Безопасность СНГ – это безопасность России

30

Shoigu_CIS_bНа минувшей неделе в Москве под председательством главы военного ведомства России генерала армии Сергея Шойгу прошло очередное, 65-е заседание Совета министров обороны государств – участников Содружества Независимых Государств (СМО СНГ). В нем приняли участие делегации девяти стран – Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, России, Узбекистана, Украины, а также Исполнительного комитета СНГ, Координационной службы Совета командующих пограничными войсками, Антитеррористического центра государств – участников СНГ, других межгосударственных органов Содружества.

Рассматривалось более 20 вопросов по различным направлениям военного взаимодействия. Среди них подведение итогов работы за минувший год, утверждение планов на будущий, создание и развитие Объединенной системы ПВО, а также системы контроля и оценки радиационной, химической и биологической обстановки, функционирование совместных систем военного назначения – гидрометеорологии, единой системы государственного радиолокационного опознавания, подготовка военных кадров и даже проведение Всеармейской олимпиады курсантов высших учебных заведений и чемпионатов по различным видам спорта. Другие весьма серьезные проблемы укрепления безопасности на просторах Содружества публично не прозвучали. Хотя говорить министрам обороны и начальникам генеральных штабов, которые замещали в отдельных случаях своих министров, на этой встрече было о чем.

Не секрет, что отношения между отдельными странами, входящими в СНГ, и, естественно, между их министрами обороны, очень непростые. Если не использовать более жестких слов. Рядом на заседании сидят министры обороны Азербайджана и Армении – генерал-полковник Закир Гасанов и Сейран Оганян, но они даже не здороваются. Понятно почему. Баку регулярно обвиняет Ереван в нежелании искать приемлемый, в первую очередь для Азербайджана, выход из карабахской проблемы, даже грозит применить военную силу. А Ереван – член Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и двустороннего договора о взаимопомощи с Россией, уверенный в готовности союзников прийти ему в случае чего на помощь, – на эти угрозы никак не реагирует. Поэтому и перспектив добиться согласия между двумя сторонами в рамках Совета министров обороны СНГ можно только по второстепенным вопросам. Примерно как между руководителями силовых ведомств Киргизии и Узбекистана, которых представляли соответственно министр обороны генерал-майор Омуралиев и первый заместитель министра обороны – начальник Генерального штаба генерал-майор Шавкат Норматов. Известно, что у центральноазиатских стран тоже есть друг к другу серьезные претензии. Особняком в этой ситуации стоит и украинская военная делегация, которую возглавлял министр Павел Лебедев. Киев, это его официальная позиция, обладает внеблоковым статусом, не входит в ОДКБ, как многие из государств, представленных в СНГ, у него накопились определенные противоречия с Москвой. Особенно по проблеме функционирования российской военной базы в Севастополе. Несколько раундов переговоров, поочередно прошедших в столицах братских государств, не привели к решению этих проблем.

Но значит ли это, что министры обороны стран СНГ не должны собираться и не говорить между собой, не искать консенсуса по интересующим их проблемам? Безусловно, нет. У России есть очень серьезные противоречия и с НАТО, но главы и военного ведомства, и внешнеполитического, и даже глава государства регулярно встречаются с руководителями Североатлантического альянса в рамках Совета Россия–НАТО, договариваются по тем проблемам, где у нас есть общие интересы. А они есть. Тем более они есть в рамках Содружества. Потому слова Сергея Шойгу, сказанные на открытии заседания СМО СНГ, «деятельность Совета министров обороны формирует прочный фундамент глубоких партнерских связей в военной сфере», не представляются нам преувеличением.

Практически все страны СНГ оснащены советским/российским вооружением и боевой техникой, доставшейся кому-то по наследству после развала Союза, полученной кем-то от Москвы по заводским ценам производителя, но уже требующей ремонта и модернизации. Как их проводить, если нет крепких связей между странами, армиями и их предприятиями. Ни один вертолет на просторах Содружества не может подняться в воздух без двигателей, изготовленных на украинском заводе «Мотор-Сич», ни один танк не сдвинется с места, если он не будет обеспечен всем необходимым с Харьковского завода имени Малышева или «Уралвагонзавода» из Нижнего Тагила, ни один самолет не поднимется в воздух, если за ним не будет пригляда специалистов «МиГа» или «Сухого»… И этот перечень можно продолжать бесконечно. То же самое и с подготовкой офицеров. Да, сегодня есть замечательные военные вузы в Украине и Белоруссии, в Казахстане и Узбекистане, но лучше других специалистов по системам ПВО готовит только Тверская академия, командиров тактического и оперативно-тактического звена – Общевойсковая академия. Можно учиться в Турции или в других странах НАТО, как это практикуют некоторые наши партнеры и союзники, и в этом нет ничего зазорного: чем больше военных знаний и опыта, тем крепче безопасность, – но в любом случае защищать интересы Содружества от внешней агрессии, если она вдруг случится, нам придется вместе и говорить, командовать и понимать друг друга на одном языке – на русском.

У членов любой семьи могут быть самые разные интересы. Так и в семье Содружества Независимых Государств. Но есть то, что их объединяет – общий язык, общая история, общий интерес об укреплении своей безопасности. Не только военной, но и всеобъемлющей. И тот факт, что на 65-м заседании СМО СНГ кроме чисто военных вопросов, как видно из состава делегаций, шла речь и об укреплении общих границ, о безопасности воздушного пространства над Содружеством, о борьбе с наркотической угрозой, – свидетельствует о том, что, несмотря на противоречия, есть комплексные проблемы, которые мы можем решить только вместе.

nvo.ng.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here