Эхо Гюлистана в Москве

14

0_83544_fc18219d_XLОрганизованная Институтом стран СНГ совместно с Союзом армян России 31 октября 2013 года в московском «Президент-Отеле» международная конференция «Гюлистанский мирный договор: история и современность» не могла не вызвать широкой реакции, что называется, по определению. Будучи подписанным в карабахском урочище Гюлистан 24 октября 1813 года, он закрепил права Российской Империи на Дагестан, Абхазию, часть территории современных Грузии, Армении и Азербайджана. Документ фиксировал разграничительную линию между российскими и персидскими владениями в Закавказье «в целом», оставляя возможность для ведения дальнейших переговоров, которые, благодаря деструктивной политике некоторых сил, проходили не слишком успешно. В итоге Персия развязала новую войну, которую проиграла и была вынуждена в 1828 году подписать новый, Туркманчайский мирный договор, подтверждавший и расширявший положения Гюлистанского (и, в частности, зафиксировавший окончательную границу между двумя странами по Араксу).

Заключение Гюлистанского договора, чётко обозначившее новый этап участия России в исторических судьбах народов Кавказа, особенно актуально сегодня, когда ситуация в регионе в чём-то воспроизводится – разумеется, на новом историческом этапе и применительно к новым условиям. Как известно, всю русско-персидскую войну 1804 – 1813 гг., как раз и увенчавшуюся подписанием Гюлистанского договора, сопровождали усиленные интриги ряда держав, и в первую очередь Англии, категорически не заинтересованной в продвижении России по направлению к своей колониальной «жемчужине» – Индии. Сегодня ситуация в известной степени повторяется, и Великобритания остаётся важным игроком в регионе, конечно не единственным. Конечно, многое изменилось: например, Иран сейчас является скорее союзником России в регионе, в то время как Грузия и Азербайджан, истоки нынешней государственности которых следует искать не в последнюю очередь именно в событиях двухвековой давности, проводят менее очевидную политику. Инициативы России, направленные на формирование интеграционного объединения в рамках Евразийского Союза, сталкиваются с очевидными проблемами – как объективного, так и субъективного свойства. Ключом к поиску оптимальных решений является изучение уроков истории, их осмысление, максимально свободное от какой бы то ни было конъюнктуры и излишних эмоций.

Открывая конференцию, директора стран СНГ Константин Затулин отметил, что Гюлистанский мирный договор заложил основы сближения кавказских народов с Россией, отражением которого является и сегодняшняя интеграция на постсоветском пространстве, заметив, что «решение Армении о вступлении в Таможенный союз является логическим следствием Гюлистанского, Туркманчайского договоров и всей истории российско-армянских отношений». Благодаря данному договору, русские по праву стали «лицами кавказской национальности», поскольку это был первый юридический документ, закрепляющий права России на Закавказье. По мнению Затулина, события тех лет незаслуженно оказались в тени Отечественной войны 1812 года, и сейчас не имеет смысла умалчивать о них в угоду текущей политической конъюнктуре. Очевидно, подобная конъюнктура, к сожалению, присутствует и будет присутствовать, однако это вовсе не повод отказываться от объективного и беспристрастного изучения собственного прошлого. «Я ни во что не ставлю соображения, по которым мы должны забыть о тех подвигах и славе, о наших предках, все равно, какой национальности, которые вместе сражались за то, чтобы освободить Кавказ, за то, чтобы дать Кавказу мирную, созидательную жизнь. Никакие геополитические соображения, нежелание кого-то обидеть, учесть деликатные моменты меня в этом вопросе не останавливают, потому что речь идет о памяти, о нашем генетическом коде», – отметил Константин Затулин.

