Как здоровье, Казахстан?

76

RW7Gdg4Y-234В Казахстане анализируют уроки киевского Майдана и меры по его предотвращению. С одной стороны, первым гвоздем в гроб местного благополучия может стать «падшая» экономика и оторванность власти от народа, с другой — имперские амбиции Кремля и антироссийские настроения.

Все смешалось в доме Облонских, писал Лев Толстой, не подозревая, что фраза из «Анны Карениной», написанной в 1877 году, станет крылато-точной в контексте политических адюльтеров и разводов конца прошлого — начала нынешнего столетия со всеми вытекающими отсюда кровавыми трагедиями, хаосом, геополитическими альянсами и мезальянсами.

Еще не улеглись страсти на Украине, как разговоры о стремительном распространении вируса киевского майдана расползлись чуть ли не по всему постсоветскому пространству. Эксперты гадают, кто первым подцепит эту «заразу» и угрожает ли она, в частности, Казахстану, счастливо избежавшему не только революций, но и серьезных позывов к ним. И какие уроки надо извлечь из украинских событий, чтобы их повторение было невозможно на территории влияния Нурсултана Назарбаева, до сих пор считавшегося главным гарантом политического «здоровья» Казахстана.

Впрочем, так ли могуче здоровье Казахстана? Местное издание «Диалог» полагает, что республика «рискует разделить судьбу своего бывшего соседа по СССР (Украины – прим. ред.)», и что «предпосылки к такому развитию событий уже назрели». В качестве «первого гвоздя», вбитого в гроб казахстанского благоденствия, оно называет экономические просчеты властей.

Речь, в том числе, идет о февральской инфляции и девальвации национальной валюты тенге, официально именуемой «коррекцией курса». Эта самая коррекция, считают казахстанские эксперты, четко продемонстрировала зависимость республики от импорта. И подчеркивают: «Для страны, где 80 процентов бюджета состоит из поступлений от добывающего сектора, а малый и средний бизнес находятся в плачевном положении, подобные потрясения имеют колоссальную социальную нагрузку».

По мнению экспертов издания, Казахстан сейчас находится у «красной черты», за которой замаячила угроза грандиозной социально-экономической катастрофы». Положение «тяжелейшее» практически во всех отраслях экономики: «Объемы собственного производства не превышают 15 процентов, а это угроза национальной экономической безопасности».

И вот, пожалуй, ключевая логика: «Проблемы возникли не сегодня, но вступление страны в Таможенный союз поставило вопрос ребром. Дошло до того, что в астанинских кулуарах поговаривают о торпедировании евразийского договора. В нынешних условиях подписание подобного документа поставит отечественных производителей буквально на колени».

Словом, корень зла, так или иначе, снова найден в евразийской интеграции — пока еще на уровне Таможенного союза. А, по сути, в пресловутом противостоянии Запада и Востока. Подчеркивать аналогию с Украиной уже излишне – она ясна и так.

Между тем власти Казахстана все больше развивают сотрудничество с Россией в самых разных сферах, несмотря на ее явные и мнимые «имперские амбиции». Но — вначале о совместных проектах Москвы и Астаны.

Во-первых, в марте стороны сообща осуществят запуск трех испытательных ракет, что, по информации Минобороны Казахстана, входит в интересы вооруженных сил обоих государств. Во-вторых, недавно Москва и Астана договорились о совместных разработках в сфере космоса и запусках космических аппаратов с «Байконура». Кроме того, Россия и Казахстан будут вместе осваивать газоконденсатное месторождение «Имашевское» на Каспии и прокачивать ежегодно около 7 миллионов тонн российской нефти в Китай по казахстанскому трубопроводу Атасу-Алашанькоу.

Речь также идет о создании совместных предприятий по производству оборудования для добычи нефти и газа, техническому обслуживанию и ремонту бронетанковой техники, учреждении в Усть-Каменогорске СП «Азия Авто Казахстан» (в партнерстве с «АвтоВАЗ»), и многом другом.

Словом, двусторонние казахстано-российские отношения имеют для обоих государств огромное значение – гораздо большее, чем в рамках Таможенного или иного интеграционного союза, и действующие власти Казахстана и России, по идее, ни за что не станут рисковать ими. Но это обстоятельство тем более наводит на мысль, что в контексте противостояния Запада и Востока и решимости первого распространить свое влияние на Центральную Азию Казахстану действительно может грозить попытка повторения украинского Майдана.

На всем этом фоне официальные и неофициальные лица России как нельзя «кстати» подбрасывают Астане «идеологические диверсии», вызывающие сильные эмоции не только в среде местных политиков, но и электората – особенно, в его, так сказать, шаткой части.

Чего стоят хотя бы недавние откровения писателя, лидера российских национал-большевиков Эдуарда Лимонова и шефа партии и парламентской фракции ЛДПР Владимира Жириновского. Первый заявил: «Я надеюсь, что часть Украины достанется России, если мы не будем зевать, и северный Казахстан достанется, можно будет получить наши русские города в Россию, в момент междувластия в Казахстане».

