Прелюдия «Сумгаита»

565

karabahskoe_dvizenie6Что произошло в Аскеране 22 февраля 1988 г.?

Принято считать, что первым ответом Азербайджана на историческое решение сессии облсовета НКАО от 20 февраля стал «сумгаит». Гораздо меньше известно о том, что первая попытка реализовать сценарий устрашения арцахцев была предпринята 22 февраля в Аскеране.

Этот день скорее известен тем, что именно тогда пролилась первая кровь, — речь о гибели двоих азербайджанцев, обстоятельства которой по сей день остаются весьма сомнительными. Именно сообщение об их смерти в Аскеране, прозвучавшее из уст заместителя генпрокурора СССР Катусева, считается роковым для начала «сумгаита» — дескать, оно послужило детонатором для взрыва насилия. Между тем многочисленными фактами и свидетельствами давно доказано, что «сумгаит» был организованной и тщательно подготовленной акцией. То, что случилось в Аскеране несколькими днями ранее, — еще одно убедительное тому подтверждение.

Приведем рассказ одного из непосредственных участников событий — нынешнего мэра города Алеши Габриеляна, который 26 лет назад занимал должность заведующего отделом образования Аскеранского района.

«21 февраля в Аскеран прибыл представитель министра просвещения Аз-сср Вагиф Алиев. Вечером он собрался ехать в райком, и мы поехали вместе. Вторым секретарем райкома был азербайджанец, и я увидел, что в его кабинете собрались приехавшие в район эмиссары из Баку. Впоследствии мы узнали, что обсуждали они именно те события, которые произошли на следующий день.

Утром 22 февраля мне позвонили и велели в 9 часов быть в райкоме, хотя обычно все совещания начинались в 11. Приехав, мы увидели, что там присутствуют приехавшие из Баку партийные функционеры, как, к примеру, завотделом ЦК М. Асадов. Начали обсуждать план социально-экономического развития НКАО, которому со стороны Аскеранского района требовалось выразить одобрение. Ситуация постепенно накалялась: принять решение не удавалось, поскольку мы всячески сопротивлялись. Между тем за окнами постепенно собирался народ, а от жителей приграничных с Агдамом сел начали поступать сообщения о том, что «турки идут». Мы вначале не верили – кто же мог подумать о подобном в советское время… Но вести становились все убедительнее, а главное – прибывали армянские машины с разбитыми стеклами, со следами от ударов камней, покалеченные, виден был дым с нефтебазы, а затем и пламя со стороны колхозной мельницы.

И тут мы увидели в окно какую-то движущуюся темную массу. Не только по дороге, которую они полностью перекрыли, но и прямо через виноградники шла огромная толпа одетых в основном в черное людей. Эта черная масса, словно зловещая туча, вскоре заполонила все вокруг. Двигались они со стороны Агдама и разбивали, громили и поджигали все, что попадалось на пути. Несколько аскеранцев, которые подошли к толпе, были жестоко избиты. Их пытали, заставляя, например, есть землю, мол, земли захотели – ешьте. Из этих людей сейчас жив только один, да и тот стал душевнобольным. Двое скончались в больнице спустя несколько месяцев, остальные – через несколько лет. Так вот, громя все на своем пути, толпа подошла к Аскерану. Здесь тогда был небольшой мостик, который и стал разделительной линией. С одной стороны, стояла эта черная толпа, посередине – милиционеры, а по ту сторону — аскеранские армяне.

Рядом с мостиком тогда было коммунальное хозяйство с различной техникой – экскаваторами, тракторами, автомобилями. Они разбили всю технику, кроме одного трактора, на котором работал азербайджанец из Ходжалу. То есть они заранее знали даже о том, где и на какой технике работают азербайджанцы. Это был запланированный и хорошо подготовленный марш-бросок. По бакинскому телевидению потом заявляли, что этот марш преследовал «мирные, дружеские цели», якобы они шли для примирения с нами. На самом деле их целью было запугать армян, задушить Карабахское движение и не дать ему распространиться.

