Эрдоган грозил пальцем Обаме

225

62959В своей статье в «London Review of Books» под заголовком «The Red Line and the Rat Line» («Красная черта, крысиная тропа») известный американский журналист Сеймур Херш рассказывает о «крысиной тропе», по которой США хотели перебрасывать оружие, оставшееся после Каддафи, сирийским мятежникам, о том, почему их боится Эрдоган, и о многом другом. Маршрут поставок назван «крысиной тропой» не случайно – именно так разведслужбы США называли каналы по вывозу уцелевших нацистов через Атлантику:

В августе 2013 года после химической атаки на пригород Дамаска Гута Обама был готов заявить, что Сирия перешла красную черту и ответить воздушным ударом. Но удар был отменен, а Обама принял предложение Асада отказаться от химического арсенала. Посредником стала Россия. Так почему Обама смягчился по Сирии, хотя не остановился перед вторжением в Ливию?

Месяцами военные и разведка анализировали роль в сирийской войне соседних государств, особенно Турции. Было известно, что премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган поддерживает «Джебхат ан-Нусру», а также другие исламистские группы. «Мы знали, что некоторые в турецком правительстве считали, что можно загнать Асада в угол, спекулируя на газовой атаке в Сирии и вынудив Обаму реализовать свою угрозу о красной черте».

Разведчики также знали, что, вопреки заявлениям администрации Обамы, доступ к газу зарин был не только у сирийской армии. Американской и британской разведкам было известно, что с весны 2013 года ряд мятежных формирований в Сирии готовил химоружие, а замдиректора военной разведки (DIA) США Дэвид Шедд заявил, что у «ан-Нусры» был производственный комплекс для выпуска мощностей, сравнимых «разве что с деятельностью до 11 сентября 2001 года».

По документам военной разведки, если раньше в фокусе внимания было только химоружие в Сирии, то теперь «мы видим попытки ANF создать собственное». Химики Турции и Саудовской Аравии пытались получить прекурсоры зарина в массовом количестве – десятки килограммов, «возможно, для попытки масштабного производства в Сирии». Тем не менее, в ответ на мой запрос пресс-служба разведки опровергла существование подобного документа.

В прошлом мае более десяти членов «ан-Нусры» были арестованы на юге Турции – по сообщению местной полиции, с двумя килограммами зарина. Арестованных обвинили в попытке купить оборудование и прекурсоры для производства зарина. В турецкой прессе поползли слухи, что администрация Эрдогана скрывает свою поддержку повстанцам. Посол Турции в России Айдын Сезгин летом прошлого года заявил журналистам, что найденный газ был попросту «антифризом».

В середине 2013 года в Сирию была послана специальная миссия ООН для расследования химических атак в марте-апреле. Хорошо осведомленный источник сообщил мне о связи сирийской оппозиции с первой газовой атакой 19 марта в селе Хан ал-Асаль недалеко от Алеппо. Миссия опросила местных, включая врачей, лечивших пораженных газом людей. «Было очевидно, что мятежники использовали газ. Но это не вышло на свет, потому что никто не хотел, чтобы об этом знали. За несколько дней до атаки 21 августа, как сообщил мне источник, сотрудники российской венной разведки собрали образцы химического реагента из пригорода Дамаска Гута и отослали в британскую военную лабораторию Портон-Даун. Пресс-служба лаборатории тоже дала мне обтекаемый ответ.

Объединенный комитет начальников штабов во главе с генералом Мартином Дэмпси с самого начала требовал у военной разведки более основательных доказательств. «По их мнению, Сирии незачем было использовать такое оружие как нервный газ, потому что Асад уже выигрывал войну», — заявил источник. Дэмпси вызывал недовольство многих в администрации Обамы, постоянно предупреждая Конгресс в течение лета об опасности военного вмешательства США в сирийский конфликт. Он заявлял об этом и после оптимистических отчетов госсекретаря Джона Керри. Дошло до того, что руководство военных штабов США, узнав об анализах в Портон-Даун, заявило президенту, что военные действия США оказались бы неоправданными.

Администрация Обамы никогда не признавала своей роли в создании «крысиной тропы» для поставки оружия после Каддафи из Ливии в Сирию через Турцию. Оружие получало немало джихадистов, некоторые были сторонниками «Аль-Каиды». В ответ на мой запрос пресс-секретарь венной разведки США заявил: «Мысль о том, что США могли поставлять кому-то оружие из Ливии, не соответствует действительности».

