Разбор полетов: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится»

94

969740429На Бога надейтесь, но порох держите сухим. (Оливер Кромвель)

У нас на кафедре русского языка Армпединститута работала преподаватель Марина Исунц. Ей выпал жребий учить русскому языку закавказских турок, студентов азербайджанского отделения факультета родного языка. Был у нее среди студентов парень из Масисского района, тогда по преимуществу уже заселенного турками. В ответ на риторический вопрос Марины, зачем он ходит в институт, если не хочет учиться, парень ответил: «Если я не буду учиться, председатель колхоза потребует, чтобы я на колхоз работал. А я не хочу. А когда будет у меня диплом, председатель скажет: «Иди работай в колхозе», я отвечу: «У меня диплом, дай мне работу учителя». Работы учителя у председателя нет, он от меня отстанет, я буду растить на своем участке зелень и овощи и торговать на базаре. Вот поэтому я и хочу стать учителем». Мы тогда посмеялись над рассказом, а ведь это философия, образ жизни.

Другой случай рассказал мой приятель эстонец, работавший замначальника УВД Тартусского района, Юри Виссак. Приняли они на работу в ГАИ азербайджанца – закавказского турка. Так как сами эстонцы МВД считали оккупационной структурой, вакансии там всегда были. На третий день турок-гаишник приходит к Юре (поскольку он принимал на работу), снимает у дверей кабинета сапоги, в носках подходит к столу и кладет перед ошарашенным эстонцем стопку мятых рублевок. На вопрос: «Что это» следует ответ: «Ай, начальник, мамой клянусь, только начал работать, это твоя доля; ваши не умеют давать, если мало – скажи, потом больше будет». Излишне говорить, что на следующий день он был уволен. О том, почему эстонцы давали гаишнику взятки, мы не говорили.

В Москве произошло убийство. Сам по себе случай не из ряда вон выходящих: в гигантском мегаполисе они, к сожалению, происходят постоянно. Причина вроде тоже обычная: молодому парню срочно захотелось женщины, вышел на улицу, пристал к одной, та вырвалась, убежала, увидел пару, пристал к женщине, уверенный, что ее спутник побоится вступиться, тот не побоялся, этот достал нож. А если достал нож – ударь! От удара ножом в сердце Егор Щербаков скончался. Убийство подняло на ноги население района; толпа пошла требовать поймать и наказать убийцу, разгромила торговый центр, стала требовать закрыть плодоовощную базу, крупнейшую в Москве и одну из крупнейших в стране и Европе.

Чиновники всех рангов зашевелились. Сначала пошли попытки представить убийство как заурядное; действительно, оно в другом месте и в другое время не удостоилось бы и отдельной строки в списке происшествий. О заурядности произошедшего и несоразмерности реакции населения в первые день-два говорили по всем каналам, пытаясь спусть на тормозах. Народ «требовал слова и дела государева» – власти Москвы организовали пресс-конференцию, которая была вовсе не пресс-конференцией, а заявлением властей о случившемся. Оставила она жалкое впечатление: все – и ФМС, и полиция, и городские власти всех уровней в один голос говорили о том, что «в остальном, прекрасные сограждане, все хорошо, все хорошо» и все под контролем, регулярным и неусыпным.

Народ продолжал требовать, и чиновники, оседлав волну (или ненароком оседлав тигра) раскрутились вовсю: подняли на ноги всю полицию России, пустили по следу лучших сыщиков, пообещали миллион рублей за голову преступника, нажали на хозяев преступника… Одним словом, убийца был пойман и водворен туда, где должны быть преступники.

Почему же рвануло в Западном Бирюлеве и при чем здесь плодоовощная база? Почему преступление, которое в другом месте заметили бы только оперативники, подняло на ноги народ и получило такой резонанс? Причина – в базе.

Россия повторяет судьбу всех империй. Все они погибли и погибают потому, что в метрополию, привлеченные высоким уровнем жизни и высокими заработками, стремится население бывших колоний или окраин, занимая те рабочие места, которыми брезгуют потомки бывших колонизаторов, либо выполняя ту же работу за меньшую плату. Маркс говорил, что в погоне за прибылью капиталист продаст мать, жену и всех родственников; современные российские капиталисты, вышедшие в основном из уголовников, не могут быть исключением. В столице метрополии и ее главных центрах формируются инонациональные землячества (свои прибиваются к своим); их становится все больше, и уже они начинают диктовать свои правила жизни; в нашем случае русские (шире – москвичи хотя бы в третьем поколении) чувствуют себя чужими в бывшем недавно своим городе.

Расхожая фраза: преступник не имеет национальности. Еще как имеет, когда представители одной национальности сбиваются в организованную стаю, которая тем больше, чем крупнее центр притяжения, в нашем случае – плодоовощная база, на которой заправляют и работают их соплеменники. Когда вся предшествующая и нынешняя политика направлена на поощрение и создание таких островов безвластия и иновластия, чайнатаунов. Когда взяточничество не считается таковым, потому что когда это на Руси взятки борзыми щенками считались преступлением?… Иначе как обьяснить тот факт, что по словам властей на злополучной пресс-конференции, они регулярно проверяли базу, и все было нормально, а тут вдруг нарушений оказалось столько, что ее пришлось закрыть?!

Убийство армянина в Азербайджане не является уголовным преступлением. Это заявление адвоката Рамиля Сафарова в совсем недалеком еще прошлом всколыхнуло весь мир,.. на следующий же день забывший об этом. Почему же Орхан Зейналов должен был относиться к русскому иначе, чем к армянину? Почему закавказские турки, давно уже подмявшие под себя с молчаливого согласия властей и их денежного стимулирования все рынки Москвы и все плодоовощные базы, должны относиться к москвичам (русским) иначе? Поэтому понятно искреннее недоумение турок: а что, собственно, произошло? Разве Орхан преступил какую-либо из заповедей своего племени?

Почему закавказские турки должны уважать русских и Россию, когда они – кочевники, прибредшие из закаспийских пустынь вслед за своими овцами – объявлены одним из коренных (sic!) народов России, когда они Дербент – древнейший город России, обьявляют азербайджанским, т.е. турецким, и в России нет никого, кроме лезгин, протестующих против этого? Почему они должны уважать страну и власть этой страны, тем более следовать ее законам, если эта власть прогибается перед Азербайджаном, отдавая ему земли, отдавая воду – стратегическое незамещаемое сырье XXI века, продавая ему оружие, которое завтра будет стрелять по ее же, России, союзнику?

Московские власти сейчас тушат пожар, разгоревшийся из-за их бездействия и попустительства, всячески стараясь свести протесты бирюлевцев к хулиганству и погрому, и отвести их от национальной составляющей. Их понять можно – по-другому они работать не умеют и учиться не хотят. Этот пожар они, может быть, и потушат. Но любой пожар – в первую очередь, брак в работе пожарных. Пожарным платят не за тушение пожаров, а за то, чтобы их не было.

Креститься надо до того, а не после.

Раздан МАДОЯН

Восканапат

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here