Молдавии больше нет

93

05190925.704319.2284Что как не язык определяет идентичность народа. Ведь именно язык является одним из основных факторов формирующих национальную самобытность и культуру.

5 декабря 2013 года конституционный суд Молдавии своим решением определил, что государственным языком Молдовы является румынский, а молдавский язык неправильное название первого, чем зачеркнул тысячелетнюю историю молдавского народа. Молдавский язык уступил статус государственного. Такое решение «Конституционного» суда Молдавии (правда, судом Молдавии его назвать можно с большой натяжкой ведь большинство его членов граждане Румынии) вынесенное по запросу (наверное следовало бы использовать слово – приказу) либеральных депутатов парламента страны, принятое на основе текста Декларации независимости Молдовы, нечто иное как удар в самое сердце народа, нанесенный цинично и расчётливо.

На пути Молдавии в Румынию, а вернее поглощения её этой страной, продажной правящей элитой страны сделан шаг, напрямую ведущий к её уничтожению как суверенного государства.

Молдавия не относится к государствам, не имеющих своей самобытной тысячелетней истории основанной на языке и национальной культуре, название государственного языка которых не соответствует этносу народа (ведь первые упоминания о Молдавии относятся к 1086 г.). Поэтому «изменение» его названия — прямой путь к утрате национальной самобытности.

Чисто лингвистически молдавский язык — один из диалектов дако-румынского, а после того, как в 1989-м в Кишинёве было принято решение о замене кириллицы латиницей, различия между языками определяются в основном в особенностях произношения. Разве что молдавский язык значительно обогатился заимствованиями из русского и украинского в ходе столетий проведённых народами вместе друг с другом. Такого обогащения и развития языка в румынском просто нет.

Хочется привести ряд исторических фактов, которые члены Конституционного суда Молдовы, вероятно, не учитывали, а госпожа Анна Гуцу просто не знает или думает, что их не знает народ Молдавии.

В мировой литературе упоминание родного языка молдаван (наречие «молдовенеште») относится к XIV – XV вв. Молдавский язык (лимба молдовеняскэ) письменно утверждается с 1572 г., а первый Молдавский Лексикон (Катастифул мэнэстирий Галата) был составлен в 1588 г. В документах стан западной Европы название языка (глоттоним) молдаван отмечается в научных работах с XVI в. (moldauische Sprasche (Тироль, 1591 г.), и «Histoiries…» французского историка Жака Огюста Туануса).

История Молдавии на молдавском языке создаётся в первой половине XVII в.: Летописецул молдовенеск Евстратий Логофет (1630 – 1632 гг.), Летописецул Цэрий Молдовей Гр.Уреке (1635 – 1637 гг.), Летописецул Цэрий Молдовей Мирон Костин, 1675 г. (к примеру первые исторические тексты (так называемые «мунтянские хроники») на валахском/валашском (румынском) языке появились лишь в 1690 г).

Даже в англо-американской литературе упоминание «молдавского языка» произошло почти на четверть века раньше румынского, что доказывает, лингвистически именно молдавский язык был первоисточником для населения Молдавии. К примеру в британской литературе «молдавский» впервые упоминается в 1755 году, а «румынский» — в 1810-м, а в американской — в 1812 году, в то время как «румынский» — лишь в 1836 году.

Синтагма «румынский язык» появилась лишь после 1812-го года, когда территория Днестровского-Прутского междуречья перешла под контроль Российской Империи, после чего за Прутом началось формирование отдельного сообщества, назвавшего себя позднее румынским, в то время как на территории современной Молдовы формировалась молдавская этно-культурная самобытность.

Как заявил депутат парламента Молдавии от Партии коммунистов Марк Ткачук «Решение Конституционного суда о приоритете «Декларации независимости» Молдавии над конституцией страны, помимо вопроса о «румынском языке», означает придание законной силы и остальным формулировкам этой декларации, включая аннулирование молдавской государственности. Это значит, что Конституционный суд и членствующие в нём граждане Румынии утвердили законность формулировок о «населении Бессарабии, севера Буковины и области Херца, насильственно захваченных 28 июня 1940 года». Конституционный суд и стоящий за ним режим сегодня сделали гигантский шаг навстречу ликвидации независимого молдавского государства и повторно (после 1991 года) обосновали целесообразность воссоединения Бессарабии и Румынии.

Формально постановление Конституционного суда действительно на всей территории Молдовы, но на деле выходит не всё так просто. Во-первых, есть Приднестровье, а во-вторых, есть Гагаузия, в главных законах которых местными официальными языками названы молдавский, гагаузский и русский. И хотя руководство Гагаузии пока сдержанно комментирует решение суда, оно всё же даёт понять, что государственным языком по-прежнему считает молдавский. Так, лидер движения «Новая Гагаузия» и примар Комрата Николай Дудогло заявил, что синтагма «румынский язык» никогда не будет принята на территории Гагаузии». Мы с уверенностью заявляем, что не примем на нашей территории синтагму «румынский язык». Считаем, что решение Конституционного суда Кишинева накалит ситуации в автономии и нарушит покой в стране, — сказал Дудогло.

Но всё же основной аспект вопроса принятия румынского языка, как государственного лежит исключительно в политической плоскости. И ни для кого не секрет, что в Бухаресте спят и видят, как из «двух государств «румынского народа» сделать одно».

27 ноября нынешнего года президент Румынии Траян Бэсеску заявил, что новым фундаментальным государственным проектом Бухареста после вступления в НАТО и Евросоюз должно стать объединение с Молдавией. А точнее — поглощение её, потому что равноправный союз в Бухаресте даже не рассматривают.

Эту же идею всячески продвигает в обществе нынешняя правящая элита Молдовы. В свете этих заявлений переименование государственного языка в румынский укладывается в логическую цепочку: сначала один язык — потом один народ — и, наконец, одно государство. Суверенная Молдавия перестанет существовать, а националисты в Бухаресте будут праздновать ещё одну победу на пути к Великой Румынии.

В свете этих событий румынская гражданская платформа Actiunea 2012 заявила о том, что в парламенте Румынии установят график поглощения территории Республики Молдова. Для этого создадут «календарь объединения Республики Молдова с Румынией» в контексте «стратегической важности установления границ НАТО и ЕС».

В дальнейшем, политики и представители гражданского общества в Бухаресте предлагают подписать «Пакт в поддержку Бессарабии» с целью её «воссоединения» с Румынией.

По утверждениям инициаторов, следующим шагом, после подписания проекта закона о пакете мер «по сближению» Румынии и Республики Молдова, должно стать подписание «Пакта в поддержку Бессарабии» по примеру «Снаговского пакта», на основании которого европейская и североатлантическая интеграция стали для Румынии национальными приоритетами.

Но вряд ли хоть кто-либо из румынских политиков способен всерьёз и объективно озаботиться проблемами родной страны, подумать о её сохранении, о её исторической судьбе и будущем благополучии. Все они настолько ослеплены мифами своего собственного производства о вымышленной «великой Румынии», что, пожалуй, на адекватное восприятие действительности уже не способны.

В заключении. Государственный язык — это язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства. И если румынский язык стал символом Молдовы, то о какой государственности и независимости может идти речь?

Источник: ИА REX

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here