Политика нагнетания реваншизма

55

1Борьба за реализацию права на самоопределение населения Арцаха, затем оборона от прямой военной агрессии Азербайджана, перешедшая в Освободительную войну армянского народа 1991-1994 годов. Все эти недавние события продолжают будоражить умы населения трех государств: Республики Армения, Республики Арцах и Азербайджанской республики. Вопросов она оставила много, и главный из них касается возможности возобновления агрессии Азербайджана. Симптоматично, что обе воевавшие стороны сегодня обрабатываются прямо противоположной идеологией: если в Азербайджане усиленно нагнетается атмосфера военного психоза и патологической ненависти к армянскому народу, то в Армении столь же навязчиво настойчиво пропагандируется не менее патологический пацифизм.

Однако пропаганда – пропагандой, но идея войны прямо-таки витает в воздухе, и с этим фактом нельзя не считаться. При этом ратующие за войну закавказские турки аргументируют необходимость войны «потерей 20% территории» Азербайджанской ССР, в то время как армяне – недостаточными, не отвечающими исторической справедливости, приобретениями на поле боя. Фактически основной доминантой в мышлении армян и закавказских турок является реваншизм.

Признаюсь, долгое время я воспринимал само слово «реваншизм» в качестве исключительно политического и спортивного термина. Собственно говоря, именно так этот термин комментируют и многочисленные справочники. Наиболее глубокое и точное определение понятия «реваншизм» можно, пожалуй, встретить в, к сожалению, пока еще не опубликованной книге моего покойного друга Вячеслава Агабаляна «Теория поствоенного синдрома».

«Реваншизм — не столько политический, сколько психологический термин. Это конкретно выраженная потребность общества, испытывающего непреходящую острую неудовлетворенность и стремящегося избавиться от этого чувства», — пишет В. Агабалян. Все правильно. Неудовлетворенность. Именно это чувство испытывают армяне и закавказские турки, в особенности те из них, которым пришлось непосредственно соприкоснуться с войной.

Сказанное означает, что любые миротворческие инициативы посредников из Минской группы ОБСЕ или отдельных государств обречены на неудачу, если предварительно не будут тщательно и объективно изучены причины неудовлетворенности населения результатами агрессии Азербайджана против Республики Арцах. Заметим, кстати, что в данном случае одного знания недостаточно, это просто диагноз. Необходимо еще и долгое терпеливое лечение. Не будем забывать, реваншизм – это понятие из области психологии.

Что не устраивает закавказских турок?

Прежде чем ответить на этот трудный для армянина вопрос, напомню, что многие причины для чувства неудовлетворенности среди жителей Азербайджана целенаправленно сочиняются и нагнетаются СМИ этого образования, подавляющая часть которых работает контролем государства.

Тем не менее, факт остается фактом, и, в данном случае, он заключается в том, что Азербайджан действительно потерпел поражение в им же развязанной агрессии против Республики Арцах. Безусловно, любое общество трудно «переваривает» поражение, тем более, поражение, нанесенное намного более малочисленным и плохо вооруженным противником. Вспомним, перед самой агрессией азербайджанскому обществу непрестанно внушалась мысль о легкой победоносной «прогулке» в горах Арцаха, а сменяющиеся как в калейдоскопе президенты этого государства старались перещеголять друг друга обещаниями «пить чай в Степанакерте» или «вымыть ноги в Севане». Все, однако, сложилось для Азербайджана весьма трагично: потеряв 37 с половиной тысяч убитых аскеров и, примерно, пять тысяч «пропавших без вести» военнослужащих, азербайджанские вооруженные силы не только не смогли овладеть бывшей автономией, но и были вынуждены убраться еще примерно с 8 тысяч квадратных километров армянской земли.

