DW: Свободные от коронавируса турецкие деревни боятся приезжих из пораженных вирусом городов

64

DW: Свободные от коронавируса турецкие деревни боятся приезжих из пораженных вирусом городов

«С начала ( пандемии — ред.) мы не боялись. Но тогда были случаи не только в Стамбуле, но и в Анталье. Теперь все напуганы, наша жизнь здесь в опасности», — сказал DW Мехмет, 49-летний фермер, живущий в деревне недалеко от Каша.

Государственная больница в Каше была построена около пяти лет назад и имеет около 50 коек. Доктор Мунис Озан сказал изданию, что, хотя они ещё не получили никаких случаев заболевания, больница была подготовлена для пациентов с нетяжёлыми случаями коронавируса и что в ней есть отделение интенсивной терапии и аппарат вентиляции лёгких. Но она также уточнила, что очень тяжёлые случаи придётся направлять в Анталью, примерно в 180 км отсюда.

«Если стамбульцы приезжают на побережье — в наш город или в другие места, — конечно, это может быть рискованно для других людей, для местных жителей», — добавила Озан.

Издание отмечает, что Стамбул — это самая горячая точка распространения коронавируса в Турции, где регистрируется 60% всех случаев заболевания в стране.

Обычно в это время года Каш был полон туристов — но меры по сдерживанию распространения инфекции стали причиной того, что туристический сектор фактически закрылся в марте.

В условиях снижения уровня инфицирования и смертности от этой болезни Турция стремится вновь открыть свою туристическую индустрию, которая является ключевым фактором экономического роста, для внутренних туристов в июне.

Затем пригласят и иностранных гостей из некоторых стран в рамках поэтапного выхода, который будет включать тестирование и социальное дистанцирование в отелях и на пляжах, указывает DW.

Вместе с тем Мехмет сказал DW, что он наблюдает некоторые положительные эффекты от вспышки COVID-19.

«Природа выздоравливает, снова появляются разные животные. Когда я недавно гулял, то видел очень много кроликов. Поскольку на улицах почти нет машин, они больше не боятся», — рассказал он.