В январе Комитет разведки Сената опубликовал отчет по атаке мятежников на консульство США и секретный объект ЦРУ в Бенгази, когда погиб посол США и еще три человека. В отчете критиковался Госдепартамент США, не обеспечивший безопасность консульства, и разведка, не предупредившая о секретном объекте ЦРУ. Но доклад имел и особо секретное приложение о тайном соглашении администрации Обамы с премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом – о той самой «крысиной линии». Финансировать проект должны были Турция, Саудовская Аравия и Катар, а ЦРУ вместе с MI6 должны были перебрасывать по этому коридору оружие из арсеналов Каддафи в Ливии. Американские военные в отставке были наняты, управляя поставками оружия, причем зачастую не зная, кто стоит за операцией и куда идет оружие. Пресс-секретарь Дэвида Петреуса, тогдашнего главы ЦРУ, тоже опроверг любую подобную информацию.

Операцию «крысиной тропы» не раскрыли Конгрессу, хотя закон этого требует. Обойти закон ЦРУ позволило участие британской MI6: совместные операции раскрытию не подлежат. Но и в приложении не объяснялось, почему атаковали консульство США. «Единственной миссией консульства было прикрывать поставки оружия. Реальной политической функции у него не было», — заявил бывший сотрудник разведки США, знакомый с приложением.

После атаки на консульство Вашингтон свернул работу ЦРУ над проектом, но коридор продолжал работать, только теперь уже без контроля США. За недели сирийские мятежники получили 40 стингеров. А 28 ноября 2012 года «Washington Post» сообщила, что повстанцы сбили недалеко от Алеппо и, скорее всего, из стингера – сирийский транспортный вертолет.

Администрация Обамы отрицала свою ответственность, а два сотрудника разведки на Ближнем Востоке назвали ответственным Катар. Но версия, что США здесь ни при чем, а программа вышла из-под контроля, не подтверждалась.

К концу 2012 года в разведке США укоренялось мнение, что мятежники проигрывают войну. «Эрдоган почувствовал, что остался за бортом. Он считал, что его предали, ведь платил за операцию он», — добавил разведчик.

Весной 2013 года разведке США стало известно, что разведка и жандармерия Турции наладили прямое сотрудничество с формированием «ан-Нусра» и его союзниками, чтобы разработать производство химоружия. «MIT была ответственна за политический диалог, жандармерия – за логистику, консультации и тренинги, в том числе по использованию химоружия. Эрдоган надеялся создать повод для вторжения, но Обама не откликнулся на химические атаки в марте и апреле».

Когда 16 мая 2013 года Обама и Эрдоган встретились в Белом Доме, знаков недовольства они не проявляли. На пресс-конференции Обама заявил, что химическое оружие использовалось, но «нужна более точная информация о происходящем». Таким образом, «красная линия» осталась нетронутой.

Эксперт внешней политики США, регулярно общающийся с вашингтонскими чиновниками, рассказал мне о рабочем обеде, который Обама дал по случаю визита Эрдогана. Во время обеда турецкая сторона настаивала, что Сирия перешагнула красную черту, и жаловалась на пассивность Обамы. Рядом с Обамой сидели госсекретарь Джон Керри и Том Донилон, советник по вопросам национальной безопасности. Эрдогана сопровождали министр иностранных дел Турции Ахмед Давудоглу и глава разведки Хакан Фидан, слепо преданный Эрдогану и считающийся постоянным помощником радикальной оппозиции в Сирии.

По словам эксперта, о содержании беседы первым рассказал Донилон. Эрдоган добивался встречи именно чтобы доказать Обаме, что красная черта пройдена, и взял с собой в помощь Фидана. Когда Эрдоган попытался ввести Фидана в беседу и тот начал говорить, Обама оборвал его: «Мы знаем». Эрдоган попытался дать Фидану слово второй раз – то же самое. Раздосадованный Эрдоган заявил: «Но вашу красную черту перешли!», и, как сказал мне эксперт со слов Донилона, «чертов Эрдоган стал грозить пальцем президенту в Белом Доме». Тогда Обама указал на Фидана и сказал: «Мы знаем, что вы делаете с радикалами в Сирии».

Том Донилон сменил работу в прошлом июле и теперь работает в Совете по внешним отношениям. На вопросы он не ответил. Турецкий МИД – тоже. Пресс-секретарь Совета национальной безопасности подтвердила, что обед состоялся, и предоставила общее фото участников, но тем и ограничилась.

Но с пустыми руками Эрдоган не ушел. Обама позволил ему использовать лазейку в своем июльском указе, запрещающем экспорт золота в Иран в рамках санкций США. Турция, крупный закупщик иранской нефти и газа, воспользовалась «золотой лазейкой»: за иранский газ она сажала турецкие лиры на иранские счета в Турции, а потом покупала на них золото и отправляла в Иран. С марта 2012 по июль 2013 года, по разным оценкам, в Иран поступило золота на $13 млрд.

