Случайность или политика?

18

d26Я не согласна с Амилем Саркаровым, автором статьи «Почем нынче дагестанцы?», опубликованной в газете «Настоящее время» от 13 января 2012 года, где автор связывает подписание соглашения между газнефтекомпанией Азербайджана и Газпромом от 3 сентября 2010 года, предусматривающим увеличение закупок последним азербайджанского газа в 2011–2012 годах.

Экономическое соглашение Саркаров приравнивает к сговору между руководством России и Азербайджана, для того чтобы руководство России закрыло глаза на изгнание соотечественников из двух селений – Храх-убы и Урьян-убы.

Насильственное выселение малых народностей из Азербайджана (а в этих селах проживают лезгины) – прежде всего продолжение политики дискриминации. Еще в 30-е годы многие лезгины, аварцы, таты и цахуры, проживающие на территории Азербайджана, испытали на себе, что такое ассимиляция.

Возьмем факт из биографии нашей семьи. Мой отец родом из лезгинского селения Кумух, Курахского района, в паспорте записано, что он лезгин, а мой дядя в паспорте записан как азербайджанец. Получилось, что два родных брата – Джавад Агамедович Мамедов и Абдул Агамедович Мамедов, родившиеся от одних матери и отца, родом из одного Курахского района, стали представителями разных национальностей. Правда, в советские годы это никого не волновало. Была единая страна – СССР, а жители Баку делились последним куском хлеба с беженцами, прибывавшими в Азербайджан под грохот раскатов орудий фашистской армии, наступавшей на юг.

Коренные жители или гастарбайтеры?

По официальным данным переписи 1989 года, в Азербайджанской Республике численность лезгин составляла 171395 человек, в Кусарском районе лезгины составляют 86% населения. Они же расселены в Хачмасском, Губанском, Худатском, Габалинском, Исмаилинском, Варташевском, Куткашенском районах Азербайджана, а также в Баку и Сумгаите.

История также опровергает мнение о непричастности аварцев к развитию территории. «Аварцы – наиболее крупная после азербайджанцев этническая общность в Шеки-Закатальской зоне. По переписи 1989 года, численность аварцев достигала 44 тысяч человек. В основном этот этнос расселен в следующих районах Азербайджана: Белоканском, Закатальском и Кахском.

В этих районах расположены крупные аварские села, имеющие богатую историю: Джар, Целибан, Мацех и другие. По преданию первоначальным местом заселения аварцев была местность Голода, расположилась она на горе Келан, на месте кочевки сохранились кладбище и фундаменты некоторых построек. Кстати, следует отметить, что аварцы в этой зоне долгое время были известны как «голодолал», что означает житель Голоды.

Окончательное утверждение аварцев на этой территории относится к началу XVI века. Именно в это время отдельные аварские общины стали объединяться в вольные общества, так называемые джамааты. К этому времени относится образование самого крупного и могущественного из них – Джарского общества по названию села Джар. К началу XVIII века окончательно сложились шесть аварских джамаатов.

Сформировавшиеся Джаро-Белоканские джамааты являлись уникальной формой социально-политической организации, общества представляли собой федерацию вольных общин, управлявшуюся Советом старейшин и военачальниками. Джаро-белоканские джамааты как военно-политические единицы просуществовали вплоть до русского похода на Кавказ в 1830 году».

Как считает профессор ДГУ Тимур Айтберов, политика, которую проводит руководство Азербайджана, имеет исторические корни и связана с политикой пантюркизма на Восточном Кавказе.

«В российских и иных архивах хранятся материалы, полученные военной разведкой Российской империи и иными спецслужбами, содержание которых неоднократно публиковалось в открытой литературе. Согласно этим материалам, турки намерены создать государство, где государственным языком будет азербайджанский, а все остальные языки будут поставлены под запрет к употреблению в общественной жизни», – отмечает Т. Айтберов.

