Решение Европейского суда по делу Перинчека было политическим: «The Armenian Mirror-Spectator»

18

48_perinchekПриводим статью журналиста, известного представителя армянской интеллигенции США Эдмонда Азадяна, опубликованную в «The Armenian Mirror-Spectator», со значительными сокращениями:

Законы, особенно международные законы, которые предназначены для управления гармоничными отношениями между нациями, создаются в соответствии с интересами влиятельных: они, как сделанные на заказ одежда или обувь, разрабатываются так, чтобы соответствовать определенному размеру могущественных стран или классов. Наиболее типичное наблюдение этой несправедливой системы было сделано французским баснописцем 17-го века Жаном де Лафонтеном, который сказал: «Сильные мира сего победят в любом споре».

Теперь армяне – слабые в этой аллегории – стоят перед более сильным Европейским судом по правам человека, который в декабре прошлого года вынес решение о том, что лидер Трудовой партии Турции Догу Перинчек не может быть осужден по закону за свое публичное высказывание в Женеве, что «так называемый Геноцид армян – это империалистическая ложь».

Это решение, в первую очередь, является пощечиной швейцарской судебной системе, которая предъявила обвинение Перинчеку за отрицание Геноцида армян. Инцидент произошел в 2007 году, и с тех пор Европейский суд хранил молчание. Можно задаться вопросом: что же внезапно произошло, заставив суд вынести подобное решение?

Совпадение не вызывает сомнений. На протяжении многих лет Армения вела переговоры с Европейским Союзом, но в начале сентября прошлого года сделала разворот и решила присоединиться к Таможенному союзу во главе с Россией. Таким образом, решение ЕСПЧ было отчасти политическим. «Шишки» в Европейском суде будут пытаться убедить простых людей в обратном. Теперь Координационный совет армянских организаций Франции запустил петицию с просьбой к Швейцарии обжаловать последнее решение Европейского суда. Это, конечно, тяжелая битва, в которой ожидаются сомнительные результаты.

Аргумент Европейского суда основан на предположении, что закон ущемляет право на свободу слова, когда дело доходит до отрицания Геноцида. Франция тоже является типичным примером дискриминационного применения законов о свободе слова. В то время как закон Гейссо действует в полную силу, преследуя отрицателей Холокоста, параллельный закон, который парламент Франции принял против отрицания Геноцида армян, был отменен Конституционным советом Франции до последних президентских выборов. Закон стал жертвой политических махинаций, в то время как оба кандидата обязались поддержать его. И не нужно быть экспертом в сфере права, чтобы понять, что если закон Гейссо не является препятствием против принципа свободы слова, то запрет на отрицание геноцида тоже умещается в логику подобных рассуждений.

В связи со спектаклями юмориста Дьедонне министр внутренних дел Франции Мануэль Вальс 6 января 2014 года заявил, что выступления, считающиеся антисемитскими, должны запрещаться местными чиновниками. Даже президент Олланд – между своими походами то к любовнице, то к подруге – поддержал министра внутренних дел, призвав «представителей государства, в частности префектов, быть бдительными и непреклонными» перед «всеми нарушениями принципов республики».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here