В Грузии растет дискриминация в отношении мусульман

37

1362749336_urlВозрождение православной веры в Грузии, судя по всему, идет рука об руку с усилением дискриминации по отношению к мусульманскому населению республики.

Веками грузины определяли свое существование как «мы против них», как борьбу крошечной православной нации за выживание в преимущественно мусульманском окружении. Это восприятие отчасти сформировалось под влиянием былого господства Османской и Персидской империй над отдельными районами Грузии. Однако сегодня такое определение национальной идентичности, похоже, практически не оставляет места для мусульманских граждан страны, насчитывающих 433 784 человека, что составляет порядка 9,9 процентов всего населения республики.

«В обществе, по сути, доминирует представление, что быть грузином – значит быть православным, – отмечает социолог Яго Качкачишвили. – Понятие «быть православным» несет в себе не только религиозную составляющую. Это также очень близко к понятию национальной идентичности».

«Неправославные жители Грузии считаются ненастоящими грузинами, своего рода отклонением от нормы», – продолжает Яго Качкачишвили, возглавляющий в Тбилисском государственном университете кафедру социологии. Если человек хочет считаться «настоящим грузином или грузинкой», то должен «принять крещение по православному обряду».

Особенно активные попытки обратить в православную веру местное мусульманское население предпринимаются сегодня в Аджарии – автономной области на западе Грузии, в течение 300 лет входившей в состав Османской империи. Грузинская православная церковь тратит миллионы казенных денег на строительство церквей и семинарий в аджарских селениях; местные священнослужители активно призывают свою паству обращать своих соседей-мусульман в православную веру.

Для большинства же мусульман Грузии представление о необходимости поменять веру, чтобы стать настоящими грузинами, является неприемлемым. Хотя на протяжении многих поколений их вера пребывала в дремлющем состоянии, сегодня мусульмане тоже переживают религиозное возрождение, отмечает Георгий Саникидзе – директор Института востоковедения им. Г. Церетели при Государственном университете Илии в Тбилиси.

Однако там, где мусульмане пытаются построить мечеть или публично исповедовать свои верования, у них зачастую возникают трения с местными православными верующими, отмечает ученый.

В мае-июне этого года в селении Самтацкаро на востоке республики разъяренной толпе удалось остановить пятничные службы в местной мечети. Службы возобновились лишь после вмешательства правоохранительных органов и официальных властей.

В октябре-ноябре прошлого года аналогичные волнения имели место в селе Нигвзиани на западе Грузии. Вызваны они были слухами о якобы имеющихся планах строительства в селе мечети. Волнения прекратились после того, как один из высокопоставленных представителей духовенства опроверг эти слухи, а полиция предупредила местное населении о недопустимости преследования мусульманских жителей села.

Однако в прошлом месяце произошло событие, заставившее задаться вопросом, извлекла ли власть какие-либо уроки из тех инцидентов.

26 августа спецназ заблокировал подходы к селу Чела на юге страны после того, как налоговая служба демонтировала минарет местной мечети за неуплаченный якобы налог на импорт. Эти действия вызвали резкий протест по всей стране. Чиновники налоговой службы распространили заявление, в котором говорилось, что ведомство пыталось связаться с владельцем минарета за пять дней до выставления в селе кордонов, демонтажа минарета и отправки его «на экспертизу».

В настоящее время минарет по-прежнему находится на «хранении» на одной из расположенных неподалеку площадок под охраной полиции.

Произошедший инцидент усилил опасения в связи с дискриминацией мусульман на религиозной почве. Грузинская православная церковь, к примеру, не обязана платить налоги и сборы на товары.

Представители налогового ведомства Грузии не ответили на просьбы EurasiaNet.org предоставить дополнительную информацию по поводу своей экспертизы минарета.

Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили постарался развеять опасения в связи с возможной дискриминацией национальных и религиозных меньшинств в Грузии. В своем выступлении 2 сентября перед представителями дипкорпуса премьер заверил мусульманское сообщество республики, что Грузия является толерантной страной. «Религиозная терпимость … является не только нашей традицией, но и одним из основополагающих принципов грузинской конституции», – заявил он.

То, что произошло в селе Чела, «не имеет ничего общего с религиозной нетерпимостью», подчеркнул премьер, не вдаваясь в подробности. Некоторые политологи в Тбилиси интерпретировали его выступление как намек на возможные «нечистоплотные методы», используемые против правящей коалиции «Грузинская мечта» в ходе подготовки к октябрьским президентским выборам.

Однако понимание толерантности многими простыми жителями Грузии сильно отличается от того, что вкладывают в это понятие на Западе, предостерегает социолог Качкачишвили. В Грузии это скорее относится к готовности простить тех, кто принимает грузинское православие. «Я бы сказал, что это своего рода квази-толерантность», – добавляет он.

Премьер Иванишвили пообещал, что если в процессе демонтажа минарета был нарушен закон или в отношении участников акции протеста была применена «чрезмерная сила», то будет предпринято «соответствующее реагирование». Однако насколько решительным будет это реагирование, остается открытым вопросом. Подчеркнув, что хоть насильственный демонтаж минарета и был «неприемлемым», министр юстиции Теа Цулукиани охарактеризовала это архитектурное сооружение как «незаконное» и заявила, что в Грузии нужно провести обсуждение, должны ли быть в стране минареты.

В беседе с EurasiaNet.org глава Союза мусульман Грузии Тариел Накаидзе приветствовал проведение расследования по факту «беспрецедентной» конфискации минарета, предупредив однако, что власти пока как следует не изучили другие случаи злоупотреблений, имевшие место в отношении мусульман в прошлом. Связаться с представителями властей для получения комментариев по поводу данного утверждения не удалось.

«Дело не только и не столько в минаретах и мечетях, – подчеркнул Тариел Накаидзе. – Дело в нашей стране. У нашей демократии возникнет проблема, мы не должны допустить этого».

Молли Корсо (EurasiaNet, США)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here