Турки, уволенные правительственным указом, объединяются, для возвращения своих прав

66

Турки, уволенные правительственным указом, объединяются, для возвращения своих прав

Более 125 тыс. госслужащих были уволены законодательным декретом (KHK) во время двухлетнего чрезвычайного положения после путча в июле 2016 года. Большинство из них обвиняются в связях с ныне запрещённым движением Фетхуллаха Гюлена, обвиняемой правительством в организации попытки переворота.

Президент обвинил сторонников движения Гюлена в проникновении на госслужбу, в судебную систему, в армию, полицию и СМИ в попытке создать параллельное государство и захватить власть изнутри, а затем организовать переворот, когда правительство пыталось расправиться с группой.

Но многие из тех, кто был уволен с работы, не сталкивались с какими-либо обвинениями, в то время как указ против них остаётся в их официальных отчётах, оставляя их подвергнутыми остракизму и часто неспособными найти работу или получить государственные пособия.

В первые дни чрезвычайного положения даже защита уволенных работников могла привести к юридическим проблемам. Но чрезвычайное положение закончилось в июле 2018 года, и теперь многие жертвы KHK объединяются в городах по всей Турции, чтобы повысить осведомлённость о своей борьбе.

Их платформы сосредоточены на усилиях по возвращению законных прав жертв KHK, а также на предоставлении социальных, образовательных и медицинских услуг членам их семей.

Они также создали социальные сети, включая KHK TV, канал на YouTube, созданный некоторыми «очищенными» государственными чиновниками из южных провинций и возглавляемый Халуком Савашем, известным психиатром, и Ахметом Эрканом, журналистом.

Жертвы продолжают свою борьбу: публикуют истории и укрепляют внутреннюю солидарность через эти каналы.

Благодаря неустанным усилиям горстки людей, в том числе Эмера Фарука Гергерлиоглу, члена парламента от прокурдской Демократической партии народов (ДПН), и Сезгина Танрикулу, депутата от главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), борьба приобрела национальный размах.

В некоторых местах, таких как юго-восточный город Диярбакыр, жертвы KHK создали отдельные платформы, основанные на их идеологической принадлежности.

Мустафа Кайя, член Платформы «Диярбакыр KHK», подчёркивает силу солидарности среди жертв.

«Наша борьба запоздала. Если бы мы защищали права первых уволенных жертв, правительство не смогло бы продолжать последующие изгнания. Хотя уже поздно, наша борьба неоценима. Мы должны включать в себя каждую жертву KHK без какой-либо дискриминации», — сказал Кайя.

Эта солидарность особенно важна для дела, в котором участвуют люди из разных слоёв общества, добавил Худа Йылдырым, исполнительный директор Стамбульской платформы KHK.

Религиозное движение Гюлена было основной группой, на которую нацелились турецкие власти во время чрезвычайного положения. Но многие люди, связанные с левыми организациями или курдским политическим движением, также стали жертвами указов.

«Я много лет выступал за демократию и права человека. Моя борьба вступила в новую фазу с процессом KHK. В моей предыдущей борьбе я сосредоточился на праве на образование на моём родном (курдском) языке, а также на бесплатном и светском образовании под эгидой Конфедерации профсоюзов государственных служащих, левой организации. Но сейчас, в процессе KHK, мы боремся за свои права вместе с другими жертвами из разных политических кругов. У нас есть инклюзивная кампания для всех», — отметил Йылдырым.

Дениз Канкочак из Анкарской платформы KHK считает, что эта солидарность оказала глубокое социальное воздействие, устранив идеологические барьеры среди жертв.

«Хотя тысячи из нас по-прежнему предпочитают молчать, мы создали платформу за короткий период, оказывая экономическую и социальную поддержку нашим членам», — подчеркнул Канкочак.

Эта поддержка будет иметь решающее значение для жертв процесса, который, по словам Эндрю Гарднера из Amnesty International, оставил людей исключёнными из работы и столкнувшимися с интенсивным финансовым напряжением и глубокой социальной стигматизацией, которые часто также вызывают серьёзные психологические трудности.

Шестьдесят человек покончили жизнь самоубийством после того, как были уволены указом, добавил Йылдырым.

Напомним, что Турция создала комиссию по чрезвычайному положению в 2017 году для рассмотрения обращений, поданных жертвами KHK. По состоянию на октябрь 2019 года комиссия рассмотрела 92 тыс. из 126 тыс. 200 заявок. Только 8 тыс. 100 из этих обращений были приняты, сообщило государственное агентство Анадолу.

Мааз Ибрагимоглу