О чем не скажет Акрам Айлисли

86

123e4bdc25fabb5c4f7f8172660c668a_LАвтор всколыхнувшего регион в начале нынешнего года романа «Каменные сны» Акрам Айлисли в последние дни вновь оказался в центре внимания СМИ. Электронное издание «Русский репортер» опубликовало статью «Топором и пером. Почему, чтобы быть совестью нации, надо стать врагом народа», в которой рассказывается о встрече автора статьи Шуры Буртина с писателем в Баку и поездке в Агулис. Статья достаточно интересна, хотя и содержит ряд спорных утверждений. Однако наиболее интересными нам показались откровения самого Айлисли.

НАПОМНИМ, ЧТО РОМАН, РАССКАЗЫВАЮЩИЙ ОБ АРМЯНСКИХ ПОГРОМАХ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ, был написан шесть лет назад, однако писатель решил опубликовать его после истории с выкупом и последующей героизацией будапештского убийцы, Сафарова, в августе 2012 года. За что и подвергся у себя в стране санкционированной властями масштабной травле со всеми присущими такого рода омерзительным кампаниям атрибутами: лишением званий, материальных благ, сожжением книг, обвинениями в предательстве и угрозами «отрезать уши». Отдадим должное Айлисли: он нашел в себе силы не только выстоять, но и сохранить принципиальность и верность своим убеждениям. Приведем наиболее примечательные, на наш взгляд, цитаты из статьи.

«… Я до семидесяти пяти лет дожил, свою жизнь могу дарить тому, кому нужен мир, нужна человеческая теплота, между соседями нормальные отношения. Но вот мои, моя семья, конечно, они не хотели бы все это терять, — Акрам обводит рукой небогатую обстановку своей квартиры, куда мы пришли. — Для них сближение наций — это абстрактно. Это для меня тут вопрос жизни и смерти: если умру, не увидев эти две нации вместе, — я такой смерти не хочу. Когда написал, подумал: не буду пока печатать. А потом решил, что, как бы дорого ни обошлось, надо все-таки идти против того, что происходит. (…). Без этой травли не подействовало бы. Это, видимо, независимо от меня, от властей — сама жизнь так построена. По закону физики то же действие замечается, только когда противодействие есть. Хотя все это оказалось более чем неожиданным для меня. Самое удивительное, что армяне сейчас к нам относятся гораздо лучше, чем до этой скромной вещи. Конечно, есть и авантюристы, которые бы хотели, чтобы меня здесь убили, чтобы образ дикого народа создавать. Но интеллигенция и огромное количество простых людей смягчились, освободились от злости, подышали как бы…»

«Если бы я сомневался, что я хоть чем-то свой народ унизил, я бы, наверное, сам сломался. Они хотят — если я два хороших слова об армянине говорю, то три об азербайджанце должен. Заботы мне не было — баланс мнений поддерживать! Я же описываю человека — как он воспринимает. Душевно хрупкий человек, который почти на грани сумасшествия от этой жизни. Который так страшно все переживает еще и потому, что помнит, о чем рассказывали у него в деревне. Трагедия человека, когда все вокруг против его душевного состояния, против его взгляда на будущее. Братцы, давайте признаем, что гадости делали! Только после этого возможно идти на что-то хорошее (…). Какая-то кабинетная крыса меня учит, что народ думает. Я вот с детства от бабушки, матери, дяди слышал только хорошее об армянах. Кто никогда армян не видал — те гораздо большие националисты, чем те, кто вместе жил. У нас редко-редко кто плохое слово скажет — это уже недоделанный идеолог, ненормальный деревенский человек. Если сейчас провести референдум, подавляющее большинство будет за то, чтобы с армянами отношения наладились. Если идеология твердо скажет, что надо налаживать отношения, к вечеру народ уже по-другому будет думать. Народ — шкура та еще».

