Почему рост заболевших Covid-19 растет, но смертность падает?

83

Почему рост заболевших Covid-19 растет, но смертность падает?В ситуациях с коронавирусом в России и в США много общего: сейчас открываются кафе и магазины, отменяют масочный режим. Но все ли так оптимистично, как кажется на первый взгляд? Мы перевели статью журналиста Дилана Скотта о том, почему обновленные данные могут ввести нас в заблуждение и почему забывать об опасностях Covid-19 пока рано.В новых всплесках коронавируса в США многое остается под вопросом: заболеваемость растет, но в стране наблюдается самый низкий уровень смертности с момента начала пандемии. Чтобы заметить несоответствие в цифровых показателях, не нужно быть специалистом: 3 июля в США выявили 56 567 новых случаев заболевания Covid-19 — значение рекордно высокого уровня. В тот же день было зарегистрировано 589 новых смертей, что, в свою очередь, говорит о продолжительном и постепенном снижении смертности. Таких низких показателей не было с конца марта.Когда люди наблюдают за этими противоречивыми тенденциями, возникает вопрос: если количество смертей не увеличивается вместе со случаями заболевания, то почему нельзя перейти к следующему этапу выхода из карантинных мер? В конце концов, многочисленные блокировки режима самоизоляции принесли огромные потери как в денежном эквиваленте, так и в вопросе психического здоровья людей. Если смертность уже не такая, как в апреле и мае, то ничего не мешает сделать так, чтобы экономика заработала на полную мощность.Эксперты утверждают, что радоваться пока рано: увеличение числа зараженных может быть предвестником большого количества смертей в будущем. И даже если данные по смертности не повысятся до тех уровней, которые наблюдались в апреле и мае, люди все еще остаются незащищенными.Новый коронавирус, SARS-Cov-2, — невероятно медленно действующий патоген. Эксперты говорят, что снижающиеся показатели смертности отражают состояние пандемии месяц назад или более, когда первоначальные горячие точки были локализованы и только некоторые Штаты начали открывать рестораны и предприятия.Это значит, что может пройти еще несколько недель, прежде чем мы увидим последствия новых всплесков заражения. Тем временем вирус продолжит распространяться. Когда цифры покажут, что кризис уже наступил, будет слишком поздно. Трудности нас только ожидают.Даже если в ближайшей время смертность останется низкой, не стоит утверждать, что никаких рисков больше нет. За последние несколько недель тысячи американцев были госпитализированы из-за проблем с легкими. Молодые люди, на долю которых приходится большая часть недавних случаев заражения, обладают невысоким риском умереть от вируса, но вероятность все же остается.К тому же, часть заболевших все равно нуждается в госпитализации. Ранние исследования показывают, что люди, инфицированные коронавирусом и пережившие болезнь относительно легко, страдают из-за поврежденных легких и других осложнений, которые могут привести к проблемам со здоровьем в будущем.«Рост количества инфицированных означает более быстрое распространение вируса в обществе, — говорит Куми Смит, изучающая инфекционные заболевания в Университете Миннесоты. — И чем быстрее распространяется этот вирус, тем больше вероятность, что он в конечном итоге заразит того, кто может умереть или получить серьезные последствия».К сожалению, отмечает Смит, сейчас стоит воздержаться от вещей, которые вам нравятся, чтобы помочь другим людям.Есть и другая, возможно, более серьезная проблема — нежелание правительства принимать меры, необходимые для борьбы с болезнью. Несколько месяцев назад эксперты предупреждали: если Штаты слишком быстро ослабят политику социального дистанцирования, закрыв глаза на необходимость дополнительного тестирования или отслеживания контактов, то будут разгораться новые вспышки коронавируса, и сдерживать их станет труднее.