Программа быстро стала дойной коровой для политиков и коммерсантов в Турции, Иране и Эмиратах. По оценке ЦРУ, $2 млрд. перетекло к посредникам. В декабре незаконные операции вышли на свет, прошла операция «крупная взятка», затронувшая два десятка крупных бизнесменов и родственников государственных чиновников. Три министра были вынуждены подать в отставку.

В 2013 году в «Foreign Policy» прошло сообщение, что администрация Обамы закрыла «золотую лазейку» в январе, но позаботилась о переходном периоде в 6 месяцев. По мнению авторов статьи, Джонатана Шанцера и Марка Дубовица, за это время США хотели усадить Иран за стол переговоров по ядерной программе или ублажить турецких союзников. Задержка позволила Ирану «набрать новые миллиарды долларов в золоте вопреки санкциям».

Решение США вывести ЦРУ из поставок оружия в Сирию создало для Эрдогана политические и военные сложности. «Турция была единственным маршрутом для поддержки мятежников в Сирии. Через Иорданию помощь прийти не могла, потому что территория там ровная, и сирийцев много. Через долины и холмы Ливана тоже пройти нельзя – неизвестно, кого можно встретить на той стороне. А Эрдоган знает: когда Сирия выиграет войну, мятежники вполне могут обернуться против него – куда им еще идти? Значит, его мечты установить в Сирии протурецкий режим рассыпались в прах», – заявил разведчик.

Консультант разведки США заявил мне, что за несколько недель до 21 августа он увидел строго секретные материалы, предназначенные для Дэмпси и министра обороны Чака Хейгела. В них говорилось о «серьезном беспокойстве» Эрдогана в связи с туманными перспективами мятежников. Поэтому турецкое руководство говорило о необходимости такого шага, который вызвал бы военный ответ США. Но осенью, продолжил источник, разведслужбы США пришли к выводу, что правительство Сирии не проводило газовую атаку. Кто тогда? Подозрение сразу пало на турок, потому что у них было все необходимое для этого», – заявил источник.

Данные, собранные об атаках 21 августа, подтверждали мнение разведслужб. «Теперь мы знаем, что это была тайная акция, спланированная людьми Эрдогана, чтобы подтолкнуть Обаму за красную линию. Им нужно было провести газовую атаку в Дамаске или рядом и как раз тогда, когда там была миссия ООН – а она туда прибыла 18 августа», — сказал разведчик. Выстроить эту версию во многом помогли перехваченные беседы турецких ответственных лиц сразу после атаки 21 августа: многие не скрывали радости и хлопали друг друга по плечу. «Операции всегда бывают сверхсекретными, но вся секретность испаряется, когда начинают праздновать победу», — заявил источник. «Обама скажет, что красная линия пройдена, и Америка нападет на Сирию. По крайней мере, так они думали, но так не вышло», — добавил разведчик.

Но все это в Белом Доме не восприняли. «Наше правительство ничего не может сказать, потому что мы были так безответственны. Раз мы так обвиняли Асада, мы не можем развернуться и перейти на Эрдогана».

Желание Турции манипулировать событиями в Сирии, кажется, проявилось месяц назад, за несколько дней до выборов в местное самоуправление. Тогда в YouTube попала запись – предположительно Эрдогана и его людей. Обсуждалась операция-приманка, которая оправдала бы вторжение в Сирию турецких войск. Операцию хотели выстроить вокруг могилы Сулейман-шаха, деда почитаемого в Турции султана Османа I, основателя Османской империи. Могила находится недалеко от Алеппо и была передана Турции в 1921 году, когда Сирия находилась под французским управлением. Одна из оппозиционных исламистских группировок хотела уничтожить могилу как место идолопоклонничества, а администрация Эрдогана открыто пригрозила бы местью. Как передает «Reuters», голос, приписываемый Фидану, говорит Эрдогану: «Посмотрите, командир, если нужно объяснение, вот оно: я пошлю четырех человек на ту сторону. Они выпустят 8 ракет по пустой территории у могилы. Это не проблема. Обоснование мы найдем». Турецкое правительство подтвердило совещание об угрозах из Сирии, но назвало запись фабрикацией и закрыло доступ в YouTube.

Вмешательство Турции в события в Сирии, скорее всего, продолжится. Бывший разведчик сказал мне: «Я спросил коллег, можно ли как-то остановить поддержку мятежников Эрдоганом, особенно сейчас, когда она приняла такой поворот». Мне ответили: «Мы в тупике. Мы могли бы обо всем рассказать, если бы это был не Эрдоган, но Турция – особый случай. Это наши союзники по НАТО. Турки не доверяют Западу. Они не смогут остаться с нами, если мы примем активную позицию против турецких интересов. Если бы мы заявили, какую роль играл Эрдоган в истории с газом, турки сказали бы: «Мы ненавидим вас за то, то вы говорите нам, что мы должны делать, а что не должны».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here