Как резали по-живому

В советское время Азербайджанская ССР многое делала, чтобы не ущемить интересов лезгин, аварцев, татов, цахуров и других представителей национальных меньшинств, чьи исторические корни были тесно связаны с историей этой территории.

В республике издавались газеты на аварском и лезгинском языках, существовали национальные культурные объединения, соблюдались квоты при подборе руководящих кадров в районах, где преимущественно жили представители малых народов, а поэтому неудивительно, что в самое тяжелое для азербайджанцев время, когда, по некоторым данным, более ранним, из 18 районов, а по другим, более поздним, из 11 районов жители вынуждены были стать беженцами и в Баку стало не хватать продовольствия, из Дагестана туда потянулся караван с мукой, сахаром, крупами, маслом и мясом.

Инициатива была дагестанского правительства, а поддержало инициативу большинство колхозов и совхозов республики, в том числе и жители южных районов, где компактно проживали лезгины. Вместе с этим караваном ездила в Баку и я как представитель центральной информационной программы «Вести» ГТРК России.

Война с «севером»

Из статьи московского политолога, представляющего аналитический центр «МИТК», Эльдара Бейбутова, «созданные в конце 1980-х годов Лезгинский национальный совет и Лезгинское национальное движение «Садвал» («Единство») сделали ряд резких заявлений, осуждающих действия Баку против мирных граждан – армян.

В одном из таких обращений к руководству России и к другим странам СНГ говорилось, что официальный Баку нарочно нагнетает обстановку вокруг Нагорного Карабаха, пытаясь военным путем решить этот вопрос, продолжает массовое ущемление прав человека в стране против национальных меньшинств…

Лезгинское общественное руководство поддержало требования армян Нагорного Карабаха и встало на их сторону, наивно поверив, что бакинское правительство попробует понять своих граждан, попытается искупить свою вину, попробует выслушать требования представителей национальных меньшинств Азербайджанской Республики. Казалось бы, азербайджанцы попробуют решить проблемы своих же граждан на основе равноправия и уважения прав человека, показав тем самым великодушие по отношению ко всем народам бывшей Аз.ССР… Но не тут-то было!

Тюркское руководство в Баку предпочло взять в пример политику своих предшественников и через некоторое время ввело вооруженные силы в лезгинские и аварские районы страны. Азербайджанские военные разоружили милицию, которая до этого времени на 90 % была укомплектована представителями местного населения.

Вскоре из Шеки были направлены карательные силы, которые начали избивать местное население. Тогда в разных уголках Белокан и Закаталы и даже Кахи участились нападения на азербайджанскую милицию. По разным данным, более 10 милиционеров и шести аварцев были убиты. Начался отток азербайджанского населения.

Аресты и репрессии в лезгинонаселенных районах Азербайджана открывают более ужасающую картину. Кроме того что d8военизированные части постоянно арестовывают мирное население, избивают до полусмерти, осуществляются также карательные акции против нацменьшинств. По некоторым подсчетам, в результате подобных карательных операций с 1992 по 2002 год было убито более 700 лезгин.

Ответом на все это можно считать акцию лезгинских мстителей 19 марта 1994 года, когда в бакинском метро была взорвана бомба, в результате чего погибли 14 человек. Мы считаем, что это недопустимый акт, заслуживающий осуждения. И хотя исполнителей данного теракта в некотором смысле можно понять, тем не менее хотим напомнить, что наш народ никогда не воевал против мирных жителей, пусть даже и врагов».

Я верю Эльдару Бейбутову, потому что в то время я встретилась с аварским солдатом, вернувшимся из Карабахского плена с помощью моего сослуживца собственного корреспондента ВГТРК по Армении Эдуарда Сахинова. Молодой парень с ужасом рассказывал, как его, только что спустившегося по трапу на пирс (он служил матросом на судне) остановила бакинская милиция и прямиком отправила на Карабахский фронт без всякой подготовки, где он попал в группу солдат-аварцев, которые первыми были отправлены на минное поле, чтобы заплатить своей жизнью за безопасность привилегированных азербайджанских солдат.

