Ходжалу. Сентябрь 1988 г.

149

g_image.php_151Хоровые песнопения азербайджано-турецких СМИ об «армянских зверствах» в Ходжалу из года в год звучат все зычнее и раскатистее, состряпанный закавказскими турками на крови собственных соплеменников крикливый коммерческий бренд шагает по планете, сопровождаемый шумными застольями, обильными возлияниями, тарелками с каспийской икрой и нелепыми резолюциями.

Однако мало кто сегодня вспоминает о событиях, происходивших в Ходжалу за несколько лет до знаменитого штурма. Хотелось бы, обобщив, напомнить и о них.

С первых лет существования Азербайджанской ССР властями этой республики проводилась неустанная работа по изменению как демографической ситуации в Карабахе и армянонаселенных районах Азербайджана, так и топографической карты региона. Это проявлялось в том, что на всех стратегических трассах и дорогах вырастали чисто азербайджанские населенные пункты, армянские села отрезались друг от друга, произвольно менялись названия и административные границы районов. Добраться из одного армянского села в другое, не покинув при этом территорию НКАО или не попав в село с азербайджанским населением, зачастую было просто невозможно. Эта политика сыграла на руку врагу на первом этапе войны.

Что касается конкретно Ходжалу, то на административной карте тогдашней НКАО он был ничем не примечательным небольшим селом. Но с началом Карабахского движения стратегическую важность его местоположения бакинские власти оценили незамедлительно. Ведь помимо его нахождения на жизненно важной трассе Степанакерт-Аскеран, в окрестностях Ходжалу находился и единственный в автономной области степанакертский аэропорт, который, вскоре после начала головокружительных событий, превратился в единственное для карабахских армян окно во внешний мир. После того, как при содействии советских войск аэропорт перешел под контроль азербайджанского ОМОНа, он превратился в место дополнительных издевательств и унижения армянского населения Карабаха.

Как известно, ответом на мирные требования арцахских армян стали погромы в Сумгаите (февраль 1988 г.). В мае 1988 года последние армянские жители были изгнаны из города Шуши.

А 18 сентября того же года в Ходжалу опьяненные безнаказанностью погромщики перекрыли дорогу Степанакерт-Аскеран и стали нападать на принадлежащие армянам транспортные средства. Первым подвергся нападению автобус, перевозивший армянских студентов с сельхозработ: вандалы забросали его булыжниками. Затем последовали нападения на все проезжающие через Ходжалу автомашины с пассажирами-армянами. При этом в ход пошло уже огнестрельное оружие. В результате этой акции погиб пожилой рабочий Айрапет Шахраманян, свыше сорока человек получили тяжелые ранения[1].

А это выдержки из историй болезни потерпевших:

«Шахраманян Айрапет Сулейманович, 61 год, диагноз: тяжелая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга тяжелой степени, открытый перелом свода черепа, эпидуральная гематома, ушибленные раны волосистой части головы. Умер в больнице».

«Тонян Валерий Давыдович, 38 лет, рабочий конденсаторного завода: огнестрельное дробовое проникающее ранение грудной клетки и грудной полости с ранением сердца, левого легкого, желудка, тонкого кишечника, брызжейки кишечника и малого солнышка с гематомами».

«Бегларян Равшан Максимович, 35 лет, слесарь: пулевое ранение левой височной области».

«Саркисян Альберт Артемович, 37 лет, электросварщик: огнестрельное проникающее ранение брюшной полости с повреждением кишечника и отрывом левого мочеточника».

«Гаспарян Далина Цатуровна, 37 лет, мастер РСУ: открытый перелом свода черепа, сотрясение головного мозга, ушибленные ссадины лица, тела».

«Аршакян Гриша Генрихович, 26 лет, рабочий РСУ: сквозное пулевое ранение правой подвязочной поясничной области. Пулевое ранение правого локтевого сустава», и т. д.[2]

За эти нападения к уголовной ответственности было привлечено… два человека. В сообщении ТАСС по этому поводу говорилось следующее:

«Следователи установили, что в массовых беспорядках в селе Ходжалу участвовало практически все его население азербайджанской национальности, но ограничили свою деятельность выявлением наиболее активных участников нападения (Было бы и юридически, и политически неверно привлекать к уголовной ответственности всех лиц, так или иначе вовлеченных в эти события)». В итоге под суд было решено отдать лишь двух человек. «Кроме них в ходе расследования были изобличены в преступлениях еще восемь человек. Но, учитывая, что действия этих лиц не повлекли тяжких последствий, все они дали чистосердечные показания, раскаялись в содеянном, положительно характеризуются по месту работы и жительства, в отношении них уголовные дела прекращены. Этих лиц взяли на поруки трудовые коллективы. Принимаются во внимание и другие факторы. Среди тех, кто передан на поруки — рабочий совхоза Б. Ширинов. Он — отец девятерых детей и, конечно, следствие учло это немаловажное обстоятельство»[3].

