Алиев и Саргсян: кто кого держит в заложниках?

7

74_300_sargsyanАзербайджан стали окружать только «враги»

Если внешне наблюдать за процессом карабахского урегулирования, то впору использовать несколько измененную фразу Эриха Мария Ремарка, «на Западном фронте без перемен». Такая фраза часто встречалась в сводках с театра военных действий с Первой мировой войны, когда там начался период позиционного противостояния. Такое же происходит и на линии противостояния между Азербайджаном и Арменией.

Правда, время от времени оттуда приходят сообщения о вооруженных стычках. Они сразу вызывают реакцию определенной обеспокоенности, поскольку в Карабахе не созданы гарантии, исключающие сценарий силового решения конфликта. Тем не менее, внешнеполитическая конъюнктура складывается таким образом, что нет оснований предполагать развязывание полномасштабного вооруженного конфликта, поскольку в этом не заинтересован, прежде всего, Азербайджан, опутавший себя, как цепями, всевозможными энергетическими коммуникациями. Кто позволит? Против силовых методов выступают все — Минская группа ОБСЕ, США, Россия. Пожалуй, это единственный четкий международный сигнал, который посылается в сторону Баку. Еревану война не нужна. Ему выгодно сохранять статус-кво, отдавая все на откуп рутинной дипломатии, балансирующей между реальностью и политической виртуальностью. Баку же не раз устами высокопоставленных чиновников и госполитологов выражал недовольство работой Минской группы ОБСЕ, предлагал изменение формата урегулирования конфликта за счет включения в него союзной ему Турции, обозначал стремление к разрушению так называемых «Мадридских принципов». Однако такие попытки по многим причинам не стали для Баку системной стратегией. И, видимо, не станут.

На днях в Париже состоялась встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана — Эдварда Налбандяна и Эльмара Мамедъярова. Министры сначала провели отдельные встречи с сопредседателями Минской группы, а затем переговоры продолжились в расширенном составе с участием министров, сопредседателей и личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Согласно официальному сообщению, «стороны обсудили шаги по продвижению процесса мирного урегулирования карабахской проблемы и достигли договоренности о визите в первой половине следующего месяца в регион сопредседателей Минской группы ОБСЕ». Чуть позже американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик сообщил, что в феврале может состояться очередная встреча президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. Из этого следует, что в Париже главы внешнеполитических ведомств двух стран не играли в нарды, а обсуждали повестку предстоящего саммита. Но какие проблемы в нее внесены, они, как всегда, не озвучили. Правда, накануне Налбандян заявил, что в основе переговорного процесса по карабахскому урегулированию по-прежнему остаются «Мадридские принципы». Да и сам факт согласия Азербайджана продолжать диалог с Арменией на этой базе свидетельствует о его согласии искать «развязки» именно на этой платформе. В противном случае его дипломатия на этом направлении теряет здравый смысл. Это — первый вывод. Второй — карабахский конфликт уже давно Баку и Ереваном «инструментализирован». Стороны используют его для решения своих внутренних проблем. Иной сценарий предполагает разрушение для двух сторон баланса сил и политические перемены. В то же время существуют и важные нюансы.

После решения Армении вступить в Таможенный союз «разморозка» карабахского конфликта по предлагаемому Минской группой ОБСЕ варианту (достигнуть соглашения на основе «Мадридских принципов») — худший для Азербайджана сценарий развития событий, нежели сохранение статус-кво. Неслучайно азербайджанский официозный политолог Мубариз Ахмедоглу обрушился с критикой в адрес США, которые, по его мнению, «не готовы принять диспропорцию конфигурации сил на Южном Кавказе, обусловленную развитием Азербайджана». Он заявил буквально следующее: «Россия… была ориентирована на создание промежуточного варианта нагорно-карабахского урегулирования, варьируя меж двух существующих вариантов – 2007 и 2009 годов. Некоторое время спустя со стороны России Армении было предложено отвести свои войска с азербайджанской территории, а Азербайджану – открыть коммуникации. В ноябре прошлого года Россия предложила Армении приостановить свою деятельность в карабахском урегулировании и активизировала усилия по присоединению Армении к Таможенному Союзу. В декабре 2013 года же Москва назвала приемлемым для подписания конфликтующими сторонами вариант, предложенный президентами МГ ОБСЕ в 2009 году». В свою очередь, США «предложили Азербайджану перенаправлять средства, предназначенные на вооружение, в развитие Армении. Таким образом, США поддержали позицию Армении… Госдепартамент США принял три заявления, представляющие Нагорный Карабах как независимую сторону, а затем опроверг их».