В поисках справедливости

К президентам Азербайджана Гейдару Алиеву и Дагестана Магомедали Магомедову Национальным Советом Союза Аварских Джамаатов было послано открытое письмо от 18 декабря 1996 года за подписями З. Абдулбекова, председателя НССАД, М. Гусейнова, председателя исполкома НССАД.

«В настоящее время наблюдается явно выраженная тенденция к усилению ассимиляторской политики руководства Азербайджана относительно этнических дагестанцев, волею судеб оказавшихся разделенными между Дагестаном и Азербайджаном. У руководства Азербайджана не наблюдается ни воли, ни желания решить по-человечески проблемы разделенных народов цивилизованно, в рамках международных правовых норм. В адрес, в частности аварского населения, этих районов со стороны местных органов власти постоянно высказываются требования покинуть эти районы с угрозой физической расправы. Сигналом к реализации этих угроз является и взрыв памятника Имаму Шамилю в Закаталах. Эта акция огульно приписывается «аварским националистам», и в результате десятки молодых людей и стариков аварской национальности арестованы и подвергаются унизительным допросам и пыткам. Ситуация в этом регионе, мягко говоря, взрывоопасная. Мы считаем, что решение проблемы разделенных народов должно быть принято на уровне Правительств России и Азербайджана, и проблемы эти в большей степени политические. Если руководство РФ всерьез не займется затронутыми вопросами, то ситуация станет неконтролируемой и проблем станет еще больше».

После этого послания неоднократно лезгинские и аварские общественные организации обращались за помощью к президентам Азербайджана Гейдару Алиеву и Ильхану Алиеву, к президентам Дагестана Магомедали Магомедову и Муху Алиеву, но конструктивных изменений так и не последовало. 11 апреля 2007 года было принято такое же обращение к президенту Дагестана М. Алиеву и послу России В. Истратову от группы представительств коренных нацменьшинств Белокано-Закатальского и Кахского районов:

«До 28 июня 1991 года в г. Закатала традиционно проводились музыкально-творческие концерты, посвященные дню рождения Имама Шамиля. Однако в 1998 году, 28 июня, несмотря на заявление, заблаговременно поданное главе местной администрации, не было дано ответа, а в этот день празднично одетые люди, пришедшие на праздник и ничего не подозревающие, были зверски побиты полицией дубинками, у представителей местного телевидения были отобраны видеокамеры и т. д. Примечательно высказывание главы исполнительной власти Р. Меджидова и руководителя полиции Гамлета Салахова, обращенное к народу в парке. «Убирайтесь вон в Дагестан, там, в Дагестане, и проводите ваши Шамилевские праздники». В этот день шестеро молодых людей-аварцев без всяких оснований были насильно отведены в полицейский участок и избиты. Хотя Конституция Азербайджанской Республики красиво гласит (ст. 46), что никто не может быть подвергнут пыткам, никакое обстоятельство не может служить основанием для унижения достоинства личности, а в статье 51 говорится, что государство гарантирует свободное осуществление литературно-художественных мероприятий, с этого дня запрещено проведение дня рождения Имама Шамиля в нашем регионе.

Статья 48 Конституции республики гарантирует свободу совести. Но в АР исполнительная власть, правоохранительные органы вмешиваются в религиозные дела, меняют имамов, молодые выпускники религиозных школ, получившие образование за рубежом, преследуются. Из мечетей уволены имамы, получившие образование в Дагестане. Более 80 лет за границу вывозятся наши исторические ценности. Государство само расхищает их. Так, в 1994 году историко-краеведческий музей Закаталы был ограблен. Глава РИВ Р. Меджидов и директор музея Ализаде палец о палец не ударили, чтобы найти похищенное. Полиция и прокуратура бездействуют. По отношению к малым народам не действуют указы А. Элчибея, Г. Алиева и И. Алиева. Мы не сомневаемся, что наше правительство как прежде готовит коварные планы по вытеснению нацменьшинств. С 2005 года этот процесс ведется на всех уровнях. Доказательством этого является лживое освещение истории нацменьшинств в учебниках истории и СМИ, а также запрещение работать в госучреждениях представителям нацменьшинств, снятие графы в паспорте, где указывается национальность, запрещение наших обществ. Не уделяется внимание преподаванию неазербайджанских языков в школах. Нет учебников. Книги, отправленные из Дагестана, удерживаются в Баку. Никакая гуманитарная помощь, отправленная со стороны России и Дагестана, до нас не доходит.

