайджанской границе, — отмечает Агамалы. — Потому достаточно одного слова России, чтобы без всяких выстрелов освободить наши земли. Однако, Россия этого не делает, поскольку у нее на Кавказе существуют другие стратегические интересы. За этим стоят Таможенный и Евразийский союзы».

В свою очередь политолог Эльман Насирли уверен, в том, что существует фактор «обеспокоенности армянской стороны» в связи с тем, что в лексиконе московских политиков применительно к Азербайджану используется термин «стратегическое партнерство». Москве давно пора отказаться от такого слогана, поскольку в Закавказье у нее единственный стратегическим партнером является Армения, как член ОДКБ и потенциальный участник Таможенного и Евразийского союзов — форматов, на уровне которых действительно возможно выстраивание какой-либо стратегии совместных действий. Применительно к Азербайджану можно говорить о двухсторонних партнерских отношениях в разных сферах. Тем не менее, политолог выстраивает любопытный политический силлогизм, из которого следует, что «актуальность и значение Азербайджана для России возросли на фоне потери ею Украины», и поэтому «это может выявить новые реалии в деле нагорно-карабахского урегулирования».

Относительно объективное объяснение происходящих процессов в российско-азербайджанских отношениях дает политолог Зардушт Ализаде. «А нам это надо? -задается он вопросом.- Интеграция в ЕС или же в Евразийский союз? Что мы там такого потеряли, что не можем найти?». По его мнению, во время визитов в Азербайджан Лаврова и других высокопоставленных российских чиновников, «будут обсуждаться в основном вопросы, связанные с углеводородной политикой — поставками нефти и газа, вопросы интеграции в Евразийский или в Европейский союз». Кроме того, Ализаде полагает, что повестке дня «будет находиться и вопрос урегулирования карабахского конфликта, который по большому счету теряет свою актуальность».

Что тогда актуально для Азербайджана? Американский аналитик и журналист Карл Радер считает, что «отказ от реальных реформ в таких странах, как Азербайджан, рискует постепенным затуханием политической системы или даже распадом государства». Комментируя недавнее заявление посла США в Азербайджане Ричарда Морнингстара о том, что «правительство Азербайджана немонолитно», и что «в правительстве есть такие, кто хотел бы подорвать отношения между США и Азербайджаном и осложнить присутствие западных организаций», Радер констатирует: «Морнингстар не был особенно откровенен в вопросе прав человека во время работы послом». Эту мысль любопытно развивает Ализаде: « Возможно, Европа и пожелала бы, чтобы кто-то из оппозиции в Азербайджане находился у власти, но ресурсов реализовать соответствующий план. Люди, которые исключительно якобы прозападно настроены, на самом деле являются феодалами по поведению и менталитету. Им кажется, что чем больше они будут часто выкрикивать «Запад», «европейские ценности», тем больше у них будет шансов получить какие-то политические дивиденды в обществе. Но они ошибаются, потому что у большой части населения имеется глубокий скепсис по этому поводу. И, пожалуй, самое главное: готова ли сама Европа видеть Азербайджан в своих рядах? Этой готовности пока нет. Они уже поняли, что из себя представляет наш народ, общество, оппозиция. Они также понимают, что существуют очень глубокие противоречия между нашими характерами, уровнями развития. Азербайджанские националисты настолько маргинальны, слабы и примитивны, что политически из себя ничего не предоставляют».

Теперь вновь вернемся к американскому аналитику Радеру. Он относит руководителя администрации президента Азербайджана Рамиза Мехтиева к категории «главы русской партии», поскольку «имеет глубокие личные и профессиональные связи с бывшим Советским Союзом , можно предположить, что выступают за более тесные отношения с Россией, чем другие советники президента Алиева». Радер отмечает, что «политика Обамы на Кавказе вызывает у него недоумение». Вашингтон «отложил этот регион в долгий ящик». То, что сейчас Белый Дом стал остро реагировать на проблемы по вопросам прав человека в Азербайджане, видимо, связано с попытками подавления или нейтрализации «партии Мехтиева». Тогда логичным выглядит и подготовка для высадки в Баку «русского политического десанта, который может только создать руководству Азербайджана так называемый «лаг распознавания», когда перед ним обозначат варианты возможных дальнейших действий.

Но в принципе этот лаг может быть отрицательным, если соответствующие политические действия начались еще до его возникновения. Когда последовало сообщение, что азербайджанское посольство в Киеве опровергает информацию о поддержке позиции России по Украине Парламентской ассамблеи ОБСЕ, которую пообещали в парламенте Азербайджана, стало очевидно, что руководстве этой страны на украинском направлении ведется борьба.

Как события в Украине могут повлиять на Азербайджан? По этому поводу Радер считает, что «в будущем Россия может финансировать кандидатов в президенты , чтобы бросить вызов династии Алиева. Это — гипотеза. Что может быть в реальности? Слово российскому политологу, руководитель аналитического агентства «Alte et Certe» Андрею Епифанцеву: «К сожалению, я не вижу действительно серьезного сближения между Россией и Азербайджаном и причина этого в том, что, так уж получается, что наши стратегические интересы во многом расходятся. Это касается и направлений геополитической интеграции, и конкуренции в области добычи, и транспортировки углеводородов, и взглядов на урегулирование ряда территориальных конфликтов, и многого другого. Наметившееся улучшение отношений приятно, но оно не отменяет всего вышеизложенного. И опасения правящей элиты страны в связи с тем, что Запад, по примеру того, что он сделал на Украине, может приложить усилия по активизации оппозиции, в том числе и в вопросе прав и свобод человека, что является слабым местом нынешнего азербайджанского государства, и о многом другом. Главное все же в том, что это улучшение не снимает главных противоречий, и потому, к сожалению, вряд ли стоит ожидать в этом вопросе качественного прогресса».

Если же возвращаться к перспективам карабахского урегулирования, то, на наш взгляд, ситуация здесь заметно осложнилась. Предложение американского сопредседателя в Минской группе ОБСЕ о необходимости возвращения Азербайджану семи районов вокруг Карабаха провисает, как и акцент на миротворческие силы. Похоже, что прав Епифанцев, когда предполагает, что «Киев будет вынужден прекратить активную фазу военной операции, и стороны войдут в период, аналогичный тому, что Карабах, Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия прошли после окончания своих войн – в фазу укрепления непризнанной государственности». Должно быть, именно к этому стремился Азербайджан, когда поддержал в ООН антироссийскую резолюцию по Украине.

Станислав Тарасов
Источник: ИА REX

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here