Грузию преследует призрак армянского сепаратизма

94

12188746Аннексия Россией Крыма усилила в Грузии испытываемые многими опасения в связи с сепаратизмом, связанным с этническими конфликтами и вмешательством со стороны Кремля. Но сегодня жители Грузии не просто беспокоятся об отколовшихся территориальных образованиях – Абхазии и Южной Осетии, им также внушает озабоченность вопрос о лояльности района компактного проживания представителей армянской национальности в Самцхе-Джавахети.

И хотя местные жители отметают связанные с сепаратизмом опасения как чепуху, некоторые говорят, что спекуляции на эту тему свидетельствуют о неспособности центральных властей Грузии обратить внимание на сетования армяноговорящего нацменьшинства республики, проживающего в регионе Самцхе-Джавахети, расположенном примерно в трех часах езды к югу от столицы Грузии Тбилиси. Власти говорят о наличии определенных подвижек, однако признают, что в вопросе инклюзивности можно сделать и больше.

В Самцхе-Джавахети, разношерстном горном районе на границе Турции и Армении, проживает порядка 250 тысяч этнических армян – по данным последней переписи населения 2002 года, это составляет 55 процентов всего населения региона. Знание грузинского языка, возможно, оставляет здесь желать лучшего. А симпатии по отношению к России, которая до 2007 года держала в райцентре Ахалкалаки свою военную базу численностью 15 тысяч человек, на взгляд некоторых сторонних наблюдателей, могут быть сильны.

В последние несколько недель испытываемые некоторыми в Грузии подозрения относительно армянского меньшинства возросли, подпитываемые воспоминаниями о конфликте между Тбилиси и Москвой 2008 года, а также недавним захватом Кремлем территории Крыма. Подчеркнули эти опасения появившиеся в СМИ неподтвержденные сообщения о том, что этнические армяне из Самцхе-Джавахети якобы в массовом порядке обращаются за получением российских паспортов.

Высокопоставленные должностные лица Грузии категорически отрицают эти сообщения, но, ввиду угрозы распространения российско-украинской напряженности, такие сообщения в прессе, осужденные тремя местными наблюдательными организациями как падкие на сенсацию, вполне могут продолжиться. «Кто-то заинтересован в том, чтобы будоражить общественность, – комментирует Седа Мелкумян, представляющая регион Самцхе-Джавахети в аппарате Народного защитника Грузии. – Я лично пока не встречала ни одного человека с российским паспортом».

Подозрительность на межнациональной почве продиктована давним противостоянием вокруг расширения языковых прав армяноговорящего населения региона. Некоторым в Грузии эта кампания напоминает сетования этнических русских в Крыму.

Жители же категорически отрицают, что подобная борьба может подтолкнуть их к отделению от Тбилиси. «Мы не сепаратисты, – утверждает бывший член правящей коалиции «Грузинская мечта» от Ахалкалаки Мелик Раисян. – Мы все – граждане Грузии. Почему мы всегда должны доказывать, что мы не сепаратисты, только потому, что отстаиваем свои права?»

Представление о сепаратизме в целом связано с «Демократическим союзом «Единый Джавахк» – националистическим движением, в прошлом выступавшим за политическую автономию. Многие из ключевых представителей движения, включая его лидера Ваагна Чахаляна, были в 2008 году арестованы после взрыва возле дома начальника полиции города Ахалкалаки. В 2013 году Чахалян был освобожден из заключения в рамках объявленной в Грузии массовой амнистии заключенных.

«Единый Джавакх» практически не пользуется сегодня влиянием, хотя многие могут поддержать выражаемое движением недовольство. Закрытие в 2007 году российской военной базы в Ахалкалаки оставило многих местных жителей без работы; по состоянию на 2012 год, официальный уровень безработицы составлял 7,5 процентов. Многие надеялись найти работу на железной дороге Карс-Тбилиси-Баку, проходящей через Джавахети, однако трудоустроиться удалось немногим. Отсутствие экономических возможностей заставляет многих жителей отправляться на заработки в Россию. По оценкам Седы Мелкумян, у порядка половины семей в Джавахети кто-то работает в России. «В селах в каждой семье там кто-то есть», – говорит она.

Эта ситуация, однако, ничем не отличается от ситуации на остальной территории Грузии, отмечает директор Европейского центра по вопросам меньшинств в Тбилиси Эва Чилински. По состоянию на январь месяц текущего года Российская Федерация числилась крупнейшим источником денежных переводов в Грузию, по данным Нацбанка Грузии, в 2013 году эта сумма составила порядка 46,6 млн долларов.

И все же денежный поток не означает стремления к независимости. Эва Чилински отвергает мысль о наличии в Джавахети угрозы сепаратизма как «безосновательную». Основная проблема – не в автономии, а в языке, говорит она. Люди не могут участвовать в жизни грузинского общества, если они не говорят по-грузински.

Но для многих в Самцхе-Джавахети это не влияет на их отождествление себя с Грузией. «Я – армянин, но я родился в Грузии. Мой отец родился в Грузии. Отец моего отца родился в Грузии, и я буду жить в Грузии», – заявляет восьмидесятилетний Артуш Арткопян, говоривший по-армянски через переводчика-подростка ввиду ограниченности своего знания грузинского и русского языков.

В прошлом году местный совет Ахалкалаки объявил о планах обратиться в парламент Грузии с призывом ратифицировать Европейскую хартию региональных языков (языков меньшинств) – конвенцию Совета Европы, которая бы сделала армянский официальным региональным языком Самцхе-Джавахети. Не получив поддержки в Тбилиси с его сильным сопротивлением со стороны Грузинской православной церкви и политиков, вопрос вскоре был оставлен.

Центральные власти все же предприняли некоторые конкретные шаги, направленные на улучшение знания грузинского языка. В 2010 году министерство образования учредило программу под названием «Система 4 + 1», вводящую в грузинских вузах 5-проценртную квоту для этнических меньшинств. Абитуриенты из числа представителей нацменьшинств, поступающие в вузы с четырехлетним курсом обучения, сдают вступительный экзамен на родном языке плюс проходят интенсивный годичный курс грузинского языка.

Директор ахалкалакинского отделения Школы государственного управления им. Зураба Жвании Шорена Тетвадзе считает эту программу успешной. После шести лет реализации программы «4 + 1» выпускниками грузинских вузов в 2013 году стали 130 представителей армянской национальности, тогда как в 2006 году таких выпускников насчитывалось всего двое, отмечает она.

Во всех пяти средних школах Ахалкалаки преподают грузинский язык. Эту политику госминистерство по вопросам примирения и гражданского равноправия считает относительным успехом. Три школы – армяноязычные, одна – русскоязычная, и еще одна – грузинская, где учится 120 человек. Шорена Тетвадзе, сама наполовину армянка, полагает, что родители активнее бы записывали своих детей в грузинскую школу, если бы не боялись ассимиляции. Однако 68-летний парикмахер Амбаркум Аракян из этнически смешанного райцентра Ахалцихе, что в в 45 км к северу от Ахалкалаки, отметает это опасение.

«Мы все здесь коренные жители. Грузины знают армянский, а армяне знают грузинский», – подчеркивает Амбарцум Аракян. Его внук учится в университете по программе «4 + 1», а правнучка ходит в грузинскоязычный детский садик, «чтобы лучше знать грузинский», добавляет он.

«Я не боюсь ассимиляции, – говорит Амбарцум Аракян. – Мы не утратим своей культуры».

«EurasiaNet»(InoSMI)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here