Кочарян, вольно или невольно, навлек на себя все подозрения по 27-му Октября

287

rus135642094786Представляем фрагмент речи первого президента Армении Левона Тер-Петросяна на Площади Свободы на митинге 26-го октября 2007-го года:

Таинство 27-го Октября

Уже говорилось, что начало формирования нынешней системы власти в Армении непосредственно связано с преступлением, совершенным 27-го октября 1999-го года. Несмотря на тысячи появившихся за прошедшие восемь лет оценок и анализов, сущность этого леденящего кровь преступления, как мне кажется, прояснена не во всей его глубине. В почти трехтысячелетней истории армянского народа и армянской государственности зафиксировано лишь три прецедента, схожих с 27-м октября.

В 705-м году в церквях Нахиджевана и ближайшего поселка Храм арабы заживо сожгли весь цвет армянской знати. 24-го апреля 1915-го года младотурки вырезали политическую и интеллектуальную элиту Западной Армении. А в 1930-х годах Сталин уничтожил самых видных лиц руководства и интеллигенции Армении. Однако в данном случае сравнение чисто внешне и поверхностно. Коренное отличие злодеяния 27-го октября от вышеупомянутых преступлений заключается в том, что оно было осуществлено руками не чужих, а самих же армян.

Прежде чем перейти к сути дела, считаю нелишним представить вашему вниманию небольшой эпизод из прошлого. На следующее утро после кошмара в парламенте мне позвонили из Министерства обороны и пригласили принять участие в запланированном совещании между руководством армии и политическими силами. Я отказался наотрез и, сурово одернув собеседников, сказал примерно следующее: «Разве дело армии заниматься политикой и вмешиваться во внутренние дела страны? У всех вас совершенно другая миссия, а именно — обеспечивать безопасность границ Армении и предотвращать грозящие стране опасности». Не удовлетворившись этим, я немедленно опубликовал заявление, призвав сплотиться вокруг президента и совместно преодолеть возникший кризис. После этого мне позвонил Роберт Кочарян и выразил признательность по этому поводу. После смены власти это был мой первый и последний разговор с Кочаряном. Моей заботой в этот момент было не укрепление позиций президента, а стремление избежать хаоса и необходимость предотвратить возможные агрессивные поползновения Азербайджана. Не секрет, что успехи, достигнутые армянской стороной во время Арцахской войны были в значительной степени обусловлены хаотической ситуацией, почти, что безвластием в период перехода власти от Муталибова к Эльчибею и от Эльчибея к Алиеву. Поэтому Азербайджан не мог не задуматься о возможности воспользоваться сходной ситуацией в Армении. Но все это – между прочим. А теперь вернемся к нашей трагической теме.

На первый взгляд казалось, что раскрытие дела 27-го октября не должно вызвать особых трудностей. Бойня произошла на глазах сотен депутатов и миллионов телезрителей, а сами исполнители его были не только известны, но и арестованы, поэтому трудно было представить, что именно может помешать беспристрастному следствию и судебному процессу. Однако все это – лишь на первый взгляд. Очень скоро мы всей нацией стали очевидцами некоего очень странного явления. Президент республики своим явным вмешательством не только сделал все возможное, чтобы воспрепятствовать нормальному ходу следствия и суда, но и фактически торпедировал усилия по разоблачению возможных организаторов заговора.

Где бы то ни было, в случае столь громкого преступления подозрения, согласно логике общественного мнения, обычно падают на власти. Поэтому президент страны должен был быть более всех заинтересованным в том, чтобы отвести от себя эти подозрения. Если у него не было иной мотивации, то он должен был предоставить полную свободу следственным и судебным органам, пригласить лучших международных экспертов и обеспечить полную открытость и прозрачность судебного процесса. Но на деле произошло прямо противоположное. Президент запретил военному прокурору выступить в парламенте, а потом и вовсе отстранил его от дела, уволил с должности генерального прокурора, а на его место назначил верного слугу режима Агвана Овсепяна, оказал публичное давление на адвокатов потерпевшей стороны, в частности, обозвав одного из них «бомжем». Под диктовку верхов суд прекратил дело в отношении главного подозреваемого по делу – Алексана Арутюняна, после чего под предлогом амнистии были выпущены на свободу шестеро других обвиняемых, и так далее. То есть Кочарян, вольно или невольно, навлек все подозрения на себя, а это означает, что у него были веские основания пойти на такой риск.

Самыми грубыми из всех допущенных судами нарушений закона являются два.

Первое: в принятом 12-го июня 2001 года законе об амнистии было четко сказано, что она не распространяется на дела, по которым уже было начато следствие. А поскольку, как известно, процесс по делу 27-го октября был уже начат, то этот закон не мог распространяться на обвиняемых по данному делу. Следовательно, судья Узунян, прекратив по закону об амнистии дела в отношении шестерых обвиняемых, допустил непростительное нарушение закона, что, естественно, не могло не отразиться на дальнейшем ходе процесса.

Второе: вопиющим образом нарушив закон, другой судья прекратил дело Алексана Арутюняна – взяв за основу голословные утверждения Наири Унаняна о том, что показания против Арутюняна были вырваны у него под пытками. Но ведь прежде чем прекратить дело с таким обоснованием, судья обязан был убедиться в самом факте пыток, вынести вердикт и назначить пытавшим соответствующие наказания, чего сделано не было. Следовательно, дело Арутюняна было прекращено незаконно, а это означает, что все показания Унаняна все еще остаются в силе – показания, согласно которым Алексан Арутюнян предстает главным подозреваемым из числа организаторов 27-го Октября и ключевой фигурой.

Не думаю, что вышеупомянутые судьи были столь непрофессиональны, что не понимали незаконности вынесенных ими решений. Но если они таким образом все же поставили под сомнение свою профессиональную честь и дальнейшую карьеру, то это означает, что они или подверглись давлению, или руководствовались какими-то иными соображениями. Как бы там ни было, они рано или поздно, но будут держать ответ перед законом.

Злодеяние 27-го Октября навсегда останется позорным клеймом на армянской государственности, и хоть в какой-то степени смыть его можно будет только путем полного раскрытия дела. Поэтому решение этой задачи станет одной из самых главных обязанностей будущего президента Армении, что исключено, если президентом будет избран Серж Саргсян.

Ереван, Площадь Свободы.
26-ое октября 2007-го года
1in.am

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here