Татарский Крым для Украины: «плохой сценарий» и хороший сценарий

45

fa0118afbe8cБывший глава Меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев в интервью украинской редакции «Радио Свобода» сделал примечательное заявление. «Мы все возлагаем большие надежды на то, что будет подписано Соглашение об ассоциации Украины с ЕС и тогда, возможно, откроется более широкий путь для продвижения к демократии и свободе, — заявил политик. — А сейчас мы просто на стадии ожидания. После 28 ноября увидим, как будут развиваться события. Мы, например, очень сдержаны в наших требованиях, шагах, потому что не хотели бы нанести вред подписанию этого соглашения с ЕС. А если будет сделан все же шаг в сторону восточного соседа, то тогда, наверное, не только среди крымских татар, но и в целом на Украине движение за свободу, за свои права сильно радикализируется, потому что другого выхода мы не видим».

Мустафа Джемилев оставил свой пост 27 октября сего года. Новым главой Меджлиса был избран Рефат Чубаров, ранее занимавший должность первого заместитель председателя. Практически сразу после избрания он заявил о своей готовности возобновить диалог и с центральной, и с региональной украинской властью.

Буквально на следующий день председатель Совета министров Крыма Анатолий Могилев подтвердил, что и он готов к диалогу. Процесс, что называется, пошел. 7 ноября два крымских лидера встретились в Симферополе и обсудили ряд вопросов, решение которых требует «взаимодействия и совместных усилий». Были рассмотрены предложения, связанные с проектом бюджета Украины на 2014 год, перспективы проведения Международного форума по вопросам восстановления прав крымских татар. Глава крымского правительства высказал свое видение форм использования возможной помощи международного сообщества для развития Крыма и благополучия его жителей. В завершение встречи была достигнута договоренность о продолжении диалога, говорилось в официальных сообщениях.

Некоторые направления своего курса Чубаров озвучил в интервью киевскому еженедельнику «Зеркало недели». По его словам, он заинтересован в том, чтобы Крым стал инвестиционно привлекательным. Важным остается вопрос признания Меджлиса как главной структуры, представляющей на полуострове интересы крымскотатарского народа. Однако более подробно говорить об этом он готов после саммита «Восточного партнерства» в Вильнюсе. Чубаров возлагает надежды на подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, поскольку для крымских татар это дает «шанс на установление нового типа диалога с властью, в том числе, на уровне Крыма». Поэтому он сегодня «осознанно» не обостряет постановку требований к власти, причем, видя это, «даже те политики, которые представляют более радикальные настроения в отношении власти… пытаются сейчас не озвучивать резкие заявления и не проводить акции протеста». Хотя в случае «плохого сценария» крымские татары будут использовать «весь арсенал ненасильственных форм борьбы» за свои права.

Ряд крымских экспертов усмотрели за этим возможный отход Меджлиса от прежней, ярко конфронтационной политики, которая ассоциировалась с заслуженным деятелем советского правозащитного движения Мустафой Джемилевым. Однако эти различия только начинают контурно прорисовываться. Дело в том, что позиции нового главы Меджлиса изначально подвержены некоторым угрозам. Само избрание Рефата Чубарова большинством всего лишь в 12 голосов заставляет его тщательно выбирать слова и выражения, играть на тонких нюансах, вести осторожную балансировку в условиях существования в крымскотатарской элите противоборствующих группировок. Невозможно не считаться с фактором группы экс-заместителя главы председателя Меджлиса Ремзи Ислямова, который был конкурентом Чубарова на выборах.

Ситуация сложилась таким образом, что хрупкое равновесие ныне связывают с тем, что Мустафа Джемилев де-факто оставил за собой право последнего слова. Поскольку, уверен президент Регионального института политических коммуникаций Иван Мезюхо, именно он сыграл «решающую роль в процессе выдвижения кандидатов на пост председателя Меджлиса», таким образом, перед своим официальным уходом сделав «все возможное для минимизации противоречивых настроений делегатов Курултая». «Фактор Мустафы Джемилева останется, поскольку он является лидером крымских татар», — считает крымский политолог Владимир Егоров. В итоге, как констатирует информационное агентство QHA, в вопросе налаживания эффективной работы Меджлиса экспертное сообщество Крыма «немаловажную роль уделяет Джемилеву как «связующему звену» между Чубаровым и Ильясовым».

Тем временем, Рефат Чубаров активно формирует свою команду. Из 33 членов Меджлиса 17 человек избраны впервые. Причем, по мнению украинской прессы, говорить можно об обновлении качественном: в меджлис попали молодые, но уже получившие известность лидеры общественных организаций — юристы Тейфук Гафаров и Дилявер Акиев от Лиги «Инициум», созданной членом меджлиса Эмине Авамилевой; лидер Крымскотатарского молодежного центра Эскендер Бариев и председатель Землячества крымских татар в Киеве Аслан Омер Кырымлы, бизнесмены и журналисты. На этом фоне высказывание Мустафы Джемилева о возможной «радикализации» крымских татар в случае неподписания Соглашения об ассоциации в противовес словам Чубарова о «ненасильственных методах борьбы» выглядит как попытка экс-главы Меджлиса показать, что крымскотатарские элиты до сих пор контролирует он.

Однако как долго Рефат Чубаров захочет находиться в «тени» своего бывшего патрона? В постсоветской политической истории есть, по крайней мере, один пример того, как преемник главы государства, вынужденный после своего избрания какое-то время согласовывать с ним свои действия, в конце концов, вышел из-под плотной опеки и начал проводить самостоятельную политику. Не исключено, что подобным образом решит повести себя и Чубаров. Парадоксальным образом ему на руку может сыграть срыв украинской евроинтеграции. Ведь в таком случае в деле укрепления своих позиций и реализации планов у Меджлиса вряд ли получится обернуть себе на пользу давление на Киев и Симферополь благосклонных к крымским татарам европейцам из ЕС и ОБСЕ. Договариваться с украинскими и крымскими властями придется самостоятельно. А здесь шансов наладить диалог больше у Рефата Чубарова, чем у Мустафы Джемилева, чья непримиримая позиция закрыла перед ним «коридор возможностей» в общении с властями.

Станислав Стремидловский
Источник: ИА REX

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here