Домой Аналитика Азербайджан — первая в мире страна, признавшая независимость НКР

Азербайджан — первая в мире страна, признавшая независимость НКР

480
0

3(162)Ровно два десятилетия назад в столице Киргызстана было заключено историческое соглашение, послужившее политическим основанием для перемирия в азербайджано-карабахской войне. Договор, вошедший в летописи под названием “Бишкекский протокол”, по сути ознаменовал победу арцахских армян в национально-освободительной борьбе. Подпись под документом представителя официального Баку подтверждает — Азербайджан стал первым в мире государством, признавшим государственную независимость Нагорно-Карабахской Республики.

5 мая 1994 года в Бишкеке при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ стороны конфликта — Азербайджан, НКР и Армения подписали протокол, в соответствии с которым в полночь с 8 на 9 мая были прекращены все военные действия. Через неделю — 12 мая — было заключено окончательное соглашение о прекращении огня. Под обоими документами стоит подпись полномочных представителей политического и военного руководства Нагорно-Карабахской Республики. Двадцать лет назад Азербайджан не ставил под сомнение факт того, что именно Арцах является его противником. В Баку осознавали, что только прямые переговоры со Степанакертом могут принести результат. Сейчас в Азербайджане не принято вспоминать те дни. Идеологи алиевской администрации стараются избегать темы подписания Бишкекского протокола, признавшего Карабах самостоятельной стороной конфликта. Но оппозиция время от времени напоминает нынешнему президенту о том, что его отец еще два десятилетия назад смирился с существованием второго армянского государства.

Бишкекское соглашение в действительности было вовсе не первым официальным документом, подтверждавшим, что Карабах является не объектом конфликта, а его субъектом. В целом ряде подписанных представителями высшего политического руководства Азербайджана официальных писем, посланий, депеш, протоколов Арцах именуется Нагорно-Карабахской Республикой. В прошлом году в Баку разразился шумный скандал после того, как заместитель председателя оппозиционной партии “Умид” Айнур Имранова разместила в интернете письмо генерал-полковника Сафара Абиева полковнику Самвелу Бабаяну от 25 июля 1993 года. Абиев был тогда исполняющим обязанности министра обороны Азербайджана, Бабаян — командующим армии обороны НКР. Дело было в самый решающий период карабахской войны, когда армянские формирования полностью освободили Арцах и перешли в успешное контрнаступление. Удрученный стремительной атакой армян, глава военного ведомства Азербайджана решился просить своего карабахского коллегу о трехдневном перемирии для организации переговоров между сторонами на высшем уровне. Примечательно, что письмо было адресовано не в Ереван, а “в Министерство обороны Нагорного Карабаха, командующему армией господину Бабаяну”. То есть генерал давал себе отчет в том, что его противником является именно карабахское государство, с которым и следует вступать в переговоры.

Таким образом, Сафар Абиев, в течение двадцати лет возглавлявший военное ведомство Азербайджана и отправленный на пенсию лишь в 2013-м, признал НКР еще в 1993-м. Ясно, что он был уполномочен на то политическим руководством. Фактическим правителем Азербайджана тогда уже был Гейдар Алиев, за месяц до того принявший полномочия президента. “Если Алиев еще в 1993-м признал НКР, то почему народ до сих пор вводят в заблуждение? Кому они пускают пыль в глаза?”, — задается естественным вопросом разместившая документ в соцсетях Айнур Имранова. Ее оппонентам оправдываться сложно. Среди провластных лизоблюдов, обсуждающих тему в форумах, нашлись люди, решившиеся поставить под сомнение подлинность опубликованного документа. Нашлись и те, кто обвинил оппозиционеров в сотрудничестве с армянами, которые якобы и передали Имрановой документ для публикации. На самом деле письмо Абиева Бабаяну не было тайным. Оно не раз цитировалось и даже публиковалось. Сам Абиев никогда не ставил под сомнение факт того, что под письмом действительно его подпись, хотя судьба оригинала документа не известна. Дело в том, что в силу недостатка времени письмо было послано в Степанакерт не почтой, а по факсу. Стоит заметить, что это был не единственный документ, в котором генерал Абиев называл полковника Бабаяна “министром обороны Нагорного Карабаха”, или “командующим армии Нагорного Карабаха”. Письма с таким обращением в Степанакерте получали от Сафара Абиева трижды — 25 июля, 27 июля и 4 августа 1993 года, то есть почти за год до перемирия.

