Достоевский о турках. Убийцы и стрюцкие

102

f2aab9ba76033286717a4ce8ab8d36ab343d3596Склизняки, принимаемые за людей

Окончание. Начало смотрите здесь

«Вон пишут, что солдат хоть и колет изверга турку в бою, но что видели, как с пленным туркой он уже не раз делился своим солдатским рационом, кормил его, жалел его. И поверьте, что солдатик знал всё про турка, знал, что попался бы он сам к нему в плен, то этот же самый пленный турок отрезал бы ему голову и вместе с другими головами сложил бы из них полумесяц, а в средине полумесяца сложил бы срамную звезду из других частей тела. Всё это знает солдатик, и все-таки кормит измученного в бою и захваченного в плен турку: «Человек тоже, хоть и не хрестьянин». Корреспондент английской газеты, видя подобные случаи, выразился: «Это армия джентльменов». И Левин* лучше многих других мог бы знать, что это действительно армия джентльменов. Когда болгары в иных городах спрашивали его высочество главнокомандующего, как им поступать с имуществом бежавших турок, то он отвечал им: «Имущество собрать и сохранить до их возвращения, поля их убрать и хлеб сохранить, взяв треть в вознаграждение за труд».

Мне неоднократно приходилось писать, что цивилизационные воззрения исключительно консервативны. Не может представитель оседлой цивилизации резать и убивать раненых и пленных, как не может потомственный кочевник обойтись без того, чтобы не глумиться над трупами, ранеными, больными, пленными. Мы все хорошо помним недавнюю страшную историю заблудившегося армянского мальчика Манвела Сарибекяна, оказавшегося на подконтрольной Азербайджану территории. Изверги вначале объявили малограмотного пастушка диверсантом, а затем вернули его труп с вырезанными внутренностями. А пару месяцев назад, в постскриптуме к статье я рассказал о пленном азербайджанском офицере, которому оказал помощь. Предлагаю вновь перечитать эту статью, особенно в той части, где Мехман (вспомнил, наконец, имя его) «рекомендует» Азербайджану способы достижения успеха в агрессии против Республики Арцах.

«В наше время чуть не вся Европа влюбилась в турок, более или менее. Прежде, например, ну хоть год назад, хоть и старались в Европе отыскать в турках какие-то национальные великие силы, но в то же время почти все про себя понимали, что делают они это единственно из ненависти к России. Не могли же они в самом деле не понимать, что в Турции нет и не может быть сил правильного и здорового национального организма, мало того, — что и организма-то, может быть, уже не осталось никакого, — до того он расшатан, заражен и сгнил; что турки азиатская орда, а не правильное государство. Но теперь, с тех пор как Турция в войне с Россиею, мало-помалу укрепилось и установилось, в иных местах в Европе, даже уже действительное и серьезное убеждение, что нация эта не только организм, но и имеющий большую силу, которая, в свою очередь, обладает свойством развития и дальнейшего прогресса. Эта мечта пленяет многие европейские умы все более и более, а, наконец, даже и к нам перешла: и у нас в России заговорили иные о каких-то неожиданных национальных силах, которые вдруг проявила Турция. Но в Европе укрепилась эта мечта опять-таки из ненависти к России, у нас же – из малодушия и страшной поспешности пессимистских заключений, которые всегда были свойством интеллигентных классов нашего общества, чуть только лишь начинались где-нибудь и в чем-нибудь наши «неудачи»! В Европе случилось то же самое, что произошло в поврежденном уме Дон-Кихота, но лишь в форме обратной, хотя сущность факта совершенно та же: тот, чтоб спасти истину, выдумал людей с телами слизняков, эти же, чтоб спасти свою основную мечту, столь их утешающую, о ничтожности и бессилии России, — сделали из настоящего уже слизняка организм человеческий, одарив его плотью и кровью, духовною силою и здоровьем».

И вновь невозможно не восхититься прозорливости и наблюдательности Федора Достоевского. Как же точно подмечено: Дон Кихот выдумал «людей с телами слизняков», а другие выдумали из «настоящего уже слизняка (турка – Л.М.-Ш.) организм человеческий»!