Почему вместе с количеством заболевших не растет смертность

Противоречие между двумя кривыми — числом заболевших, что ползет вверх, и числом смертей, стремящимся вниз, — это основная причина, по которой некоторые люди желают ускорить процесс снятия ограничений, тем самым подставляя себя под удар со стороны новых всплесков заболевания коронавирусом. Важно, что такую разницу на самом деле следовало ожидать. Эксперты утверждают, что существует большое отставание — до шести недель — между тем, когда человек заражается, и тем, когда о его смерти сообщается в официальном подсчете.«Почему вместе с количеством заболевших не растет смертность? Рассуждать в такой плоскости неправильно, — говорит Элеонора Мюррей, эпидемиолог из Бостонского университета. — В свежих данных по заразившимся отмечены те, кто, вероятно, подхватил инфекцию неделю или две недели назад. В данных по смертности сообщается о погибших, которые были инфицированы около месяца назад — в их случаях инфекция могла развиваться до шести недель и более».«Некоторые люди заражаются и умирают быстро, но большинство умирает спустя какое-то время, — продолжает Мюррей. — Дело не в однонедельной задержке между случаями и смертями. Мы ожидаем чего-то большего, порядка четырех-, пяти- или шестинедельного отставания».Согласно информации Covid Tracking Project на прошлой неделе, недавний всплеск числа заболевших начался примерно 18 и 19 июня. Это было не так давно, поэтому не стоит ожидать, что нынешние данные о смертности будут относиться к этим числам.«Госпитализацию и смертность можно назвать запаздывающими показателями, потому что требуется время, чтобы болезнь прогрессировала, — говорит Кейтлин Риверс из Центра безопасности здоровья Джона Хопкинса. — Недавний всплеск начался около двух недель назад, поэтому пока не известно, увидим ли мы увеличение госпитализаций и смертей или же нет».Общие цифры также могут скрывать местные тенденции по борьбе с вирусом. Согласно проекту Covid Tracking, количество госпитализаций увеличивается на юге и западе, но в то же время они резко снижаются на северо-востоке, первоначальном эпицентре вспышки в США. Подобный региональный сдвиг может произойти и с данными по смертности, хотя для выявления этого должно пройти время. Но даже сейчас в Алабаме, Аризоне, Флориде, Неваде, Южной Каролине, Теннесси, Техасе и Вирджинии отмечен рост средней ежедневной смертности, согласно стратегии выхода из кризиса Covid-19, в то время как в Коннектикуте, Массачусетсе и Нью-Йорке наблюдается заметное снижение.

С одной стороны, врачи определили методы лечения, такие как ремдесивир и дексаметазон, которые сокращают время пребывания людей в больнице и улучшают показатели выживаемости пациентов с COVID-19 на аппаратах ИВЛ. С другой стороны, новые инфекции в большей мере выявлены у молодых людей — у них риск смерти от коронавируса намного ниже, чем у людей в возрасте.

Молодые люди меньше подвержены Covid-19, но риск заболеть не равен нулю

Согласно статистике CDC, около 3000 человек в возрасте до 45 лет умерли от коронавируса. Это небольшой процент по сравнению с общим количеством смертей от Covid-19 в США, но он есть. Кроме того, у молодых людей могут развиться достаточно серьезные осложнения, что в конечном итоге может привести к госпитализации. Опять же, их риск значительно ниже, чем у пожилых людей, но это не значит, что он равен нулю.Недавнее исследование, опубликованное в журнале Nature, показало, что даже у пациентов с бессимптомным течением Covid-19 нашли изменения в легких. Известно также, что некоторые переболевшие в течение последующих недель после выздоровления продолжают сообщать о проблемах со здоровьем из-за осложнений, которые дала инфекция. К ним относятся рубцевание легких, тромбоз и инсульт, повреждения сердца и когнитивные нарушения. Таким образом, если человек переболел Covid-19 с относительно умеренными симптомами, он не может просто возвратиться к нормальной жизни.Но даже если признать, что молодые люди сталкиваются с меньшей угрозой со стороны коронавируса, остается еще одна важная причина для беспокойства, если вирус продолжит распространяться в этой группе населения: он может очень легко перейти от менее уязвимых людей к тем, кто обладает большим риском получить серьезные осложнения.

