Перед последней попыткой импортировать Евромайдан

278

0614rus-1Киев в дыму невиданных массовых беспорядков, дошло до применения огнестрельного оружия «мирными демонстрантами» против полиции, счет жертв идет на десятки, за медицинской помощью обратились свыше тысячи человек. За событиями в Киеве пристально следят из Армении, так как события на этом участке геополитического цивилизационного противостояния воздействуют и на ситуацию в нашей стране.

Предапрельские тезисы

«Оранжевые» уже порядочное время как упоминают апрель месяц. Ранее, например, Грант Багратян выразил надежду, что 28-ого марта, когда Конституционный суд будет решать судьбу обязательной накопительной пенсионной системы, наберется достаточно большая масса протестующих и станет возможным и у нас начать Евромайдан. О необходимости не позже апреля объединить оппозицию заявил Раффи Ованнесян, когда помпезно выступал со своим «годовым национальным посланием». Об апрельской активности говорили как Паруйр Айрикян, так и Вардан Осканян. И вообще намеки об ожидающихся в апреле событиях можно увидеть по всему «оранжевому» полю.

Что имеем в данный момент? 18-ого февраля Раффи Ованнесян отказался от идеи проведения митинга и собирается дать на площади Свободы пресс-конференцию. Микромитинг Паруйра Айрикяна на той же площади побил все рекорды малочисленностью участников. То есть, выступления против вступления Армении в Таможенный союз имеют нулевую общественную поддержку, даже в фейсбуке крутится полушутливая арифметическая задача: «На митинги Айрикяна приходят на трое участников больше, чем на митинги Ани Захарян, но на трое участников меньше, чем на митинги Раффи. Вопрос: сколько участников они собирут все вместе, если известно, что на митинги Ани Захарян кроме нее приходит только парень, держащий мегафон, и парень, кричащий «да!»?» Очевидно, что хотя дяде Сэму позарез нужны выступления против Таможенного союза, никакой лозунг против Таможеннного союза не пригоден на то, чтобы собрать масссу, вне зависимости от того, кто озвучит подобные лозунги, то есть, остается единственный вариант собрать массу по любому удобному поводу, а когда она соберется, спровоцировать волнения и беспорядки будет вопросом техники и технологии. И месяц апрель — последнее окно возможности дестабилизировать стуацию в Армении и тем самым попытаться предотвратить ее вхождение в Таможенный союз.

Вопросы цены на газ, астрономические счета за отопление в декабре и январе, попытки спекулировать вокруг сомнений о калорийности газа особого воодушевления у народа не вызвали. Не оправдалась и идея создать выступающее против власти объединение ветеранов Карабахской войны. Один из авторов этой идеи — Сасун Микаелян в принцип сам отказался от нее, а прошедший съезд добровольцев Еркрапа выразил полную поддержку президенту страны.
Единственным массовым движением остается движение против обязательной пенсионной накопительной системы, тем более, что она состоит из имеющих работу граждан до 40 лет. И возникает вопрос: а возможно ли политизировать это движение, трансформировать его в движение против власти или, тем более, против Таможенного союза?
Этот контингент практически невозможно превратить в ярых противников Таможенного сюза, тем более что именно Таможенный союз может дать шанс на пересмотр положений пенсионной реформы западного образца. Отставка правительства или президента этих людей не особенно интересует, а если будет диалог с участниками протестов, то почва для подобных настроений вряд ли возникнет. Кроме того, в отличие от идущих в 2008-ом за Левоном Тер-Петросяном и в 2013-ом за Раффи Ованнесяном масс, костяк этого движения в основном состоит не из люмпенизированных агрессивных элементов, которым нечего терять, а из имеющих статус и высокооплачиваемую работу прагматичных молодых людей. Практически, очень трудно сподвигнуть эту массу на столкновения с правоохранителями и тем более — втянуть в массовые беспорядки. Другое дело, что если где-то собирается большая масса людей, то силовым структурам становится труднее нейтрализовать мобильные группы профессиональных провокаторов. Это явно потребует от силовиков больше усилий и умения.

Политическое поле неизбежно станет
более четким

Весьма любимое со стороны АНК 1-ое марта — это тот повод, который удобен для возможнорго старта митинговой волны. Некоторые, например, Никол Пашинян и Сасун Микаелян склонны к более острым сценариям вплоть до ночных акций протеста, сторонники Левона Акопыча, пожалуй, предпочитают относительно более мирные варианты. Но наличествует один важный нюанс — стартовое количество митингующих. Большую массу не могут обеспечить ни АНК, ни Дашнакцутюн, ни «Наследие». Подобный ресурс имеет исключительно ППА, но приведет ли эта партия свою большую людскую массу на площадь? Именно тут и кроется загвоздка. С одной стороны, наличествует фактор раздвоения ППА, с другой — лидерские амбиции. Сейчас так же, как и во время прошедших общегосударственных выборов, по факту наличествуют 2 ППА — классическая и возглавляемая Осканяном «оранжевая». Сейчас это размежевание стало острее. С одной стороны, осканяновское крыло вынуждено выступать с абсурдным тезисом, что является сторонником пророссийской ориентации, но противником Таможенного союза. В то же время наличествуют некие внутрипартийные процессы. Ясно, что кроме Гагика Царукяна никто не может обеспечить единство этой разношерстной партии. И лидер ППА в своем программном выступлении на съезде озвучил весьма прозрачный намек: «Когда придет тот день, что я увижу, что в стране произошли необходимые и важнейшие изменения, страна развивается в нужном направлении, проблемы людей шаг за шагом решаются, я с большим удовольствием уйду из политики. Займусь другими делами, займусь спортивной сферой, благотворительными программами, которые мне очень по душе, и таким образом буду приносить пользу моему народу». Лидер партии также предупредил соратников о возможных рисках: «Дорогие депутаты, члены политсовета, члена совета старейшин, место для вашей работы не теплый комфортабельный офис, а улицы, дворы, залы собраний, где будут собираться люди, дабы громко заявить о своих проблемах … Наш ждет очень трудная работа, кто готов к этому, того я буду рад видеть рядом с собой, у кого в мыслях что-то другое, пусть лучше не питает пустых надежд».

