На нашей улице мужчин не останется, все уедут в Россию чтобы выжить!

515

1Гнел Геворкян попросил собравшихся женщин показать журналистам свои обручальные кольца. Кольцо “обнаружилось” на руке только одной из них, которая, как оказалось, недавно выкупила его из-под залога. У всех остальных кольца заложены в банках против взятых кредитов. Находящееся в 12 километрах от города Армавир село Гамшлу в 1978 году было переименовано в Зартонк (Возрождение) и тогда действительно пережило настоящее возрождение. Однако в последние годы село с трудом влачит существование. Крестьяне не успевают погашать взятые под высокие проценты кредиты. Молодые снохи, не поносив как следует обручальные кольца, закладывают их в банках или кредитных организациях. “У меня уже десять лет в доме сноха, но она еще не видела золота, потому что все украшения заложены”,- говорит Салви Акопян.

60-летняя женщина купила в кредит компьютер, провела интернет, чтобы по Skype общаться с внуками и сыновьями. У Салви Акопян два сына, оба вместе с семьями переехали в Россию. salvi-hakobyan
В селе Зартонк это распространенное явление. Отсюда многие эмигрировали. Часть регулярно ездит на заработки, чтобысодержать семьи. Стоящие у перекрестке возле сельской школы крестьяне обсуждают свои планы.

Большинство живущих на этой улице мужчин через два дня отправится на заработки в Россию, в Сибирь. По словам Гаруна Геворкяна, 21 апреля на их улице мужчин не останется, все уедут. В селе не остается даже молодежь. В этом году Гарун отправил в РФ и своего 23-летнего сына. При этих словах его жена отворачивается и молча вытирает слезы. “До вашего прихода мы как раз говорили об этом. Если вдруг потребуется отвезти ребенка в больницу, непонятно, что будут делать, мужчин ведь не останется”,- беспокоится Гарун. Для преодоления социальных проблем из Зартонка на заработки уезжают даже женщины.

В последние годы с этой улицы в Россию уехали две женщины-пенсионерки. “Знаете куда едут? В Сибирь. Едут, чтобы получить там квартиру и перевезти свои семьи. Вот почему едут. А они (власти. – Авт.) пусть остаются и работают на эту страну”,- говорит Гарун Геворкян.

Он пытался найти работу в Армении. Два месяца подрабатывал таксистом, получал в месяц 60 тысяч драмов. Но эта зарплата стала причиной неурядиц в семье. “Разве на 60 тысяч можно содержать семью? На что я мог потратить эти деньги – на выплату процентов по кредитам, покупку удобрений, выплату платежей за воду и землю или содержать детей?”- спрашивает наш собеседник.

За счет сельского хозяйства семью не прокормишь, потому что никто не решается потратить деньги на землю: сеешь, сажаешь, а когда приходит время орошать, сутками не бывает воды, и весь урожай гибнет. К тому же вода, которая поступает, смешана с водой из канализации и Мецаморской АЭС. zartonq-peasants
Всю дорогу от села Акналич до Зартонка чувствовался зловонный запах. Здесь протекает речка. Мы предположили,что запах вызван заболоченной местностью. Из-за жуткой вони невозможно было даже открыть в машине окна.

Но приехав в Зартонк, мы выяснили, что в реку сливаются канализационные воды Мецаморской общины, и этой водой крестьяне орошают свои земельные участки. В 1999 году в селе вспыхнула эпидемия холеры и кишечных инфекций. Тогда канализационная вода смешалась с питьевой. Водопроводные трубы поменяли, но после этого инфекция перешла в оросительную систему.

Уезжающий на заработки Гнел Геворкян недоволен политикой властей. Говорит, что все – от главы сельской администрации до президента страны – работают ради своей выгоды, о простых людях никто не думает. Поэтому люди чувствуют себя лишними и хотят уехать из страны. От нового правительства никаких ожиданий у зартонкцев нет: “Предыдущий был намного лучше. Кто не знает этого премьера. Мы еще очень пожалеем о его предшественнике…”

Гнел Геворкян не верит звучащим с экранов телевизоров обещаниям чиновников о том, что правительство якобы повернется лицом к крестьянам, будет им помогать. “Мы не видели эту помощь. В январе за 6000 драмов выдают удобрения, но деньги требуют сразу наличными. А мы у них не берем, покупаем за 10 тысяч, но в кредит. Вот и вся их помощь”,- жалуется наш собеседник.

Крестьян возмущает и руководитель общины, член Республиканской партии, который, по их словам, только и делает, что выполняет распоряжения властей, а важные проблемы села остаются нерешенными. В момент нашего посещения старосты Зартонка Паруйра Саркисяна на рабочем месте не было. С ним не удалось побеседовать и по телефону. Во время первого звонка он сказал, что находится за рулем машины, попросил позвонить через тридцать минут. А на последующие звонки староста либо уже не отвечал, либо отключал телефон. Салви Акопян говорит, что если так будет продолжаться, то она оставит дом и хозяйство и уедет к сыновьям. Несмотря на общение с внуками по Скайпу, она очень скучает по ним. Кроме того, кредиты и проблемы не дают жить спокойно.

Источник: hetq.am

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here