Закавказским туркам свыше двух десятилетий внушается синдром побежденного народа, потерявшего некогда контролируемые им земли. Малограмотному скотоводу-сельчанину, жившему во втором или третьем, редко в четвертом поколении где-нибудь в Ковсаканском («Зангилан») или Карвачарском («Кяльбяджар») районах, внушается, что он там являлся аборигеном. Ему «объясняют», что христианская церковь (нередко, кстати, переоборудованная в мечеть) с армянскими письменами в его зимовке построена его же предками, некогда насильственно обращенными в христианство, а затем вернувшимися в лоно ислама. То есть у бедного Ахмеда вырабатывается еще и комплекс вины за «недостойное поведение» предков, искупить которую он может лишь «вернув» «Зангилан» или «Кяльбяджар» под контроль Азербайджана. Понятно, что такие задачи иначе, как военным путем не решить. И предки его оказались плохими, понастроившими христианские храмы, и сам он трусливо бежал с насиженных мест. Какой же он турок, если не пойдет воевать после этого? Подобные укоры, а также пренебрежительное «гачгын» (беженец) Ахмед вынужден выслушивать от соседей, попутчиков в городском транспорте, на месте работы…

Реваншистские настроения полтора десятка лет нагнетались еще созданием палаточных лагерей, в которых прозябали покинувшие Арцах беженцы – турки. При этом Баку старательно скрывал от беженцев и просто жителей республики данные о количестве жилья, оставленных в этом образовании изгнанными оттуда армянами. Между тем, беженцы армяне оставили в Азербайджане такое количество домов и квартир, в которых легко можно было бы уместить еще несколько сот тысяч азербайджанских переселенцев.

Сегодня проблема палаточных лагерей, на первый взгляд, решена, но при этом Азербайджан построил уже «палаточные поселки», изолировав заселенных в них беженцев от остального населения республики. Дело дошло до того, что телеканал «Euronews» вполне серьезно решил, что произошло деление «по национальному признаку». Между тем, подобное размежевание также преследует цель разжигания реваншизма, так как теперь, на новом месте жительства, беженцы оказались отделенными от остальной массы жителей республики невидимой стеной жалости, смешанной с презрением. Замечу, что изоляция нередко становится причиной ожесточенных конфликтов между «гачгынами» и «ерлы» — «местными».

Серьезную подпитку для реваншистских настроений среди «гачгынов» создают и социальные трудности, испытываемые населением насквозь коррумпированного Азербайджана. Рассказами о массовых отключениях воды, электроэнергии и газа переполнена вся азербайджанская действительность и социальные сети. Многие районы в экспортирующем газ Азербайджане до сих пор не газифицированы, а электроэнергия, особенно в зимнее время, подается с длительными перерывами.

Наиболее острая проблема во взаимоотношениях «гачгынов» с властью возникла в последние три года, и касается она домов, построенных беженцами в Баку и прилегающих к нему поселках два десятка лет тому назад. Теперь вдруг «выяснилось», что эти дома построены незаконно, на принадлежащей государственной нефтяной компании земле. Уже обжитое жилье рушат тысячами…

Все эти искусственно создаваемые для беженцев трудности официальная пропаганда комментирует вполне ожидаемым образом: армяне захватили ваши земли, способные обеспечить безбедную жизнь многим миллионам закавказских турок. Одновременно власть в республике не только не пресекает, но и провоцирует взаимное недоверие и неприязнь между беженцами и остальным населением.

Все эти, на первый взгляд, нелогичные действия азербайджанской власти лишь провоцируют усиление реваншистских настроений среди жителей Азербайджана. Беженцы не могут быть удовлетворены своим нынешним статусом, а остальные жители мечтают о захвате Арцаха (Карабаха) как единственной возможности избавиться от надоевших всем гачгынов.

Таким образом, политика нагнетания реваншизма среди закавказских турок проводится посредством разделения населения Азербайджана на две неравные по социальным возможностям группы, что, в первую очередь, направлено на укрепление властной пирамиды.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН
voskanapat.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here