В 2002 году в Закаталах была проведена конференция по изучению родных языков нацменьшинств. Эту конференцию организовал министр образования АзР Мисир Мерданов. Он заверил, что все вопросы, связанные с изучением языков нацменьшинств, будут решены. Для этого он предложил открыть в Закатальском филиале Института учителей факультеты аварского и цахурского языков, а также издание литературы для преподавания этих языков. В апреле 2007 Мисир Мерданов снова посетил наш регион и даже не упомянул о своих решениях по вопросу изучения и преподавания родных языков нацменьшинств. Это еще раз доказывает, что его приезд в 2002 году в наш регион был политической уловкой, что правительство АзР не намерено демократично решать национальные вопросы».

Не получив ответа на это обращение, представители малочисленных народов решили обратиться к докладчику мониторинговой группы ПАСЕ по Азербайджану Андреасу Хенкелю.

«Анализ социально-экономической ситуации и морально-психологического состояния аварцев в этих регионах наглядно свидетельствуют, что на самом деле там ситуация взрывоопасная и требует срочного принятия мер для оздоровления обстановки.

Средь бела дня в центре Баку зверски убит член Парламента АР Али Анцухский. В июне 1995 года в Белоканах в рамках фестиваля аварской культуры должна была состояться церемония установления бюста великого аварского хана и полководца Уммахана Аварского на установленный еще год назад с разрешения азербайджанских властей постамент. Но церемония эта не состоялась по причине того, что руководство Азербайджана запретило сделать это.

Используя силу власти в регионе, идет интенсивная искусственная ассимиляция аварского народа, тюркизация самого региона, как с помощью заселения его беженцами из Грузии и Карабаха, так и незаконными методами выдачи метрик и паспортов. Аварцам нет необходимости добавлять к фамилии приставки «оглы» (или «оглу»). А это практикуется в Азербайджане в обязательном порядке».

Но и мониторинговая группа ПАСЕ пока ничего не добилась. Обращение к Андреасу Хенкелю не было услышано.

Хуже, чем к малочисленным растениям

Михат Алиева, с которой я встретилась в деканате ДГУ, живет в Закаталы, в Махачкалу приехала в гости, она уже ничего не боится.

– Репрессии преследуют нас со дня рождения, в роддоме женщине говорят: «Мы записываем твоего ребенка азербайджанцем». Ответ: «Но какой же он азербайджанец, если отец и мать его аварцы». Врачи делают вид, что не понимают этого, а в свидетельстве о рождении все равно появляется добавление «оглы». В день свадьбы могут ворваться вооруженные люди в дом и запретить тамаде вести свадьбу на аварском языке, а певцам петь аварские песни. Неудивительно, что известный в аварских селениях тамада отказался от такого приработка после беседы с милицией.

Когда-то у нас проходили фольклорные праздники, но 28 июля 1998 года нас просто разогнали, хотя разрешение на проведение этого праздника было получено от главы администрации. Закон о приватизации в Азербайджане был принят давно, но, насколько я знаю, никто из моих знакомых ничего не смог приватизировать. Я сама пыталась принять участие в приватизации рынка, поместив свой чек, у вас это называется «ваучер», в акции, добавив свои накопленные деньги, но мне сразу сказали: «30 % даем нахичеванцам, 70 % – приезжим азербайджанцам, аварцы не имеют права участвовать в процессе приватизации».