Антивластную, а тем более «оранжевую» политику ППА как партия может проводить только в одном случае — если ее лидер действительно предпочтет заняться делами, которые больше ему по душе, и уйти из политики. То есть, только в том случае, если Роберт Кочарян выйдет из тени. Кстати, его офис пока что ограничился сдержанной похвалой в адрес лидера ППА: «Не хотелось бы сейчас обращаться к какому-либо фрагменту его выступления и давать ему оценку. Но мы считаем, что во время съезда Царукян озвучил множество объективных оценок нынешней ситуации в Армении». Кстати, исключительно к лидеру ППА относилась и формула, озвученная руководителем фракции РПА Галустом Саакяном: «Мы даем оценку только выступлению Царукяна, а остальных не комментируем». Эти «остальные», то есть, выделяющееся из основной массы осканяновское крыло подверглось уничтожающей критике со стороны республиканцев.

Ясно, что в случае теоретически возможной смены лидера в ППА останутся только малочисленные представители «оранжевого» крыла, а остальные, в том числе не только депутаты или имеющие иной официальный статус, но и рядовые партийцы, предпочтут быть от греха подальше. То есть, ППА потеряет статус массовой партии. С другой стороны, наличествует и фактор ревности со стороны оппозиционных партнеров. Так, например, по вопросу о сплочении вокруг ППА вице-председатель «Наследия» Армен Мартиросян сказал: «Прошедшие президентские выборы показали, что невозможно сплочение вокруг какой-либо одной личности или политической силы, сплочение возможно только вокруг единой повестки дня в формате равенства участников, то есть то, что мы видим последние несколько месяцев. Я думаю, что, в любом случае, сплочение является правильнм форматом, но не вокруг кого-либо, а все вместе вокруг чего-либо». А депутат от АНК Арам Манукян счиатет, что ППА не предлагает сплотиться вокруг себя: «Мы в парламенте очень часто встречаемся в формате четырех политических сил, и поле сотрудничества сейчас более широкое, спектр более широкий». А дашнакский депутат Арцвик Минасян утверждает: «Я считаю, что это искуственный вопрос. Сегодня в оппозиции нет проблемы лидера. Существует повестка дня, вокруг которой все силы должны попытаться найти общность».

Получается, что ревность наличествует еще до старта. Ну допустим, на ближайшей парламентской четырехдневке четыре фракции выразят вотум недоверия правительству, но ведь чисто арифметически их голосов недостаточно, дабы отправить правительство в отставку. Следовательно, единственное, что они могут, это шуметь с парламентской трибуны. Да и сам факт того, что эти четыре силы требуют отставки именно премьер-министра и правительства, означает, что они не возражают против проводимой президентом политики, а всего лишь недовольны исполнительной властью, проводящей в жизнь эту политику. Рассуждения о том, якобы тактически более выигрышно и более реально сначала отправить в отставку премьер-министра, не выдерживают критики — этак можно докатиться и до «тактически выигрышных» требований отставок вплоть до уровня сельских старост. Это означает, что весь оппозиционный пафос надуман и является всего лишь средством провести более выгодный торг с властью. Ну каким образом может быть оппозиционной ППА, сама себя считающая не оппозицией, а альтернативой, и битком набитая бизнесменами и карьеристами, которые против власти пойдут только при наличии гарантий на победу. Да и дашнаков, получивших из рук властей назначения на дипломатические должности, довольно трудно считать оппозицией. Что касается АНК, то вряд ли когда АНК официально регистрировалась как политическая партия, только за их красивые глаза власть предпочла не заметить множество юридически подозрительных моментов, связанных с самой регистрацией…
Но вернемся к деятельности четверки. Быть может, эти четыре парламентские фракции проведут и митинги против пенсионной реформы. Но вряд ли к этим митингам с большим воодушевлением отнесутся представители массового гражданского движения против пенсионной реформы, не желающие, чтобы их использовали в чьих-то политических или групповых интересах. Да и неясно, как воспримется, например, возможный открытый союз Роберта Кочаряна и Левона Тер-Петросяна, если и сегодня представителей АНК довольно обоснованно обвиняют в том, что они с потрохами продали кровь первомартовских жертв ради получения семи мандатов…

Короче говоря, в марте и апреле будет видно, куда дует ветер. Не нужно забывать, что кроме жаждущих армянского Евромайдана внутренних пятых колонн, наличествует и «внешний Евромайдан» в лице живущих в соседнем мазутном султанате турок, и «внешний Евромайан» может быть задействован заокеанскими кукловодами, если внутренний вдруг окажется недопустимо слабеньким…

Ованнес ГАЛАДЖЯН

iravunk.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here