sektor-2МОЖНО ПОСПОРИТЬ С А. АЙЛИСЛИ ОТНОСИТЕЛЬНО ИСХОДА потенциального референдума о налаживании отношений с армянами. Во всяком случае та картина, которую упорно рисуют азербайджанские СМИ на протяжении десятилетий, та атмосфера поистине животной ненависти и вражды к армянам, которую насаждает алиевский режим не только в своей стране, но и в регионе, дает слишком мало оснований надеяться на то, что в сегодняшнем Азербайджане «подавляющее большинство будет за то, чтобы с армянами отношения наладились». Однако мы не станем спорить с писателем: в конце концов, он живет в этой стране, и ему лучше знать настроения соотечественников, нежели тем, кто за пределами Азербайджана может составить представление о тенденциях в обществе фактически только на основании публикаций в прессе, соцсетях и блогах.

Однако куда важнее другое: для прекращения того безумия, которое правит бал в регионе в последние десятилетия, Акрам Айлисли видит только один путь: мирное сосуществование народов. И это наиболее разумная и нормальная с точки зрения человеческих отношений альтернатива тому, что фактически неприкрыто декларируют руководство и идеологи Турции и Азербайджана — как сегодняшние, так и бывшие: регион без армян с окончательным захватом территорий непрерывного исторического проживания армянского народа. В этом контексте слова Айлисли об изменениях в армянском обществе абсолютно оправданны: «армяне сейчас к нам относятся гораздо лучше, чем до этой скромной вещи. (…) интеллигенция и огромное количество простых людей смягчились, освободились от злости, подышали как бы…»

До освобождения «от злости», ненависти, вражды и недоверия даже в армянском обществе, к сожалению, очень далеко. О причинах тут говорить бессмысленно: они общеизвестны, и, в конце концов, именно о них писатель и пишет в своем романе. Но, с другой стороны, Айлисли сделал первый и крайне важный шаг на пути к этому «освобождению». Благодаря ему мы, армяне, поняли, что далеко не все в Азербайджане настолько однозначно, как это представляет провластная пресса, далеко не все становятся жертвами той паранойи, которая, как отмечает автор статьи, усиленно нагнетается госпропагандой. Но как же мал и незначителен этот «сектор А» Акрама Айлисли, если при произнесении имени убийцы, Сафарова, в беседах Ш. Буртина с бакинцами глаза их блестят, лица теплеют и расплываются в счастливых улыбках: «Конечно, мы знаем Рамиля, это же наш герой! Мы так рады, что он вернулся!..»

БЕЗУСЛОВНО, РОЛЬ РОМАНА «КАМЕННЫЕ СНЫ» И САМОГО ПИСАТЕЛЯ, который не хочет умирать, не увидев «эти две нации вместе», в протекающих в регионе процессах еще предстоит оценить. В этом смысле Айлисли и отношение к нему в Армении являют собой еще и яркий образец истинной «народной дипломатии», способной на реальные прорывы, в отличие от формальных показушных мероприятий и дорогостоящих проектов, которые пока что не дали региону ничего действительно значимого и осязаемого. Но политика и холодные экономические расчеты продолжают превалировать над истинными интересами народов, превращая одних в управляемых зомби, в «шкуру», как выражается сам писатель, и вызывая в других соответствующее отношение и соответствующую реакцию. Тем самым не смягчая атмосферу, а, наоборот, резко поднимая градус ненависти и вражды.

Но вот в одном очень хочется возразить Акраму Айлисли — в том, как он говорит об Арцахе: «Мы воюем с армянами за землю, а сама земля никому не нужна. Оказалось, что это не то, за что люди хотели бы бороться». Ошибаетесь, многоуважаемый господин Айлисли, нам эта земля не только нужна как воздух, но и бесконечна дорога. Именно поэтому мы и выдержали жуткие, страшные испытания и заплатили за нее жизнями представителей элиты нации в лице беззаветных патриотов, знающих истинную цену этой земли. Вам она «не нужна» — и именно в этом огромная, решающая разница между нами и вами в отношении к земле, которая для нас является Родиной. И это та очевидная истина, о которой даже вы, скорее всего, не скажете и не признаете ее никогда.

Голос АРМЕНИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here