А вот еще один абзац из «Дневника», будто сегодня выстраданный Достоевским.

«Но скажут: в Австрии волнения, половина Австрии не хочет того, чего хочет ее правительство. В Венгрии манифестации. Венгрия так и рвется против русских за турок. Открыт какой-то даже заговор, англо-мадьяро-польский».

Вновь оставлю без комментариев, хотя о подрывной деятельности английского посольства в Армении сказано уже немало. Пока же лишь напомню о подлом убийце – Рамиле Сафарове, выданном Венгрией Азербайджану.

«… после того как мы, совершив наш первый, молодецкий натиск за Балканы, вдруг отретировались, — пришли ведь к ним опять турки и что только им от них было — теперь уже достояние всемирной истории! Эти красивые домики, эти посевы, сады, скот — всё это было разграблено, обращено в пепел и стерто с лица земли. Не десятками и не сотнями, а тысячами и десятками тысяч истреблялись болгары огнем и мечом, дети их разрывались на части и умирали в муках, обесчещенные жены и дочери были или избиты после позора, или уведены в плен на продажу, а мужья — вот те самые, которые встречали русских, да сверх того и те самые, которые никогда не встречали русских, но к которым могли когда-нибудь прийти русские, — все они поплатились за русских на виселицах и на кострах. Их прибивали мучившие их скоты на ночь за уши гвоздями к забору, а наутро вешали всех до единого, заставляя одного из них вешать прочих, и он, повесив десятка два виновных, кончал тем, что сам обязан был повеситься в заключение при общем смехе мучивших их, сладострастных к мучениям скотов, называемых турецкою нацией и которыми столь восхищались потом иные из деликатнейших барынь наших…»

И вновь до боли знакомая картина. Всего нескольких часов отсутствия наших воинов в селе Марага Мартакерского района Республики Арцах оказалось достаточно, чтобы туда ворвался азербайджанский батальон «Гуртулуш». За эти несколько часов они убили, сожгли и расчленили 57 жителей села престарелого возраста, угнали в плен десятки женщин и детей, сожгли все село. Скоты, называемые закавказскими турками, праздновали свою победу и танцевали на сожженных трупах ни в чем не повинных людей, а командир этого сброда – Шаин Гаджиев – первым в Азербайджане удостоился звания национального героя. Марага, Храморт, Фарух.., — все эти армянские села стали невольным подтверждением правоты Достоевского.

«Кстати, еще недавно, уже в половине ноября, писали из Пиргоса о новых зверствах этих извергов. Когда, во время горячей бывшей там стычки, турки временно оттеснили наших так, что мы не успели захватить наших раненых солдат и офицеров, и когда потом, в тот же день к вечеру, опять наши воротились на прежнее место, то нашли своих раненых солдат и офицеров обкраденными, голыми, с отрезанными носами, ушами, губами, с вырезанными животами и, наконец, обгорелыми в сожженных турками скирдах соломы и хлеба, куда они предварительно перенесли живых наших раненых. Репрессалии, конечно, жестокая вещь, тем более, что в сущности ни к чему не ведут, как и сказал уже я раз в одном из предыдущих выпусков «Дневника», но строгость с начальством этих скотов была бы не лишнею. Можно бы прямо объявить, вслух и даже на всю Европу (пруссаки наверно бы сделали так, потому что они даже с французами так точно делали по причинам в десять раз меньше уважительным, чем те, которые имеем мы против воюющих с нами скотов), — что если усмотрятся совершённые зверства, то ближайшие начальники тех турок, которые совершили зверства, в случае взятия их в плен, будут судимы на месте военным судом и подвержены смертной казни расстрелянием. Это, может быть, и имело бы некоторое влияние на офицеров и пашей турецких. (NB* Мне кажется, всегда можно бы было узнать, сейчас или потом, кто из турецких начальников командовал, например, атакой у Пиргоса)».

