Что хочет Приднестровье?

92

A29-21_4С «благословения» России этот регион, затерянный где-то между Молдавией и Украиной, в 1990 году сумел стать самостоятельным. Но до сих пор его не признала ни одна страна мира – даже Россия.

Нет, он не считает, что это была ловушка, говорит Хубертус Ваккер (Hubertus Wacker) по телефону. Но как-то его тогда все-таки обманули. Мэр города Айленбург (Eilenburg) на севере Саксонии в 2000 году согласился на то, чтобы его город стал побратимом Тирасполя, столицы Приднестровья.

Городской голова поехал в бедную страну, названия которой незадолго до этого вообще не знал. Ее столица в те дни отмечала свой 210-летний юбилей. Ваккер собирался построить в Тирасполе детский дом и участвовать в других социальных проектах.

Эта идея возникла у членов айленбургского отделения международной благотворительной организации Lions Clubs. Итак, мэр отправился в Приднестровье. В поездке его сопровождали несколько уважаемых граждан города. Но потом случилось вот что.

Визит государственного уровня

В Тирасполе Ваккера ожидал прием высочайшего уровня. С ним обнимался не только мэр города, но даже президент «страны» и председатель ее Верховного Совета – парламента. Коньяк во время приема лился, как из Рога изобилия.

Потом гости из Германии стояли, окруженные представителями приднестровской номенклатуры, на трибуне во время парада. Мимо них проходили представители предприятий тяжелой промышленности. По всему городу были развешаны изображения государственного герба Приднестровья – серпа и молота под Советской звездой. Повсюду было много военных, кители которых были увешаны орденами и медалями. Все это напоминало давнишние майские демонстрации в Москве, только масштабы были поскромнее.

А может быть, Ваккер попал в какое-то «странное кино», например в «Гуд-бай, Ленин!», в котором «воскрес» бывший Восточный блок? Или в некий «временной тоннель» и «вернулся в СССР», как когда-то пели «Битлз»? Потому что улицы Тирасполя украшали не только памятники Ленину. Там были и Сталин, и другие герои советских времен. Они там, кстати, есть до сих пор.

Модель для Крыма?

Со времен визита Ваккера в Приднестровье мало что изменилось. Сейчас он говорит, что в следующий раз поедет туда нескоро, хотя социальные проекты по-прежнему реализуются. По его словам, он чувствует себя использованным. По поводу того, как в его присутствии в Тирасполе торжественно открывали кафе «Айленбург», он может лишь устало улыбаться. Но в какое государственное образование он попал тогда?

В самое, пожалуй, странное «государство» во всей Европе, «в самый большой советский музей под открытым небом», как Приднестровье описано в путеводителе Lonely Planet. Но как ни странно, эта «государственная» модель может неожиданно вновь оказаться актуальной прямо сейчас, после выхода Крыма из состава Украины и присоединения к России.

Ведь Приднестровье, где по одной трети населения составляют русские, украинцы и молдаване, также когда-то стало самостоятельным при помощи российского оружия и частично при поддержке российских войск. Брошенная Молдавией, граничащей с Румынией (которая, между прочим, является членом ЕС и НАТО), маленькая страна стремилась в объятия Москвы. Это было в 1990 году, после распада Советского Союза. Однако чтобы стать независимым, Приднестровью пришлось пройти через войну.

Война за Приднестровье

Около года Молдавии понадобилось на создание собственных вооруженных сил, которые в 1992 году отправились усмирять жителей мятежной республики. Целое лето длились бои против отрядов самообороны, составленных из русских жителей региона. В этих столкновениях с обеих сторон погибло около тысячи человек. Утверждения молдаван, что их противники получали поддержку со стороны расквартированной на территории страны 14-й российской армии, доказаны так никогда и не были.

Большинство погибших сражались на стороне сепаратистов, но в 1992 году Молдавия прекратила боевые действия. Россия, представленная президентом Ельциным и верным ему командующим 14-й армии Александром Лебедем, сумела добиться перемирия, означившего собой фактическое разделение государства. Но официально Молдавия по-прежнему считается единой.

На дипломатическом языке сложившуюся ситуацию можно назвать «замороженным конфликтом». Положение там было еще серьезнее, чем сейчас в Крыму. Узкое, но вытянутое в длину Приднестровье не граничит с Россией — между ними находится Украина. Кстати, в 1992 году украинцы также выступали за отделение Приднестровья от Молдавии и сражались плечом к плечу с русскими. К ним на помощь приезжали также добровольцы из России и Украины.

Произвольно проложенные границы

Молдавские войска, в свою очередь, пользовались поддержкой приезжавших из соседней страны румын. Таким образом, создалось впечатление, что Кишинев и Бухарест тайно разработали план по объединению обеих стран. Этому противились, однако, славянские жители Молдавии – русские и украинцы.

