Арцах и «тайваньская модель» экономического взаимодействия с миром

74

18.11.13 (10)Основные «трагичные крики» о «катастрофе» Армении в случае вступления в Таможенный союз (ТС) СНГ, а не Ассоциации с Евросоюзом (ЕС) – уже позади. Сейчас усиливаются обсуждения вопроса о том, что может угрожать или не угрожать нашей второй республике – Арцаху.

Автор данных строк неоднократно предупреждал на протяжении всего 2013 года, что любое сближение с Брюсселем рано или поздно приведёт к тому, что проазербайджански настроенная Европа заставит Армению фактически признать Арцах – «составной частью» Азербайджана. И первым шагом в этом направлении станет требование жёстко установить таможенные границы Армении с внешним миром, что автоматически будет означать препятствия на пути следования товаров из Арцаха в Армению. Я также неоднократно писал, что ЕС вынудит Армению и участвовать в антииранской деятельности Запада, что также начнётся с того, что от Еревана потребуют жёсткой таможенной границы с Ираном, и так далее. И, естественно, я неоднократно указывал, что подобных опасений нет, если мы интегрируемся с Таможенным Союзом: 1) все его участники стараются сохранять «сбалансированные» отношения не только с Азербайджаном, но и с Арменией, а значит – не будут предъявлять жёстких требований относительно Республики Арцах; 2) все страны ТС, в отличие от ЕС, начали развивать сотрудничество с Ираном – следовательно, они никогда не пойдут на участие в антииранской деятельности, и не будут требовать от Армении ограничения её связей с южным соседом.

И действительно, мы уже получили (пусть и не на самом высоком уровне) подтверждения о том, что в случае с ТС Армения сама будет устанавливать свои таможенные границы. Если экспертное мнение – отражение реального настроя властей, хотя бы только России, то Армения автоматически избавляется от рисков и угроз, связанных с нашими таможенными границами с Арцахом и Ираном. Более того, это означает, что наша страна автоматически получает шанс стать неплохой площадкой развития сотрудничества между всеми странами ТС и Ираном. Хотя бы потому, что между Арменией и Ираном действует множество двусторонних договоров о сотрудничестве в сферах экономики, энергетики, коммуникаций и так далее. Как гражданин Армении, я уверен, что развитие сотрудничества и взаимодействия с Ираном внутри региона обещает нашей стране очень далеко и глубоко идущие перспективы – например, выход к Каспию, выход к Индийскому океану, выход в Среднюю Азию. Учитывая взаимосвязи Ирана с Индией и Китаем – и выходы на рынки этих стран, и простите, господа прозападники Армении, сегодня выгодней и целесообразней всегда помнить, что две самые быстро растущие экономики планеты – это именно Индия и Китай, а не США или Евросоюз…

Но сейчас нас больше всего заботит вопрос – как же будут развиваться внешнеэкономические связи Республики Арцах, если Армения, рано или поздно, в действительности вступит в ТС. Почему «рано или поздно»? Потому, что уже на самом высоком уровне из Москвы и других столиц стран-участниц Таможенного союза прозвучало, что Армении для членства в ТС придётся пройти целую «дорожную карту». Честно говоря, это было понятно изначально. И нельзя не заметить, что довольно затруднительно шедший по одной железнодорожной колее поезд внезапно перенаправлять и попытаться заставить двигаться по другой, более широкой железнодорожной колее. Я обращусь к одному из последних заявлений президента России Владимира Путина. Он подчеркнул, что мир живёт во времени, когда внутреннее законодательство России должно быть приоритетней некоторых международных норм права. И он прав. Поскольку разговор не об этом, то я просто сразу после этого заявления Путина приведу читателей к следующей мысли: на протяжении как минимум 2-х 3-х лет Армения по приказу из Брюсселя изменила более 1000 внутренних законов. Подготовка к капитуляции шла полным ходом. А теперь? Речь идёт о взаимодействии со странами, которые не намерены учитывать наши «метания из стороны в сторону». В том числе и в сфере правового регулирования ситуаций, экономических и иных отношений. Поэтому страны-участницы ТС правы – вначале придётся «поезду» армянской дипломатии и правительства «менять колёса», чтобы он мог двигаться по более широкой железнодорожной колее…