Пришедшая из Агдама толпа насчитывала десятки тысяч человек. В нескольких автомобилях, которые ее сопровождали, в большом количестве были заостренные арматурные прутья, камни, дубинки… Спрашивается, для чего они все это заранее приготовили и привезли с собой, если марш преследовал «дружеские цели»? И как может мирная демонстрация сопровождаться поджогами и разгромом всего, что попадалось на пути, пытками и избиением людей? Я уверен, что здесь, в Аскеране, они попытались в первый раз реализовать сумгаитский сценарий. Но это не удалось сделать в силу нашей сплоченности и оказанного сопротивления, чего не было в Сумгаите, где армяне жили разрозненно. Нас хотели запугать, но, получив адекватный отпор, вынуждены были убраться восвояси».

asker-3В Аскеране армяне преподали, по сути дела, первый урок надеявшимся все решить с помощью грубой силы организаторам будущих погромов и геноцидов. Добавим, что в какой-то момент противостояния раздались выстрелы, убившие двоих нападавших. Доподлинно известно, что одного из них сразила пуля милиционера-азербайджанца. Вот что пишет публицист Александр Василевский в статье «Туча в горах», опубликованной в журнале «Аврора» (N10, 1988 г.): «Несомненно по крайней мере, что к убийству одного из них, 22-летнего Али Гаджиева, фрезеровщика Агдамского станкостроительного завода, армяне Нагорного Карабаха отношения не имеют. Вот что рассказал мне об обстоятельствах гибели Али его родной брат, 29-летний инженер-строитель Ариф Гаджиев: «В Али стрелял милиционер-азербайджанец. Брат умер мгновенно: выстрел был в упор, пуля прошла насквозь, попала в сердце. Между ним и офицером произошел спор. Потом Али схватился за Ульви Вахрамова, своего приятеля, и сказал: «Держи меня, в меня стреляли». И упал. Ульви видел милиционера, который стрелял. Он его не знает, но хорошо знает другого офицера – агдамского, который сразу посадил стрелявшего в машину и уехал».

Обстоятельства гибели этих двоих, несмотря на проведенное следствие, так и не были выяснены, а причастность к их смерти кого-либо из аскеранцев не была доказана. Что не помешало мгновенно распространить слухи о том, что, дескать, «армяне убили в Аскеране двух азербайджанцев».

Габриелян приводит еще один факт организованности нападения. Один из аскеранцев сделал несколько фотоснимков происходящего. Сразу после произошедшего у него изъяли аппарат, напечатали снимки и начали запугивать всех, кто оказался на фото, уголовным преследованием. Потом была попытка «пришить» аскеранцам уголовное дело. Габриелян рассказывает, что вначале их вызвали на суд в Кировабад, но они отказались ехать, понимая, что, скорее всего, не вернутся оттуда живыми. Тогда суд перенесли в Куйбышев. «Мы выехали в Ереван, оттуда в Куйбышев. Нас обвиняли в том, что мы якобы сломали стекло автомашины и сидящий в ней ребенок испугался. При этом пострадавшая сторона отсутствовала, было всего лишь письменное заявление. Судья не давал нам рта раскрыть, чтобы рассказать, как было на самом деле, и доказать, что мы всего лишь защищались. Правда, все на этом и закончилось, нас больше не вызывали».

Сегодня может показаться странным, что несколько сотен армян смогли остановить многотысячную толпу. «За нами были наши дети, родители, жены, и у нас не было иного выхода. А они действительно готовы были убивать и громить всех и все… Но в Аскеране не получилось. А через 4 дня случился «сумгаит», — говорит А. Габриелян.

Да, впереди был геноцид в Сумгаите. Но еще несколькими днями ранее, буквально накануне приезда в Аскеран этот самый Асадов произнес зловещую фразу: «Сто тысяч азербайджанцев готовы ворваться в Карабах и устроить бойню». И эти сто тысяч головорезов действительно нашлись. Но бойня в Аскеране не удалась: сплоченность и мужество защитников города и наверняка близость к Степанакерту, откуда готовы были сразу прийти на помощь, не позволили азербайджанцам устроить здесь первый погром. Сценарий было решено реализовать в Сумгаите, где армяне проживали разрозненно и в силу этого не могли оказать организованного сопротивления. Здесь для погромщиков все было куда проще и привычнее: убивать беззащитных людей, женщин и стариков, насиловать, мучить, изгаляться над людьми и сжигать их живыми… Но даже в этих условиях многие армяне показали примеры невиданного мужества и героизма, порой ценой жизни сумев спасти свои семьи.

Впрочем, о «сумгаите», до которого оставалось тогда всего несколько дней, речь еще впереди. Именно в Аскеране армяне преподали, по сути дела, первый урок надеявшимся все решить с помощью грубой силы организаторам будущих погромов и геноцидов. Запугать арцахцев и задушить Движение не удалось. Наоборот, чудовищные, геноцидальные методы, к которым сразу прибегло руководство тогда еще советского Азербайджана, поддерживаемое горбачевским центром, лишь сплотило армян Карабаха, в очередной раз подтвердив незыблемую с тех пор истину: Арцах не может находиться в составе одержимого армянофобией государства. И не будет никогда.

Голос Армении

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here