А Владимир Жириновский, который в массовом сознании ассоциируется с «рупором Кремля», выдал следующее: «Никаких республик в Средней Азии. … Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Казахстан – Среднеазиатский Федеральный округ».

Реакция МИД Казахстана была быстрой: в Москву полетела нота по Лимонову, в которой отмечалось, что хоть он и не является официальным лицом и не выражает позицию Российской Федерации, но Астана все же ждет от РФ «разъяснений», касающихся заявления национал-большевика.

Что же до Жириновского, казахское внешнеполитическое ведомство напомнило, что «обладатель столь высоких государственных постов» уже неоднократно позволил себе «неприемлемые высказывания в адрес нашей страны». Не грех бы ему, попеняла Астана, отнестись к собственным публичным заявлениям «серьезно и ответственно».

МИД Казахстана также проинформировал, что рассматривает возможность «применения персонально в отношении г-на Жириновского мер дипломатического характера». А пока Астана просит Москву «дать официальную оценку соответствию выступления г-на Жириновского духу союзничества и стратегического партнерства между Казахстаном и Россией».

Напряглись и, что называется, простые люди. И не очень простые – тоже. В частности, депутат киргизского парламента Николай Лагутов потребовал от МИД Казахстана запретить Лимонову и Жириновскому въезд на территорию республики. Поддержали его и другие депутаты. А казахстанское издание Central Asia Monitor констатировало: в заявлениях Лимонова и Жириновского «содержались призывы к нарушению целостности Казахстана и признаки посягательства на суверенитет республики».

Возвращаясь к «урокам Майдана» для Казахстана. Вышеупомянутое издание приводит мнение политолога Максима Казначеева, выделившего несколько превентивных аспектов, включая решение социальных вопросов: «Фактически именно негативная социальная обстановка формирует ту базу протестности, которая потом используется различного рода политическими группами, в том числе радикальными, для дестабилизации обстановки в стране».

Далее: «Ни в коем случае нельзя медлить с решением проблем, когда политические страсти накаляются. Если пустить ситуацию на самотек, то она, как правило, приводит к еще большей эскалации насилия, напряженности и т.д.».

И третье, не менее важное, на что власти Казахстана, в контексте украинских событий, должны обратить особое внимание – это минимизирование влияния иностранных структур на внутриполитические процессы в стране. «То есть, — пояснил эксперт, — применительно к Казахстану во главу угла необходимо ставить вопрос о повышении собственной информационной безопасности».

А профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев подчеркивает «структурную близость» Украины с Казахстаном (собственно, как практически со всеми странами постсоветского пространства), и настаивает на срочном сокращении дистанции между властью и населением. «… Определенные характеристики являются для нас общими. Во-первых, это слабость государства: мы не видим идентификационной целостности, население дистанцировано от государства, которое, в свою очередь, не прилагает усилий к тому, чтобы сократить эту дистанцию».

Во-вторых, «это кризис представительной власти: парламент и другие избираемые населением структуры не обладают общим набором интересов с самим этим населением… Названные характеристики в наших странах совпадают, соответственно при определенных критических точках давления нельзя исключать того, что события, подобные тем, что имели место на Майдане, могут произойти и в Казахстане – пусть и не с такой эмоциональной напряженностью».

Между тем Россия вряд ли собирается уходить из Центральной Азии – равно, как и с Украины, — хотя Запад, путем прямого или косвенного вмешательства, пытается ограничить ее влияние в обоих регионах. Вместе с тем, Россия и центрально-азиатские республики – особенно Казахстан – имеют устойчивые политические, экономические и военные связи. Поэтому возможное масштабное выталкивание России из Центральной Азии может привести к еще большему конфликту интересов Востока и Запада.

Во-первых, внушительная часть Центральной Азии является кладезем углеводородного сырья; во-вторых, присутствие России в центрально-азиатском регионе облегчает ее взаимодействие с Китаем, Индией и мусульманскими странами Востока; в-третьих, дает возможность защитить собственные границы от исламских террористических организаций: Афганистан – рядом.

Но Запад наступает на пятки, и в какую сторону качнется политический маятник в Центральной Азии – неизвестно: государства региона, не считая Казахстана, либо вообще не желают евразийской интеграции (Узбекистан, Туркмения), либо заигрались с тайм-аутом (Киргизия, Таджикистан).

Вероятно, ситуация прояснится ближе к началу вывода войск НАТО из Афганистана, то есть к концу текущего года. Но тогда вопрос встанет следующим образом: либо полностью уйти под военных зонтик России, либо уступить территории под военные базы американцев и их союзников. Но если выбор будет сделан в пользу последнего варианта, украинские события покажутся малой репетицией перед большим боем.

Ирина Джорбенадзе
rosbalt.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here