Коронавирус может легко перейти от молодых людей к более уязвимым возрастным группам

Один из ответов на перечисленный набор фактов может быть следующим: «Мы должны изолировать старых и больных, в то время как остальные будут жить спокойно». Это хорошо в теории (особенно если вы не относитесь к старшему поколению и не страдаете ослабленным иммунитетом), но на практике все гораздо сложнее.«Дело в том, что мы живем в сообществах, которые тесно переплетены друг с другом. Это проблема, — говорит Натали Дин, профессор биостатистики в Университете Флориды. — И не то чтобы внутри сообществ существовали четкие разграничения: у вас высокий риск заболеть, у вас — низкий».Данные по Флориде показывают что в конце мая — начале июня инфицированными чаще становились молодые люди до 45 лет. Но примерно через неделю новые случаи начали выявляться среди населения старше этого возраста. В домах престарелых в Аризоне и Техасе — двух Штатах, где сейчас проявляются наиболее тревожные тенденции, — наблюдались вспышки в последние недели по мере увеличения числа заболевших. В конце концов, люди, которые работают в домах престарелых, живут в обществе, где распространяется Covid-19. И поскольку они моложе, у них могут не проявляться симптомы, пока они ходят на работу и потенциально подвергают воздействию инфекции пожилых пациентов.Как заметил один эксперт, и в Массачусетсе, и в Норвегии около 60 процентов смертей происходят в учреждениях долговременного ухода. Можно предположить, что обществу еще предстоит найти хорошую стратегию для защиты определенных групп населения.«У нас не так много доказательств того, как защитить наиболее уязвимые социальные группы, когда широко распространена передача инфекции среди населения, — говорит Марк Липсич, эпидемиолог из Гарварда. — Это означает, что наилучший выход из положения — попытаться сдержать распространение заболевания, так как это позволяет снизить общий уровень заболеваемости и смертности (как в Норвегии) ​​и предотвращает перегрузку системы здравоохранения».

Нам не нужно запираться навсегда — но мы должны быть разумными и бдительными

Блокировки чрезвычайно обременительны. Десятки миллионов американцев потеряли работу, участились случаи передозировки наркотиками, выросла смертность от сердечных заболеваний. Это говорит о том, что люди, которые раньше обращались за медицинской помощью, перестали делать это во время вспышки коронавирусной инфекции.Но без блокировок мы не можем уничтожить вирус. Эксперты предупреждали, что, если предприятия в Штатах возобновят работу слишком рано, количество случаев заражения резко возрастет. А это приведет к нагрузке на систему здравоохранения, и повысится риск большей смертности.Если летняя жара несколько подавляет вирус, то осенью и зимой может возникнуть вторая волна. Именно поэтому мы должны найти баланс между потребностями людей и реальностью того, что большинство из нас все еще подвержены совершенно новому патогену, который более смертоносен и более заразен, чем грипп.«Я вижу, что открытие заведений интерпретируется многими как возвращение к «докоронавирусной эпохе», когда мы посещали групповые мероприятия, регулярно общались с разными людьми и собирались вместе без масок, — считает Куми Смит из Миннесоты. — Но вирус не изменился с марта, поэтому нет никаких причин забывать о мерах предосторожности».На сегодняшний день большинство Штатов снова открыли бары, но закрыли школы. Тем не менее одно из самых тщательных исследований, посвященных влиянию запретов на распространение Covid-19, показало, что закрытие ресторанов и баров оказало существенное влияние на вирус, а закрытие школ — нет. Маски также не являются панацеей, но помогают уменьшить распространение коронавируса.Эксперты сходятся во мнении, что Covid-19 все еще несет риск для американцев, и он выходит за рамки привычной жизни. Мы знаем, что нужно предпринять в быту, чтобы замедлить распространение коронавируса. Но нам нужно, чтобы наши правительства, от Вашингтона до столиц разных Штатов, стали более разумно подходить к вопросу открытия предприятий.Только коллективные действия помогут избавиться от коронавируса навсегда. Другие страны тоже это понимают. Мы должны предпринимать меры сейчас, пока еще не слишком поздно.Перевод: Юлия Углова