Первому письму предшествовала любопытная предыстория. Накануне принципиальная договоренность о трехдневном перемирии была достигнута по телефону в ходе беседы и.о. министра обороны Азербайджана Сафара Абиева с председателем Комитета самообороны НКР Сержем Саргсяном и спикером парламента Кареном Бабуряном. На эту же тему тогдашний вице-премьер Расул Гулиев переговорил с главой Госкомитета обороны НКР Робертом Кочаряном. Технические детали, связанные с приостановлением наступательной операции, азербайджанцам было предложено обсудить с Самвелом Бабаяном. 24 июля Абиев направил в секретариат Национального собрания Армении письмо с весьма странной формулировкой адресата: “В Верховный Совет Республики Армения для господина Бабуряна”. Обращение, естественно, не приняли к рассмотрению, так как оформлено оно было некорректно. Абиеву напомнили о том, что господин Бабурян является председателем парламента НКР, а не Армении, и к тому же вопросы отвода войск уполномочен решать не глава законодательной власти, а командующий армией обороны. Все шло к тому, что предварительная договоренность о перемирии будет нарушена. Карабахские силы были готовы вновь перейти в наступление. Самвел Бабаян в письме, адресованном Абиеву, дал ему на размышление восемь часов. Одумавшийся азербайджанский военачальник немедленно согласился подкорректировать свое послание и направить его правильному адресату. Прошение о “прекращении наступательных операций, артиллерийских обстрелов и воздушных бомбардировок” 25 июля было послано в военное ведомство НКР.

В 1993-94 годах бакинские правители в общей сложности десять раз напрямую обращались с письмами к представителям высшего политического и военного руководства НКР. Этот факт констатирует в своей документальной книге “Мир Карабаху” российский дипломат Владимир Казимиров, уполномоченный Борисом Ельциным руководить посреднической миссией. Десять раз официальный Баку подтверждал, что именно официальный Степанакерт является стороной конфликта. Стоит упомянуть несколько наиболее важных документов, подтверждающих факт признания Азербайджаном если не независимости НКР, то по крайней мере того, что Карабах является самостоятельным субъектом переговоров. Третьего сентября 1993 года Гейдар Алиев, исполнявший обязанности президента, подписал документ N 171, в котором говорится: “Руководство Азербайджана уполномочивает заместителя председателя Верховного Совета Афияддина Джалилова вести переговоры об организации встречи руководителей Азербайджана и НКР (Нагорно-Карабахской Республики)”. 5 мая 1994 года Алиев поручил незадолго до этого возглавившему Милли Меджлис Расулу Гулиеву подписать исторический Бишкекский протокол, по сути зафиксировавший военное поражение Азербайджана. С карабахской стороны документ подписал председатель парламента НКР Карен Бабурян. Чрез 5 дней после этого — 10 мая — генерал-лейтенант Мамедрафи Мамедов подписал Соглашение о прекращении огня. От имени НКР документ скрепил подписью командующий армией обороны полковник Самвел Бабаян. 12 мая Сафар Абиев, Самвел Бабаян и Серж Саргсян подписались под адресованным российским посредникам документом, в котором говорится: “Противоборствующие стороны договариваются о следующем…”. То есть Азербайджан в очередной раз признал, что Нагорный Карабах является противоборствующей стороной. Этот факт констатирует и письмо, с которым главы военных ведомств Азербайджана, НКР и Армении обратились 26 июля 1994 года к министру обороны России и председателю Минской Конференции СБСЕ Яну Элиассону.

Все это наглядно свидетельствует о том, что Азербайджан действительно опередил Армению в вопросе официального признания Нагорно-Карабахской Республики. Выходит, унаследовавший престол от отца нынешний бакинский правитель, отказываясь мириться с существованием самостоятельного карабахского фактора, идет наперекор воле своего горячо любимого родителя.

Артем Ерканян
«Новое время»