Участники конференции, представляющие Россию, её академические институты и национальные диаспоры, а также Армению, Нагорный Карабах, обсудили воздействие Гюлистанского договора на политическое развитие Кавказа, включая каспийскую проблематику, межнациональные отношения, взаимоотношения кавказских государств и влияние великих держав в регионе. Вовсе не случайно, что в их выступлениях история и современность тесно переплетались. Одни выступающие, констатируя в общей сложности, неплохую изученность событий двухвековой давности, акцентировали внимание на некоторых вопросах, требующих дальнейшего прояснения и документального подтверждения. В этой связи роль внешних сторон, таких, как Англия или Турция, не подвергалась сомнению. Представляется, что адресованные внерегиональным державам призывы не вмешиваться в судьбу Закавказья вряд ли будут этими самыми державами приняты во внимание. «Большая игра», в ткань которой был вплетён также и Гюлистанский договор, как известно, закончится только «когда все умрут». Но вот с чем безусловно следует согласиться – так это с тем, что безопасность нельзя купить, и с тем, что активность России на Кавказе играет ключевое значение с точки зрения безопасности российского государства, защиты его естественных границ.

Участники конференции затрагивали различные грани российско-армянских отношений и политики России в Закавказье. Отрадно, что большинство выступлений имело не парадный, а проблемно-ориентированный характер. Не секрет, что события, связанные с Гюлистанским договором, в целом оказались обойдены вниманием «мейнстримных» армянских СМИ, а немногие проводившиеся в связи с этим мероприятия получали, скажем так, весьма специфическую оценку. Между тем, именно Гюлистанский договор, в совокупности с другими международно-правовыми документами XIX-XX веков, зафиксировал преобладающее влияние в Кавказско-Каспийском регионе. О значении договора для актуальных проблем статуса Каспия говорил старший научный сотрудник Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктор Надеин-Раевский.

Интересные и содержательные выступления в директора Музея-Института геноцида армян Айка Демояна, начальника управления МИД РА Арсена Авагяна, депутатов Национального Собрания РА, общественных деятелей стали наглядным свидетельством того, что активная информационная политика нескольких прозападных ереванских СМИ, выдающих себя за «глас народа», ни в коей мере не отражает всей полноты имеющегося в Армении спектра оценок России и её политики.

Участие в конференции представителей Нагорно-Карабахской Республики вызвало, уже после её окончания, острую реакцию азербайджанских СМИ. В ряде публикаций, больше походивших на политические доносы, организаторы конференции и выступившие в её ходе эксперты были огульно обвинены в угрозах Азербайджану и чуть ли не в подрыве его территориальной целостности. Можно предположить, что столь нервные комментарии могли быть связаны в том числе и с состоявшейся несколько ранее презентацией книги Олега Кузнецова, тезисы которого об армянском народе вызвали недоумённые вопросы. Однако очередной всплеск «информационного обострения» больше напоминал истерику, а выпады бакинских СМИ, как отметил заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ Михаил Александров, лишены всякой логики. Представители электронных СМИ и телевидения на конференции присутствовали, а что касается отсутствия участников конференции, представляющих азербайджанские академические круги, то приглашать их, по мнению Александрова, не было никакого смысла. По той причине, не являющейся ни для кого секретом, что адекватные азербайджанские эксперты, способные вести академический диалог, не имеют возможности высказываться без соответствующих санкций свыше. Только сам факт приглашения в Москву, да еще за подписью лица, объявленного в Азербайджане персона нон-грата, грозит неприятностями, и факт неприглашения серьёзных азербайджанских учёных можно объяснить заботой об их безопасности. Создавшаяся ситуация связана исключительно с отсутствием в Азербайджане свободы слова и возможностей к ведению нормальных академических дискуссий. В ситуации, когда по существу сказать нечего, идут в ход ярлыки и более чем странные обвинения.

Однако вовсе не это определило итоги конференции, а тот позитивный обмен мнениями, который проходил как в ходе пленарных заседаний, так и в кулуарах. Обращение к событиям прошлого, их актуализация применительно к сегодняшнему дню является важным фактором формирования внешней политики России в Кавказском регионе.

Андрей Арешев
bs-kavkaz.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here