Проще прокормить город, чем один фонд Орешкина

41

—>

Проще прокормить город, чем один фонд Орешкина

Счетная палата РФ сравнила заработную плату генерального директора Фонда развития моногородов с расходами их бюджетов. Согласно материалам проверки, опубликованным в отчете СП, генеральный директор фонда получала зарплату в 1 млн. рублей в месяц, что превысило расходы бюджетов некоторых из моногородов.

Так, по итогам 2018 года годовой бюджет четырех моногородов не превысил 10 млн. рублей. Данные о зарплате главы фонда приведены из приказа организации от 31 августа 2018 года.

В целом за три года фонд потратил на свое содержание сумму, превышающую 1 млрд. рублей. Как отмечают аудиторы, 81,9% расходов пришлось на оплату труда сотрудников. При этом размер вознаграждения никак не коррелировал с результатами деятельности фонда.

Затраты фонда на выплаты персоналу за 2018 год в сумме 258,5 млн. рублей сопоставимы с исполнением доходной части бюджета города Пикалево Ленинградской области за 2018 год — 192 млн. рублей, отмечается в докладе СП.

Накануне Счетная палата сообщила о том, что Фонд не оказывал поддержку тем моногородам, которые в ней действительно нуждались. Как отметили аудиторы, при реализации приоритетной программы развития на 2016-2025 годы средства направлялись на поддержку моногородов с относительно дифференцированной экономикой, тогда как депрессивные населенные пункты остались без бюджетной поддержки.

В настоящее время генеральным директором фонда является Ирина Макиева, которая заняла данный пост в июле 2018 года, а также занимает пост зампредседателя ВЭБа. В наблюдательном совете фонда председательствует глава МЭР Максим Орешкин.

Ранее в июле Макиева сообщила о планах принять новую программу развития моногородов. Предположительно произойдет это осенью, а финансирование новой программы начнется с 2020 года. Срок ее действия будет рассчитан до 2024 года, а ежегодное финансирование планируется на уровне 10-11 млрд. рублей.

Моногород — поселение, возникшее и развивающееся вокруг градообразующего предприятия, на котором трудится большая часть трудоспособного населения города или поселка. В связи с этим данное предприятие влияет на инфраструктуру и социальные проблемы, а также определяет уровень безработицы в населенном пункте. Классическими примерами таких городов принято считать Байкальск и Тольятти.

На территории РФ насчитывается 319 моногородов с населением 14 млн. человек. Абсолютное большинство из этих населенных пунктов — нестабильные и кризисные. По состоянию на 2014 год как кризисное оценивалось состояние 75 таких населенных пунктов, сегодня их уже около 100.

Бесспорным лидером по их количеству является Кемеровская область – 24 моногорода, в спину ей дышат Свердловская и Челябинская области, в которых насчитывается, соответственно, 17 и 16 моногородов.

В июне правительство сообщило о разработке концепции развития российских моногородов на ближайшие 6 лет. Предыдущая профильная программа предусматривала реализацию в 2016-2025 годах, однако была свернута досрочно после критики со стороны аудиторов Счетной палаты. Несмотря на то, что из бюджета выделялись значительные суммы на развитие моногородов, уровень жизни в этих населенных пунктах принципиально не повысился. Невыполненной осталась и задача по диверсификации промышленного комплекса городов, выстроенных в свое время вокруг одного ключевого предприятия. О том, что эта задача остается на повестке дня, на прошлой неделе напомнил зампред правительства Виталий Мутко.