Прибалтика в составе СССР: как членство в Союзе повлияло на регион

55

Латвия, Литва и Эстония присоединились к СССР в 1940 году в результате подписания пакта Молотова-Риббентропа. Советские власти активно инвестировали средства в развитие прибалтийского региона, прокладывая дороги и строя предприятия. Но, по мнению историков, такая поддержка оставляет право критики в адрес Москвы.

Промышленные мощности резко упали после развала Советского Союза. Критики часто отмечают прекращение процветания в качестве контраргумента при заявлениях об оккупации СССР. Историк Дайна Блейере, выступая на TVNET в январе 2017 года, признала правоту обеих сторон.

Вложения в прибалтийскую инфраструктуру

Вступление в СССР помогло региону быстро восстановить промышленность после войны и нарастить производство. На территории Прибалтики появились известные на советском и иностранном рынке марки, вроде:

  • «РАФ» – автомобили;
  • «ВЭФ» – электроника;
  • «Дзинтарс» – косметика;
  • «Рижский Бальзам».

Последний, как и шпроты, вызывают теплые воспоминания и любовь к современным аналогам. Прибалтика также выпускала электрички, станки, телефоны. В 1965 году производственные мощности в 15 раз превышали показатели до присоединения к СССР.

Советские власти вкладывали средства в восстановление сельского хозяйства. Только на литовский аграрный сектор было выделено 200 млн руб. «ВЭФ», латвийское предприятие, приносило государству 580 млн долл. в год.

Прибалтика в составе СССР: как членство в Союзе повлияло на регион

Прибалтика, как советские республики, получила развитую транспортную инфраструктуру. На территории регионов было проложено 6 190 км железных дорог, большое количество судоходных путей. Прибалтика характеризовалась качественными автомобильными трассами.

Принудительное процветание

Блейере в интервью признает, что Прибалтика добровольно вступила в состав СССР. Но ситуация оставляла мало возможностей для выбора. По словам историка, советские власти были готовы к силовому воздействию.

Получая значительные средства, регионы должны были осваивать их в соответствии с московскими указами. Каждая республика имела некоторую возможность перераспределить инвестиции, но, в целом, всегда сохранялся сильный контроль центрального аппарата. Особенно он чувствовался в решении социальных вопросов. Блейере отметила попытку сделать обязательным изучение местных языков в 1959 году, закончившуюся масштабными чистками региональных администраций.

Признавая получение Прибалтикой значительных инвестиций, историк подчеркнула, что, как минимум, Латвия отдавала больше, чем получала.