Ситуация, впрочем, вокруг Арцаха всегда была сложной. Конечно, и без заявления президента Сержа Саркисяна от 3 сентября арцахские товары находили выходы на внешние рынки. К примеру, найти тутовую водку или иную Арцаха в магазинах Москвы – не проблема. Однако в условиях, когда НКР остаётся пока непризнанным государством, слова «Армения сама определит свои таможенные границы» открывают перед Арцахом вполне реальные перспективы расширить свои торгово-экономические связи как минимум с Россией, Белоруссией и Казахстаном, как максимум – Сирией, Ираном и Индией – если мы поверим в заявления всё того же президента РФ о том, что данные страны также изъявили желание вступить в ТС. Понятно, что тогда уже и сама эта структура претерпит очень серьёзные изменения – она перестанет быть интеграционной системой только для постсоветских стран и превратится в широкую международную структуру. Поэтому уже сейчас необходимо задумываться над тем, как же устроить торгово-экономические связи Арцаха с внешним миром.

В этом случае полезным может стать многолетний опыт Тайваня. В качестве отдельного государства этот остров признан только США и ещё некоторыми их союзниками. Тем не менее, о богатой экономической жизни Тайваня и мы в Армении знаем не понаслышке. Огромное количество продукции на мировом рынке снабжено этикеткой «Сделано в Тайване» или «Сделано в Китайской Республике». Многие европейские компании перенесли свои заводы на Тайвань. Низкие налоги и дешёвая квалифицированная рабочая сила обеспечивают большое количество заказов из-за рубежа, в частности, в сфере текстильной и обувной промышленности. В настоящее время одной из задач тайваньской экономики является перевод трудоёмких отраслей промышленности в страны с дешевой рабочей силой (континентальный Китай, Вьетнам) и развитие высоких технологий и сферы услуг.

Внешняя торговля на протяжении 40 лет была двигателем стремительного развития Тайваня. Его экономика по-прежнему ориентирована на экспорт, 98% которого составляют промышленные товары. Начиная с 2001 г. рост экономики главным образом связан с положением на экспортных рынках, составляет приблизительно 5%. Конечно, это не 10-15-и процентный рост, демонстрируемый Индией и Китаем, но здесь следует учитывать ограниченность ресурсов Тайваня – по сравнению с этими гигантами.

В 2002 г. остров стал членом Всемирной торговой организации (ВТО) как независимая таможенная территория. Тайвань также является членом Азиатского банка развития (АБР) и Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), а также Международной торговой палаты (МТП) и других организаций даже спортивных: Тайвань – самостоятельный член и ФИФА, и Азиатской Федерации футбола (АФФ), и других спортивных международных федераций и ассоциаций. В пятёрку основных торговых партнёров Тайваня входят Китай (КНР), США, Сянган (Гонконг), Япония и Сингапур. Отсутствие официальных дипломатических отношений между Тайванем и его партнёрами не является серьёзным препятствием для быстро расширяющейся торговли. Наконец, Тайвань поддерживает культурные и торговые представительства более чем в 60 странах мира, с которыми не имеет официальных отношений (*). Тайвань поддерживает тесные инвестиционные связи с Китаем (КНР), Таиландом, Индонезией, Филиппинами, Малайзией и Вьетнамом. Благодаря разумной экономической политике удар финансового кризиса в 1998-99 гг. задел экономику острова в меньшей степени, чем его соседей по региону. В любом случае, пример того, как тайваньцы решают свои экономические и торговые проблемы, поучителен и для Армении, и для Арцаха.

Как всё это стало возможным? Можно выделить как минимум две причины. Во-первых, за спиной Тайваня стояли и стоят США и Япония, которые чаще всего субсидировали экономическое развитие острова. Во-вторых, Китай в целом невраждебно смотрит на Тайвань и не особо сильно препятствовал и препятствует членству острова в международных организациях. Там есть лишь один нюанс – во всех международных организациях Тайвань зафиксирован не как Тайвань или «Китайская республика» (сами тайваньцы именно так называют свою страну официально), а как «Китайский Тайбэй» (Тайбэй – название столицы Тайваня). Против членства Тайваня в международных организациях под данной формулировкой официальный Пекин не возражает. И, разумеется, важным фактором нежёсткого отношения Китая к Тайваню является то, что речь идёт о двух государствах, но одного – китайского – народа. Стержневые факторы тайваньской модели экономических связей и взаимодействия с внешним миром на протяжении многих десятилетий остаются неизменными. В целом ситуацию можно квалифицировать как «соглашение по умолчанию» – конечно, между Китаем и США.

