Прозападный курс Грузии

62

President Barack Obama and First Lady Michelle Obama pose for a photo during a reception at the Metropolitan Museum in New York with, H.E. Mikheil Saakashvili President of Georgia and H.E. Sandra Elisabeth Roulofs, Wednesday, Sept. 23, 2009. (Official White House Photo by Lawrence Jackson) This official White House photograph is being made available only for publication by news organizations and/or for personal use printing by the subject(s) of the photograph. The photograph may not be manipulated in any way and may not be used in commercial or political materials, advertisements, emails, products, or promotions that in any way suggests approval or endorsement of the President, the First Family, or the White House.Десять лет назад Михаил Саакашвили, 35-летний юрист с американским образованием, возглавил шествие к парламенту Грузии, которое затем свергло коррумпированный и автократический режим в этом постсоветском государстве и ознаменовало либеральную демократическую волну в Евразии. За «революцией роз» последовала украинская «оранжевая революция»; дерзкий и харизматичный Саакашвили вскоре стал избранным президентом Грузии и символом прозападных перемен, причем в Москве его не выносили примерно так же сильно, как обожали в Вашингтоне.

Десять лет спустя волна схлынула. На прошлой неделе Украина под управлением такого же бандитского политика, какой был свергнут «оранжевой революцией», отказалась от договора о сотрудничестве с Европейским Союзом и прильнула к путинскому Кремлю. Она последовала за Арменией, которая этой осенью поддалась на деспотическое давление Путина. Лишь Молдавия и Грузия разрабатывают соглашения с ЕС и стремятся к продвижению демократии и свободного рынка, которых эти соглашения требуют.

Что касается Саакашвили, он вернулся к тому, с чего начинал в США, завершив на прошлой неделе свой второй президентский срок, спустя год после того, как его партия потерпела решительное поражение на парламентских выборах.

Он находится в немилости на родине и в Вашингтоне, который в эпоху Обамы больше не уделяет особого внимания Грузии и другим постсоветским странам.

Более того, неустойчивый курс Грузии в сторону Европы требует, чтобы ее экс-президент оставался за пределами страны — так, чтобы склонное к автократии правительство, пришедшее ему на смену, не могло взять его под стражу.

«В моем случае проблема в том, что если меня арестуют, это ознаменует конец интеграции Грузии с Европой», — сказал мне Саакашвили в ходе визита в Вашингтон на прошлой неделе. Он не преувеличивает: лишь его добровольная ссылка гарантирует, что он не разделит судьбу бывшего украинского премьера и лидера «оранжевой революции» Юлии Тимошенко, чье заключение вызвало разлад ЕС и Украины.

Что же, либеральная демократия на бывшем советском пространстве мертва? Сумеет ли Путин воссоздать нечто вроде советской империи со своим Евразийским союзом?

Саакашвили — бодрый как никогда — считает, что нет.

«Когда проводишь радикальные реформы, всегда знаешь, что кто-то обязательно придет и попробует их откатить назад, — говорит он. — Это круг. Но я не думаю, что им это удастся. Этот регион дрейфует в сторону Запада, невзирая на правительства».

По мнению Саакашвили, Грузия, Украина и другие евразийские государства следуют тем же хромающим курсом в сторону демократии и интеграции с западом, которым их прошлые соседи, участницы Варшавского договора типа Польши и Венгрии, следовали в 90-е годы. Отличие в том, что Россия перешла от квазидемократии Бориса Ельцина к путинскому нетерпимому и неоимпериалистскому режиму.

Путин запугивает своих соседей торговыми эмбарго или, в случае Грузии, военным давлением, и предлагает заманчивое вознаграждение правителям, чья преданность либерализму может быть предметом торга. «Мягкая сила Путина — это коррупция, — говорит Сааашвили. — Если вы хотите войти в ЕС, нужны болезненные реформы. Для вхождения в Евразийский союз необходимо лишь быть слабым, коррумпированным и быть готовым на манипулирование со стороны Путина. Можно подавлять оппозицию и получать за это похвалу».

Другое дело — США. В 90-е годы администрация Клинтона активно толкала восточноевропейские страны в сторону НАТО и ЕС. Теперь деятельность развивает Путин, а США отстранились. «Не то чтобы Россия очень сильна — это эффект американской слабости и неучастия. Сейчас Россия считает, что, что бы она ни делала в нашем регионе, Америка не отреагирует».

Пока Грузия держится прозападного курса, несмотря на тот факт, что Бидзина Иванишвили, миллиардер, возглавивший свержение Саакашвили, намекал, что может рассмотреть вариант вхождения в Евразийский союз. Основная причина в том, что подавляющее большинство грузин предпочитают ЕС, а институты, созданные Саакашвили за последние десять лет, выстояли. Суды отклонили инициированные новым правительством политические дела.

Само правительство Саакашвили часто обвиняли в том, что оно подавляет своих противников; его поражение на выборах частично объясняется скандалом в связи с плохим обращением с заключенными. Сейчас экс-президент готов признать «ошибки»: «Всегда есть соблазн получить больше власти. Люди, приходящие с демократическими намерениями, сначала пытаются получить больше власти, потому что считают, что у них добрые намерения».

«Но они извлекают из этого урок. В следующий раз, когда мы придем к власти, мы обеспечим четкую демократическую практику — прозрачные свободные СМИ, прозрачные демократические дебаты, более высокий уровень демократии».

Саакашвили предсказывает, что в конечном счете реформаторы вернутся в Грузию. На недавних выборах его партия получила без него 22% голосов — это достаточно, чтобы выжить и перестроиться. Он тем временем заново открывает жизнь в роли анонимного гостя в США.

«Это освежает, — делится он. — Я фактически начинаю с чистого листа. Я не устал, и мне не нужна передышка. Но мой народ должен отдохнуть от меня».

«The Washington Post» (InoSMI)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here