Реанимация принципа самоопределения наций?

59

QUKV2J01ICU4 марта российский президент Владимир Путин дал отрицательный ответ на вопрос журналиста о том, рассматривается ли Москвой вариант присоединения Крыма к России: «Нет, не рассматривается!» Но означает ли это, что кремлевское руководство исключает подобный сценарий? Нет, не означает! Сколь однозначен был российский глава в своем ответе на прямо поставленный вопрос, столь же однозначным был его комментарий на свой же ответ.

Владимир Путин счел необходимым пояснить свою позицию: «Я вообще полагаю, что только граждане, проживающие на той или иной территории, в условиях свободы волеизъявления, в условиях безопасности могут и должны определять свое будущее. И если это было позволено, допустим, сделать косоварам, косовским албанцам, если это было позволено сделать вообще во многих частях света, то право нации на самоопределение, закрепленное, насколько мне известно, и в соответствующих документах ООН, никто не отменял. Но мы ни в коем случае не будем провоцировать никого на такие решения и ни в коем случае не будем подогревать такие настроения. Я хочу подчеркнуть, я считаю, что только сами граждане, проживающие на определенных территориях, имеют право определять свою собственную судьбу».

Картина вырисовывается предельно ясная: на дипломатическом языке позицию Кремля можно выразить примерно так: Москва не будет подогревать сепаратистские настроения (именно потому и «не рассматривает вариант присоединения»), но вместе с тем не может и не уважать международное политическое законодательство, предусматривающее в том числе и право наций на самоопределение. На более приземленном языке это означает, что если население Крыма решит на одном из референдумов изменить свой политический статус – провозгласить полный суверенитет или вернуться в состав России, то Москва серьезно обдумает все возможные варианты. В конце концов, если она признала независимость Абхазии и Южной Осетии, то почему бы ей не уважить мнение более близкого во всех отношениях крымского населения?

Право наций на самоопределение получило международное признание в процессе распада колониальной системы мира и было закреплено в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 14 декабря 1960 года. Принятие декларации ускорило ликвидацию колониальных режимов, и на развалинах империй в 60-е годы возникло около 100 новых государств. Помимо Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам есть и другие соответствующие документы, которые подразумевал в своем заявлении Владимир Путин.

В частности, принятый Генассамблеей ООН в декабре 1966 г. и вступивший в силу в марте 1976 г. Международный пакт о гражданских и политических правах, гласящий: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие. Все участвующие в настоящем пакте государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны в соответствии с положениями Устава ООН поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право».

Еще одним основополагающим документом ООН, который наверняка имел в виду российский президент, является Декларация о принципах международного права (от 24 октября 1970 г.), которая гласит: «В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями устава». Особо следует отметить, что в той же декларации специально указывается: «способами осуществления права на самоопределение могут быть создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса».

Аналогичные принципы закреплены в Хельсинкском Заключительном акте 1975 г., итоговом документе венской встречи 1986 г. и других международно-правовых актах. Таким образом, современная политическая карта мира и современные контуры государственных границ являются следствием применения именно принципа национального самоопределения. Сам факт признания в промежутке только последних двадцати лет более 30 новых государств свидетельствует о том, что процесс образования независимых субъектов международного права протекает и в наши дни (тот же Южный Судан) и что он протекает именно на основе принципа национального самоопределения. Иначе говоря, на базе изменяемости государственных границ.

Применение принципа территориальной целостности фактически подчинено праву нации на самоопределение. В противном случае политическая карта мира так и осталась бы неизменной с 1950-х гг. Декларация о принципах международного права прямо отмечает, что в действиях государств «ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или к полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов». Ну а если отдельные государства не соблюдают этот принцип?

Хельсинкский заключительный акт 1975 г. (VIII. Равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой) в этой связи предостерегает: «Государства-участники будут уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств. Исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие. Государства-участники напоминают о важности исключения любой формы нарушения этого принципа».

Собственно, эти документы и имел в виду российский президент, говоря о том, что закрепленное в соответствующих документах ООН право наций на самоопределение никем не отменено. И если оно уважается в отношении одних народов (тех же косовских албанцев и косоваров), то почему право на свободное волеизъявление не может быть применено в отношении других народов, в частности, крымского населения?

Между прочим, именно на перечисленные международные правовые документы и опирались в конце 1989 г. американские законодатели, когда выражали свою солидарность с народом Нагорно-Карабахской автономной области. Напомним, что 20 июля 1989 г. Комитет по иностранным делам Сената США принял резолюцию с длинным названием: «О содействии США в мирном урегулировании спора вокруг Нагорного Карабаха согласно желанию народа Советской Армении». Документ призывал советского лидера Михаила Горбачева «обсудить с представителями Нагорного Карабаха, а также представителями демократического движения требование о воссоединении с Арменией».

Месяцами позже (19 ноября 1989 г.) Сенат США принял вторую резолюцию по Нагорному Карабаху, поддерживающую стремление народа области к воссоединению с Арменией. «Ввиду того что 80% армянского большинства, проживающего на территории Нагорно-Карабахской автономной области, выражает обеспокоенность, а Комитет особого управления НКАО оказался неэффективным… содействовать в ходе двусторонних дискуссий с Советским Союзом справедливому урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха, которое действительно отражало бы взгляды народа этой области».

Сегодня, по прошествии стольких лет, очевидно, что принятие этих документов диктовалось политической целесообразностью: поддержка армянскому народу обуславливалась осознанием необходимости скорейшего развала СССР и соответственно важности поддержания на территории распадающегося Союза стабильных очагов напряженности, одним из которых и был карабахский. Но в данном случае обращаем внимание на другое: вне зависимости от холодного расчета и прагматизма американские резолюции не могли родиться в обход основополагающих принципов международного права.

В период распада СССР существовало четкое осознание того, что международное право не знает принципиального противоречия между правом на самоопределение наций и принципом территориальной целостности государств. Кстати, это очень важная деталь, так как нынешнее состояние переговорного процесса по урегулированию, как правило, объясняется невозможностью «совместить две несовместимости». Принимая в 1989 г. «армянские резолюции», американские законодатели не скрывали очевидности того факта, что проблемы «совмещения несовместимостей» вообще не существует.

4 марта 2014 года об этом говорил уже и Владимир Путин.

«Голос Армении»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here