Экономика Тайваня является многопрофильной, а экспортные товары включают широкий спектр электроники, текстиля, продукции сельского хозяйства. Жёсткий дефицит собственных энергоресурсов привёл к освоению экологически чистых и независимых видов энергии, а также «мирного атома». Тайвань является 4-м крупнейшим в мире производителем солнечных батарей и крупнейшим производителем светодиодов. В 2010 г. на острове было установлено более 1660 тысяч квадратных метров солнечных тепловых коллекторов (третье место в мире). Правительство уже построило 155 комплексов ветровых турбин, способных производить 281,6 МВт энергии, кроме этого есть дополнительные проекты, которые планируются или находятся на стадии строительства. На долю возобновляемой энергии приходится 6,8 % потребления энергии Тайваня с 2010 г. В 2010 г. зелёный сектор энергетики принёс $ 10,97 млрд. Кроме того, правительство объявило о планах инвестировать $ 838 млн. для развития возобновляемых источников энергии и дополнительные 635 млн. долларов США на исследования и разработки. Интересно, что у Тайваня есть даже собственная аэрокосмическая индустрия.

Не правда ли, уровень развития Тайваня – завидный не только для Арцаха, но и Армении? Да что там говорить – если даже сложить экономический (текущий) потенциал всех государств Закавказья, а не только Армении и Арцаха, то Закавказье по сравнению с Тайванем представится глубоким аутсайдером. Ни «американский маяк демократии на Кавказе» Грузия, ни даже Азербайджан с распухшей на бонусах от западных фирм современной элитой не идут ни в какое сравнение с экономическими успехами восточноазиатского острова.

Мы понимаем, что в случае Арцаха рассчитывать на благожелательное и невраждебное отношение тюркского Азербайджана к развитию связей НКР в сфере экономики и торговли не приходится. Конечно, мы не сможем полностью повторить тайваньскую модель связей и взаимодействия с внешним миром. Но при желании, власти Армении могут достичь того, что Арцах будет пользоваться опекой и покровительством стран-участниц ТС. Пусть даже, на первых порах – одной только России. Это достижимо. Просто необходима кропотливая и ежедневная соответствующая работа, а не одна лишь забота о собственных шкурных интересах. Работа – как властей Армении, так и нашего Спюрка. С другой стороны, можно и необходимо взаимодействовать также с США, стремясь добиться нужного результата. В конце концов, и Москва, и Вашингтон оперируют практикой и опытом в обеспечении экономических связей территориям, в вопросе международного признания независимости которых существуют определённые сложности и разногласия.

Таким образом, вопрос об обеспечении внешнеэкономических предпосылок усиления независимости Арцаха к концу 2013 года встал перед Арменией и мировым армянством в полный рост. Кстати, 8 ноября в ходе видеомоста Ереван-Москва на тему «Армения и Таможенный союз: общественное измерение евразийской интеграции» экс-посол России в Армении, директор региональных программ Института Каспийского сотрудничества Вячеслав Коваленко смело заявил, что якобы «если Армения признает Нагорный Карабах, тогда будем вести разговоры касательно участия и Нагорного Карабаха в Таможенном союзе». Я не настолько оптимистичен, как господин Коваленко, и в то же время не настолько наивен, как он – в этом своём заявлении. Связи и взаимодействие НКР с Таможенным союзом не зависят от того, признает ли Армения независимость Арцаха. Эти факторы зависят только от усилий властей Армении при содействии армянских диаспор США и России, а также – от «соглашения по умолчанию» между самими США и Россией. А дальше – ещё раз читаем про тайваньскую модель…

(*) Тайвань – экономическое чудо // http://geosfera.info/aziya/tajvan/44-tajvan-yekonomicheskoe-chudo.html

 

Сергей Шакарянц
russia-armenia.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here