Из этого следует, что, за исключением двух человек, все погромщики в который уже раз избежали справедливого наказания: были отпущены за недостаточностью улик. Уникальный юридический казус: «В массовых беспорядках в селе Ходжалу участвовало практически все его население азербайджанской национальности» и следующее за ним: «изобличенные в преступлениях положительно характеризуются по месту работы». Дальше больше: «Этих лиц (Уличенных в преступлениях – П.) взяли на поруки трудовые коллективы». Если кто-то еще не понял, поясню: преступники положительно охарактеризовали других преступников и взяли их на поруки. И этого оказалось достаточно, чтобы и те и другие не были привлечены к ответственности. Не удивительно, что события сентября 1988 года в Ходжалу постепенно и благополучно забылись. Причем и нами тоже.

Последующие за этим инцидентом месяцы в Ходжалу рекордными темпами идут строительные работы. По мере разворачивания грандиозной стройки (и это на фоне полной блокады армянских населенных пунктов и введенного в них комендантского часа) полным ходом идет заселение Ходжалу азербайджанцами из других районов республики, а после «ферганских событий» в Узбекистане (июнь 1989 г.) – еще и месхетинскими турками. К этому нелишне будет добавить, что в ход шли и украденные азербайджанцами домики, предназначавшиеся жертвам Спитакского землетрясения. К тому же, возведение высотных зданий в Ходжалу серьезно затруднило работу Степанакертского аэропорта.

42638_600На здании ходжалинской пятиэтажки отчетливо виден год постройки — 1991

Таким образом, только за два с половиной года население поселка утраивается с 2135 человек в 1988 г. до 6300 в 1991 г.[4], благодаря чему Ходжалу получает от бакинских властей статус города. К весне 1991 г., нашпигованный вооружением, в том числе артиллерией и реактивными установками залпового огня, поселок становится одной из основных азербайджанских огневых точек.

Как я уже упоминал в предыдущей статье о Ходжалу, поселок-городок, стремительно выросший на дороге из Степанакерта в Аскеран, рассекший Арцах пополам и поливавший огненным градом столицу мятежной республики и окрестные армянские села, — как и огневая точка в Шуши, — был изначально обречен. Иначе обречен был бы Степанакерт[5].

Военная операция по подавлению огневых точек в Ходжалу и разблокированию Степанакертского аэропорта началась 25 февраля 1992-го в 23.30 и завершилась 26 февраля в 3 часа утра. Ей предшествовали ультиматум, многократно предъявленный армянской стороной задолго до начала операции, а после — неоднократные предупреждения о предстоящем штурме по радиосвязи и громкоговорителям. Для мирных жителей был оставлен коридор в северо-восточном направлении в сторону населенного пункта Агдам.

В ходе операции было освобождено 13 армянских заложников (6 мужчин, 6 женщин и 1 ребенок), остальные 34 были уведены азербайджанскими военными. Дальнейшие сведения о них отсутствуют.

«Очевидно, что те, кто хотели создать видимость осквернения трупов армянами, обезобразили, в первую очередь, именно тела заложников-армян, чтобы их невозможно было идентифицировать. Именно с этой целью со многих трупов была снята верхняя одежда, именно по этой причине тела несчастных жертв подверглись надругательствам, изменившим их до неузнаваемости»[6].

Попавшие в ходе операции в плен азербайджанцы были добровольно переданы азербайджанской стороне, что подтверждено заключением Московского правозащитного центра общества «Мемориал».

В послевоенные годы поселок, получивший армянское название Тандзатап, заселялся беженцами из захваченных Азербайджаном во время боевых действий армянских сел. В 2000 году он был переименован в Иванян, в честь одного из создателей Армии Обороны НКР — генерала Христофора Ивановича Иваняна (1920-1999). Согласно последним данным статуправления НКР в поселке проживают 1021 человек.

ПАНДУХТ
——————————————————————————————————-

[1] «Коммунист» от 25 сентября 1988
[2] Сборник «Сумгаит… Геноцид… Гласность?». Ереван, 1990
[3] «Известия» от 10 марта 1989
[4] Доклад общества «Мемориал». «Независимая газета» от 18 июня 1992
[5] Пандухт.«Ходжалу». pandukht.livejournal.com/17005.html
[6] «Трагедия Ходжалы». sumgait.info/khojaly/khojaly.htm

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here