Возможно, поэтому в Азербайджане до сих пор воздерживаются не только от публичного и детального обсуждения, но и публикации «Мадридских принципов». Но делать вид, что «нет документа — нет проблемы», не получится. Тут начинается самое интересное. В конце октября 2013 года Европарламент поддержал резолюции СБ ООН по Нагорному Карабаху. При этом отмечается, что «нагорно-карабахский конфликт должен быть урегулирован на основе принятых в 1993 году Советом безопасности ООН резолюций номер 822, 853, 874 и 884 и базовых принципов Минской группы ОБСЕ, отраженных в Аквильском совместном заявлении лидеров стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ (США, Франции и России) от 10 июля 2009 года». Но проблема в том, что эти резолюции СБ ООН были тесно привязаны к конкретным обстоятельствам и событиям того времени, когда шли боевые действия между Азербайджаном и Арменией. Поэтому впоследствии эти документы по-разному трактовались конфликтующими сторонами.

Так в пресс-релизе МИД Азербайджана отмечается, что «резолюции Европарламента впервые подчеркивается, что армяно-азербайджанский конфликт должен быть решен в соответствии с резолюциями Совета безопасности ООН, требующими немедленного, безусловного и полного вывода оккупационных сил с оккупированной территории Азербайджана и обеспечения территориальной целостности, суверенитета и неприкосновенности границ Азербайджана».

Но кто проверял юридическое соответствие резолюций СБ ООН Аквильскому совместному заявлению или Мадридским принципам? В этой связи заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян уточняет, что 10 июля 2009 года содержание «Мадридских принципов» было частично опубликовано сопредседателями Минской группы в заявлении, сделанном президентами стран-сопредседателей в Аквиле. Шестью опубликованными элементами урегулирования являются следующие:

1. Возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана;

2. Промежуточный статус Нагорного Карабаха, обеспечивающий гарантии безопасности и самоуправления;

3. Коридор, связывающий Армению с Нагорным Карабахом;

4. Будущее определение окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем юридически обязывающего волеизъявления;

5. Право всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания и

6. Международные гарантии безопасности, включая операции по поддержанию мира.

Как считает Кочарян, Азербайджан делает упор только на двух из шести элементах, представленных в заявлении президентов России, США и Франции в 2009 году в Аквиле: на возврате территорий, перешедших под контроль Карабаха, и на возвращении только азербайджанских беженцев, игнорируя армянских беженцев, как из оккупированных районов Карабаха, так и из Азербайджана.

Однако прописанный в «Мадридских принципах» механизм определения статуса Карабаха противоречит резолюциям СБ ООН о «сохранении территориальной целостности Азербайджана». Баку это понимает как определение статуса Карабаха в своем составе. Ереван и Степанакерт иначе: как определение статуса Карабаха с возможным выходом его из состава Азербайджана. Вот почему, если Азербайджан продолжает переговоры под эгидой Минской группы ОБСЕ и рассчитывает с помощью «Мадридских принципов» выйти на реальный сценарий карабахского урегулирования, он должен, наконец, прояснить ситуацию. Считает ли он этот документ базовой основой, позволяющей выходить на оптимальный общий результат? На каком конкретно уровне проходят многочисленные саммиты Алиев-Саргсян: позиционном или рациональном? Пока складывается устойчивое ощущение того, что на данном этапе Баку и Ереван ведут только позиционные переговоры. Как показывает дипломатическая практика, главным результатом таких переговоров является только выявляемая взаимозависимость, когда стороны превращаются в заложников друг друга. И это тогда, когда проблема карабахского урегулирования становится более многосторонней, обрастает новыми, неожиданными для конфликтующих сторон обстоятельствами.

То, что в Закавказье, как любят говорить кинематографисты, стала уходить прежняя геополитическая «натура», мог убедиться президент Азербайджана Ильхам Алиев во время недавнего посещения штаб-квартире НАТО Брюсселе, когда на совместной пресс-конференции с генсеком НАТО Расмуссеном говорил о «необходимости обеспечения безопасности газопровода между месторождениями Каспия и Европой». Но поставки азербайджанского газа в Европу ожидаются только к 2020 году, а к этому времени в регионе утечет немало «геополитической воды». К тому же НАТО не предполагает своего участия в этом проекте. Сейчас из международной изоляции выводится Иран с его огромнейшими запасами энергоресурсов и внимание НАТО, вслед за США и Евросоюзом, больше приковано к этой стране, а не к Азербайджану. Не исключено, что в скором времени Тегеран станет оказывать активное влияние на процесс карабахского урегулирования, и далеко не факт, что он займет проазербайджанскую позицию. Надо быть готовыми и к присоединению к переговорному процессу Степанакерта.

Что же касается Баку, то он с каждым днем открывает для себя новые «фронты». Сначала в Баку ругали Россию за «поддержку армян» в карабахском конфликте, теперь ругают за ту же позицию США и НАТО, скоро станут ругать и соседний Иран. Что касается Европы, то как сообщил депутат Милли меджлиса, член комитета сотрудничества «Азербайджан – ЕС» Фуад Мурадов, «в международных организациях есть группы, работающие против Азербайджана, но они получают достойный отпор». Армении это выгодно, она выигрывает свое историческое время, добиваясь через смену геополитической натуры укрепления своих позиций в регионе. А Азербайджану?

Станислав Тарасов
Источник: ИА REX

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here