Фатима Кадырова – уроженка селения Катех Белоканского района, родители ее до сих пор живут в этом селении.

– Нам часто говорили, что между Россией и Азербайджаном крепкая дружба… Но в жизни совершенно другое. С 17 века в наших районах было несколько русских школ, сейчас их нет, а когда мы обратились к властям, чтоб открыли хоть одну, нам ответили: «Кому надо русский язык изучать, идите в Россию, там учитесь». Аварский язык в двух районах с большим количеством аварского населения факультативно преподают только в 20 школах, а насчитывается около 100 школ, в которых учатся аварские дети. Аварский язык преподают два часа в неделю за счет уроков азербайджанского языка. Создается неадекватная ситуация, учителя ходят по домам и агитируют против посещений уроков аварского языка. Из Дагестана приехала молоденькая учительница, чтобы работать в школе Эхедитала. Директор школы в первый день согласился назначить ее преподавателем аварского языка, но на следующий день он поехал в райцентр к заведующему РОНО и тот посоветовал ему не брать на работу молодую учительницу. Так девушка осталась без работы, хотя и было принято соглашение с дагестанским правительством о подготовке учителей аварского языка в дагестанских вузах.

d9

То же положение с культурой. В Белоканском районе у нас действовала телекомпания «ДиЭнТиВи». Руководил компанией Мустафа Дибиров, его брат Тельман был зверски убит – 27 ножевых ранений. Жители района считают, что это месть за антикоррупционные передачи, ведь Тельман был журналистом компании. Что интересно, Тельмана убили, а Национальный Совет по телевидению и радиовещанию отозвал лицензию и запретил вещание телевизионной компании, так что Мустафе Дибирову остались только бесперспективные обращения в суды.

– А что касается представителей аварцев в правительстве?

– Есть одна, с позволения сказать, аварка, по крайней мере она так представляется, Рабият Асланова. Ее отец из моего же селения Катех, но дело в том, что она еще в колхозные годы записалась азербайджанкой – это во-первых, а во-вторых, ее мать из нахичеванских азербайджанцев. Сама она ни одного слова по-аварски не знает.

Но это же не самое главное. Важно другое, она защищает интересы малочисленных народов?

– Более того. В Маджлисе рассматривали проект о нацменьшинствах, так она с пеной у рта выступила против. Только диву можно даваться. А между тем в Маджлис она вошла как аварка, как защитница нацменьшинств.

Какие у вас отношения с местными азербайджанцами?

– С местными азербайджанцами в бытовом плане никаких конфликтов нет. Дело в другом – в государственной политике. А она заключается в том, чтобы одну часть аварского и лезгинского населения ассимилировать, а другую – вытеснить на север, на территорию России. Одна треть населения уже уехала, осталось еще две трети.

– Насколько я знаю, под давлением Совета Европы в Азербайджане должны были принять закон о нацменьшинствах еще в 2006 году.

– Удивительно, но главными противниками этого закона оказались депутаты Маджлиса, которые якобы были избраны в аварских районах. Так что закон так и не прошел, а нам часто говорят: «Через 10 лет аварцев здесь не будет. В Закаталах, Белоканах никого не останется. У кого есть умма, умму возьмем, у кого есть деньги, деньги возьмем и посадим всех в тюрьму, а кто уедет, пусть уезжает».

Что касается тюрьмы, то тут все понятно. 73-летнего Султана Казиханова посадили в тюрьму за то, что он агитировал за аварскую республику в составе Азербайджана. Неизвестно, было это или нет, но тем не менее он сидит в тюрьме уже шесть лет и сейчас ему 78 лет.

Это было на момент нашей встречи с Фатимой. Интересно, как мог старик Казиханов проявлять такую активность. Но самое интересное, что такая республика в составе Азербайджана предполагалась еще в 19 веке, когда появилась на мировой политической карте Республика Азербайджан, а ведь нынешний Азербайджан считается ее приемником.

Федеральная газета : «Настоящее Время»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here