Мы не можем ждать еще 100 лет

44

rus13894309305В 1992 году в этот день Артур Мкртчян вступил в должность председателя Верховного совета Нагорно-Карабахской республики. Авторитет этого человека в Карабахе был непререкаем, потому что он ставил перед всеми ясные и понятные задачи: мы хотим жить вне империй, мы хотим сохранить свое национальное достоинство и честь, мы не желаем для защиты от одной имперской экспансии оказаться в лапах другой.

Идея самосохранения – как вида, как общности – понятна всем тем, кто не рассматривает свободу как выбор между двумя хозяевами. Свободные люди поднялись на борьбу за свою жизнь и честь, и победили — без легенд и «спасителей». Но Артуру не довелось это увидеть.

Обстоятельства смерти этого человека свободы еще долго будут порождать разные версии. И среди них свое место занимает геополитическая – определенным силам была невыгодна полная победа освободительной борьбы армян, которая могла полностью изменить регион и открыть его. Войну остановили там, где и армяне, и азербайджанцы, и весь регион оказались скованными словно во льду.

Этот лед сложно растопить. Тем более, при нынешних властях как в Армении, в Карабахе, так и Азербайджане. Вместе с Артуром Мкртчяном исчезла решимость армян проводить самостоятельную внешнюю политику, и мы стали отчаянно искать патронов. Хотя, и искать не надо было – Россия была тут как тут.

Россия уже несколько веков представляет свои победы — в войне с персами, другими — как благо для «освобожденных» народов. В конце прошлого года Россия даже попыталась через своих апологетов в Армении представить Гюлистанский договор как «спасение» для армян от «коварных персов». Но попытка с треском провалилась, и Россия решила, отказавшись от всяких «идеологических» технологий, просто силой присоединить к себе «независимую» Армению.

Карабахская проблема была и остается межимперской проблемой (за исключением периода настоящей освободительной борьбы). Сейчас Россия делает все, чтобы стать «хозяином» этой проблемы. Не имея пока сил (а может, нужды), чтобы ввести в Карабах войска и объявить себя «воеводой», Россия овладела правом принятия внешнеполитических решений вместо армян. И сейчас армяне рассматривают все предложения исключительно в свете того, соответствуют ли они российским интересам.

Сейчас, судя по всему, в карабахском урегулировании предлагаются некие новые варианты. Последние 2 года министр иностранных дел Азербайджана Мамедьяров упорно говорит о том, что его страна хотела бы подписать «Большой договор». Это говорит о том, что предлагается «малый» договор» — некий проект, который предполагает открытие региона без окончательного урегулирования. Этот «малый договор» становится все более актуальным с укреплением союза США и Ирана и все более невыгодным России.

Ереван и Степанакерт должны расценить выгоды «малого и большого» договора в свете армянских, а не российских национальных интересов. Этого сложно ожидать, тем более, что последний пример игнорирования национальных интересов в пользу российских был совсем недавно – в связи с иранским предложением по газу. Но Армения и Карабах не могут еще 100 лет ждать рождения другого Артура Мкртчяна.

ЛРАГИР

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here