Репрессалии, Достоевский прав, на самом деле не могут смягчить нечеловечески злобное поведение турок, ибо оно исходит от их естества. Тем не менее, репрессалии необходимы. Уничтожать военных преступников надо не для мести, а для восстановления душевного спокойствия нашего. Для того, чтобы маленькая Рипсиме, которую турки заставили смотреть на то, как они живьем сжигают ее родителей, могла хотя бы сегодня, спустя 20 с лишним лет, спать спокойно. Кроме того, мы все обязаны помнить: существо в форме азербайджанского аскера – потенциальный убийца с полученной от президента Азербайджана индульгенцией в кармане. А убийца должен быть нейтрализован.

Интересный факт: до семидесятых годов двадцатого века – то есть еще вчера – законодательство Исландии позволяло жителям страны безнаказанно убивать турок. И это – исландцы, живущие достаточно далеко от турок и мало с ними сталкивавшиеся! Мы же всего лишь предлагаем уничтожать военных преступников!

«С таким страдающим, в первые дни своей школы, мальчиком я еще летом, читая о них, сравнивал невольно сербского новобранца-членовредителя, — иначе как тем же самым чувством и объяснить не мог его несчастного, нерассуждающего, животного почти желания бросить ружье и бежать скорей домой. Разница лишь в том, что при этом желании объявлялась и невероятная, феноменальная как бы тупость. Он как бы отмахивался от всякого соображения о том, что если все, как он, разбегутся, то и землю защищать будет некому, а стало быть, придут турки когда-нибудь и к ним в «кучу» и разорят эту дорогую, возлюбленную его «кучу», и зарежут и мать его, и невесту, и сестру его, и коня, и собаку их».

К счастью, таких «мальчиков» у нас мизерное количество, но даже один армянин, мечтающий уклониться от армии, уже – много. И сразу даже не сказать, чего в таком желании больше: не присущей нашему народу тупости или трусости жирного пингвина. Одно я знаю точно: все эти наши(?) пацифисты – пораженцы – Георгий Ванян, Артур Сакунц, Ваге Аветян, Вардан Арутюнян и иже с ними, должны быть отвергнуты и бойкотированы нашим народом. Надо уметь учиться на ошибках собственной истории, это – одно из главных составляющих гарантии нашего безопасного проживания. Надо уметь не только воздавать героям, но и отвергать продажных пораженцев. Надо уметь защищать достоинство народа от безродного и малочисленного, но удивительно горластого «пацифизма».

«… ну, положим, на другой день после того поезда турок, в который бросали букетами и конфетами, — что если б прибыл другой поезд с турками же, а в нем тот самый башибузук, о котором писали, что особенно отличается умением разрывать с одного маху, схватив за обе ножки, грудного ребенка на две части, а у матери тут же выкроить из спины кремень…»

Об армянских «дамах», зачастую щеголяющих в брюках, купленных на полученные в виде грантов доллары, и бросающихся цветами и конфетами в сторону турок, я уже писал. Есть и у нас и дамы женского пола, торгующие в Турции собой и дешевым тряпьем. И речь сейчас не о них. Просто мне хотелось бы понять, каким образом в армянском народе, выжившем исключительно благодаря высокоразвитому иммунитету национального организма, народе героическом и величественном, народе – легенде, рождаются отщепенцы, готовые преподнести букеты цветов ублюдкам и слизнякам, разрывавшим на части наших детей? Танцевавшим на расчлененных трупах жителей Мараги. Поедавшим теплую еще плоть наших братьев и сестер в Баку. Мостящих сегодня улицы этого города могильными плитами наших предков.

Федора Михайловича нам не хватает. Великого Достоевского, вопрошающего возмущенно: «Это Россия-то не здоровый и даже не живой еще организм, которым нельзя даже сметь заменить в столице православия (Константинополе – Л.М.-Ш.) гнилье турок?»

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН  «ВОСКАНАПАТ»

*Левин, персонаж из романа «Анна Каренина» — Константин Левин, в котором Лев Толстой обрисовал себя, приверженца «христианского всепрощенчества». В «Дневнике писателя» Достоевский спорит не с вымышленным персонажем Левиным, а с Львом Толстым. (Приношу извинения за то, что в первой части статьи забыл указать это обстоятельство – Л.М.Ш.)
*NB, Nota bene (лат. nota bene — буквально «заметь хорошо») отметка к мысли, к которой пишущий текст желает обратить особое внимание читателя.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here