Выход из безвыходной ситуации не всегда там, где вход

517

330_83170Евросоюз отклонил просьбу Украины о предоставлении ей кредита в 20 млрд евро. В общем-то даже в случае подписания документов об евроинтеграции в Вильнюсе высказывалось очень глубокое сомнение о положительном ответе на просьбу о выделении кредита, после всего произошедшего отказ стал совершенно неотвратимым.

При этом ситуация с госдолгом Украины не выглядит критической — с октября по конец года страна должна была выплатить оставшиеся 1,75 млрд долларов госдолга из 7,7 млрд, в следующем году общие платежи по внешним и внутренним займам составят 6,1 млрд. Говорить о дефолте Украины при таких показателях не приходится — платежи вполне подъемны, есть и источники, из которых они будут формироваться.

Тем не менее, Янукович и перед Европой, и перед Россией, и перед Китаем ставил вопрос о выделении кредитов — причем весьма значительных. То, что они не получены, не означает неспособность Украины выполнять свои обязательства по обслуживанию госдолга.

При этом получение кредитов все равно является чуть ли не национальной идеей и национальным спортом Украины — ее текущее положение вынуждает проводить модернизацию промышленности. Здесь и кроется основная проблема — какую именно модернизацию.

Если Украина рассчитывает на европейский рынок, ей требуются средства на перевод промышленности на европейские стандарты и техрегламенты. Если она будет продолжать ориентироваться на рынок России — модернизация должна проводиться иначе, так как многие желают приобретать стиральные машины здесь — http://220.lv/ru/sadzives_tehnika/velas_masinas_new. Оставить все как есть нельзя — износ основных фондов в промышленности, энергетике, коммунальном хозяйстве достигает 65-90%. Украинская промышленность не в состоянии производить даже базовый перечень необходимой продукции для внутреннего потребления, что выливается в массированные закупки по импорту. Еще в феврале этого года правительство опубликовало данные, по которым «…Среди продаваемых в нашей стране потребительских товаров, относящихся к продукции машиностроения (автомобили, бытовая техника и электроника), доля импорта сегодня достигла 99,2%, а в закупках промышленного оборудования отечественными предприятиями на импорт приходится 92,6%…»

Это привело к тому, что сальдо платежного баланса Украины давно и прочно находится в глубоко отрицательной зоне и по этому показателю выводит страну на одно из первых мест в мире — крайне сомнительный рекорд. Выход — либо в заимствованиях, либо в серьезной девальвации национальной валюты. Второй вариант власти исчерпали по социальным и внутриполитическим соображениям, первый вариант не получается.

Таким образом, несмотря на относительное благополучие в плане текущих выплат по внешнему госдолгу для страны крайне необходимы ресурсы для проведения модернизации и выравнивания платежного баланса. Кредиты на модернизацию не могут быть выделены, пока Украина не определиться с её стандартами — и поэтому выход украинская власть видит в привлечении инвестиций, подразумевая что инвесторы сами решат проблему, на какой рынок они будут ориентировать производства, в которые вкладывают свои средства. Однако в прошлом году Украина столкнулась с реальным, а не офшорным оттоком капитала, так что в таких условиях надежда на приток инвестиций становится все более иллюзорной.

Поэтому кредиты становятся последней надеждой властей, альтернатива — резкое и существенное ослабление гривны, что однозначно приведет к социальным волнениям, а возможно — и взрыву. При этом вопрос с модернизацией промышленности так и остается нерешенным.

Собственно, критическое положение страны видно по вновь возникшей теме платежей за российский газ — платить попросту нечем.

Говоря иначе, перед Украиной в полный рост возникает проблема завершения романтического периода своей истории, связанного с иллюзией независимости. Крах украинской промышленности связан не столько с дурным управлением ею, сколько с тем, что она изначально была выстроена в расчете на гораздо более крупный общесоюзный масштаб поставок. Сжатие рынка после крушения СССР привело к тому, что издержки промышленности, вынужденной работать во многом вхолостую или простаивать, привели ее к нынешнему плачевному виду. Присоединение к одному из двух крупных рынков — европейскому или российскому — становится условием выживания. Проблема в том, что в силу разных стандартов и регламентов, а также в силу того, что ЕС и ТС вынуждены проводить защитные мероприятия, для Украины невозможно присоединяться сразу к двум партнерам на одних и тех же условиях — нужно выбирать. При этом и для ТС, и для ЕС рынок Украины тоже важен, так как дает импульс расширения возможностей — что в условиях кризиса выглядит очень привлекательно в плане перспектив.

С рациональной точки зрения присоединение к ТС выглядит более привлекательным, в иррациональной области, безусловно, правит бал евроинтеграция. Вне зависимости от того, как мог бы закончиться и чем закончится Майдан, проблему все равно придется решать. Янукович (как и любой другой на его месте) стоит перед нелегким выбором — присоединение к ТС гарантирует потерю власти, к ЕС — экономики в ее нынешнем виде с весьма туманными перспективами ее возрождения. Цифры толкают его к России, эмоции — к Европе. Именно поэтому Европа крайне заинтересована в повышении градуса и накала эмоций в стране. Только так можно будет протащить в целом убийственное для экономики и населения страны решение об евроинтеграции — при здравом разумении условия присоединения к Европе выглядят совершенно неприемлемыми по последствиям.

Таким образом, проблема носит сугубо политический характер. Нужно политическое решение о выборе пути развития. Демократическими методами в ситуации равновесия такую проблему нельзя решить — кто бы ни пришел к власти, ресурс противников будет сопоставим и не даст возможности принять окончательное решение.

По сути, в стране нужно вводить кризисное директивное управление, без которого невозможно ни принять то или иное решение, ни провести страну через самый сложный первый период его реализации. Альтернатива — дальнейшая стагнация промышленности и социальный взрыв. «Революция снизу» в любом формате проблемы не решает — только если приведет к власти жестких кризисных управляющих. Но их пока нет ни у одной из сторон, включая и «улицу» — а надежда на то, что они могут появиться в ходе «революции», выглядит сомнительной. А если не появятся? В Ливии в схожей ситуации не появились. А вот в Египте эту проблему удалось решить — пусть и через государственный переворот. Так что революция, как и любой инструмент, должна соответствовать необходимости момента. Если у нее нет конструктивного решения задачи — она приводит лишь к хаосу и развалу остатков управления.

Поэтому политическая проблема Украины решается сегодня только одним образом — либо какая-то из элитных группировок готова будет взять на себя ответственность, либо такую ответственность должна взять на себя некая «третья сила». Никакие переговоры и «консенсус» в сложившихся условиях недостижимы и бессмысленны. Янукович, предлагая общенациональный «круглый стол», не решает стоящую задачу — он бежит от ее решения.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here