Тогда, в конце коммунистического правления Москвы, сложилась очень запутанная ситуация. Она стала запоздалым следствием произвольной прокладки границ между республиками, расположенными на периферии советской империи в период между Первой и Второй мировыми войнами и после 1945 года. Как Россия после «подарка» Хрущева Украине потеряла Крым, так же и Румыния, Молдавия и нынешнее Приднестровье вынуждены были терпеть многочисленные объединения, разъединения и передвижения пограничных линий.

После 1990 года спонтанными вынужденными переселениями русских, украинцев и представителей других народов воспользовалось руководство в Москве с целью выдвижения собственных территориальных претензий или, по крайней мере, для военной помощи соотечественникам.

500 тысяч человек

Таким образом, между Молдавией и Украиной неожиданно возникло новое независимое государство – мало кому известное, небольшое по территории (однако более крупное, чем, например, Люксембург) и с населением в 500 тысяч человек, расположенное на левом (от Молдавии) берегу Днестра. Сами жители называют свою страну Приднестровской Молдавской Республикой, коротко — Приднестровьем.

Визит Хубертуса Ваккера и других жителей Айленбурга пришелся как нельзя более кстати для тогдашнего президента Приднестровья Игоря Смирнова. Торжественные церемонии в Тирасполе с участием зарубежных гостей имели свой тайный смысл. Приднестровью до сих пор не хватает международного признания. В столице страны нет ни одного иностранного посольства. Можно сказать, что Приднестровье возглавляет своеобразное Содружество непризнанных государств, в котором состоят также Нагорный Карабах, Южная Осетия и Абхазия. Для Тирасполя это обстоятельство является почти что поводом для гордости.

Однако даже Россия не признала государственности Приднестровья, хотя Москва по-прежнему остается гарантом его независимости – не в последнюю очередь потому, что 14-я российская армия и спустя 24 года после обретения независимости Приднестровья дислоцирована на его территории. Официальным обоснованием для этого является необходимость охранять расположенное в Приднестровье тяжелое вооружение. Очевидно, однако, что именно с целью военного присутствия никто не хочет вывезти это оружие оттуда.

Благосклонность Москвы

Впрочем, Россия была и остается важнейшим торговым партнером непризнанной республики. При этом Приднестровью есть что предложить своим российским партнерам: с момента разделения Молдавской ССР Сталиным в 1945 году именно Приднестровье было промышленно наиболее мощной областью республики, ставшей впоследствии независимым государством. Тогда как Молдавия до сих пор остается преимущественно аграрной страной, восточный берег Днестра был и остается промышленно развитым.

Нельзя сказать, что такие отрасли, как сталелитейная и оружейная, машиностроение или производство цемента по-настоящему процветают, но они позволяют непризнанной республике зарабатывать российские рубли. Ее собственная валюта, кстати, тоже рубль, другими странами не признается. Кстати, на пятирублевой купюре изображен символ другого столпа местной экономики – фасад здания тираспольского коньячного завода KVINT.

Кстати, завод KVINT принадлежит крупному концерну «Шериф», который играет важнейшую роль не только в экономике, но и в политике Приднестровья.

Государство в частной собственности

Различные производители алкогольной продукции, автомобильные заправочные станции, газеты и телевидение, а также операторы мобильной связи, строительные компании и предприятия пищевой промышленности – все это фактически принадлежит ему, концерну «Шериф», несмотря на старый советский «фасад» всего приднестровского государственного образования. Даже представительством Mercedes-Benz в Тирасполе фактически руководит именно холдинг. А еще ему принадлежит одноименный футбольный клуб, который уже дважды выступал в Лиге Европы УЕФА.

«Шериф» и государство на протяжении очень долгого времени работали совместно. По стране даже ходят слухи, что настоящим владельцем концерна является бывший президент Игорь Смирнов, занимавший этот пост с 1991 по 2011 год. Концерн очень щедро поддерживал правительство, получая взамен налоговые и таможенные привилегии. Все эти годы Приднестровье считалось настоящим «рассадником» коррупции, «отмывания» денег и незаконной торговли наркотиками, оружием и людьми.

Однако перед президентскими выборами 2011 года «Шериф» отвернулся от Смирнова и поддержал кандидата от оппозиции. Но победителем неожиданно оказался третий, независимый кандидат – Евгений Шевчук.

Первые успехи

Бывший председатель парламента республики родился в 1968 году на территории нынешнего Приднестровья и окончил Тираспольский государственный университет.

Международная правозащитная организация Transparency International и ЕС по-прежнему обращают внимание на традиционные проблемы Приднестровья, но отмечают также и первые успехи Шевчука по их решению.

Что касается отношений с Молдавией, то они больше не являются беспросветными. Так, бесспорным лидером национального футбольного чемпионата был и остается все тот же ФК «Шериф». А национальная сборная имеет право выступать на клубном стадионе – самом современном спортивном сооружении по обе стороны Днестра.

Улли Кульке («Die Welt», Германия)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here