Куда же вы, братья

159

2296714_1В ноябре в Вильнюсе анонсировано «грандиозное событие»: Евросоюз, в рамках программы «Восточного партнерства», планирует подписание Соглашения об Ассоциации с Украиной, а также парафирование этого документа с Грузией и Молдовой. Ожидания, что эти государства откажутся от интеграционных амбиций с ЕС под давлением России, как это случилось недавно с Арменией, вряд ли оправдаются. Напротив, и Украина, и Молдова демонстрируют стойкость в надежде, что «жестокость» России и «трусость» Армении заставят Европу закрыть глаза на реформистскую недоразвитость государств – членов «Восточного партнерства», и заняться ими всерьез.

Но бывшие советские республики, сделавшие выбор в пользу Европейского союза, в итоге могут оказаться при пиковом интересе: их претензии к Таможенному союзу, а, по сути, к доминированию в нем России, сходны с претензиями, предъявляемыми некоторыми европейскими государствами к ЕС.

В частности, экс-президент Чехии Вацлав Клаус в своей книге, только что увидевшей свет, заявил о необходимости выхода Чехии из состава Евросоюза. Его недовольство сводится, в основном, к вмешательству ЕС во внутреннюю политику государств, входящих в это объединение, и подрыву их суверенитета.

Отметим, что Клаус — не оппозиционный крикун. Проблема им изучена, так сказать, изнутри. В свое время он был и премьер-министром Чехии, работал в различных структурах, связывающих эту страну с ЕС. Вот что сказал он чешской газете «Млада Фронта Днес»: Евросоюз – это «антидемократический проект», отрицательно влияющий на политику и экономику Чехии. В строку ЕС он поставил уничтожение свободы воли правительств государств, входящих в это объединение.

Занимающая третью позицию в рейтинге популярности французских политиков лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен поставила ультиматум президенту Франсуа Олланду: если в январе 2014 года он не проведет референдум о выходе Франции из Евросоюза, возглавляемая ею политическая сила «превратит выборы в Европарламент в большой референдум за или против выход из ЕС».

Мадам и ее соратники настаивают на возвращении Франции собственной денежной единицы, отмене Шенгенского пространства, утверждении в стране «экономического патриотизма» и «возврата первенства национального законодательства над законодательством европейским».

Не чужды подобному эскапизму и Италия с Великобританией. Последняя обсуждает этот вопрос на уровне правящей «Консервативной партии». Ей тоже «жмут» унифицированные нормы и законы ЕС – хочется свободы и своего, национального.

Первым шагом на этом пути может стать озвученная премьером Дэвидом Камероном возможность выхода Великобритании из основополагающей Европейской конвенции по правам человека – дескать, заели нелегальные мигранты, чихающие на британский образ жизни. По его мнению, европейские структуры имеют слишком много власти, не имея при этом мандата от избирателей. Британский премьер также пообещал провести референдум по членству Великобритании в ЕС, если его партия победит на парламентских выборах в 2015 году. Но многие британские политики настаивают на референдуме уже сейчас.

Радикальные противники членства Великобритании в ЕС говорят также о несвободе бизнеса при заключении торгово-экономических сделок, что приводит к сокращению экспорта, а также о разнузданной политике открытости границ.

Разумеется, все это в большинстве случаев – популизм, преследующий электоральные цели. История, включая новейшую историю ЕС, знает немало примеров, когда, оказавшись у власти, оппозиционеры забывали о своих стержневых лозунгах, полностью встраиваясь в политическую логику доминирующих в экономике страны компаний и глобальных игроков, соглашения с которыми слишком часто оказываются де-факто сильнее национального законодательства. Тот же Вацлав Клаус, возглавляя правительство Чехии, ни разу не воспользовался этим не то, что для выхода – даже для дистанцирования Чехии от Евросоюза. Решимость Марин Ле Пен может быть весьма убедительной, но не стоит забывать, что в случаях с внесистемными политиками демократические нормы не всегда работают, сколь бы популярными те ни были. Напомним, несколько лет назад ее отцу попросту не дали воспользоваться своим успехом на выборах. А уж роль однопартийцев Кэмерона в «колонизации» Британии выходцами из бывших колоний и вовсе трудно переоценить.

Но даже если бы за популистской риторикой евроскептиков внутри ЕС что-то действительно стояло, вряд ли это остановило бы евроинтеграционные устремления республик бывшего СССР.

Сомнительно, что они глухи к заявлениям МИД России, в соответствии с которыми подписание Украиной Соглашения об Ассоциации с ЕС вынудит тех же украинцев хорошенько «затянуть пояса» после падения товарооборота Украины с Таможенным союзом.

Понятно, что такой перспективе будет сопутствовать стремительный рост безработицы, ухудшение платежного и торгового баланса, прочие неприятности, которые отразятся на благосостоянии каждого жителя Украины.

Но до тех пор, пока они убеждены, что под зонтиком ЕС их капиталы будут сохраннее, чем в зоне влияния России – они готовы будут мириться с ограничительной сутью торговых квот Евросоюза, которым придется подчиняться в условиях так называемой «свободной торговли» с ЕС.

Сегодня украинский премьер Николай Азаров пытается хотя бы вербально не сжигать все мосты с Россией. «Если когда-либо Украина придет к выводу о том, что возможно и целесообразно участие, в том числе, в Таможенном союзе, то будет проведена законная процедура референдума. Народ Украины выскажет свое мнение, и на референдуме будет принято решение, реализации которого никто никогда не сможет помешать», — сказал Азаров в интервью газете «Советская Белоруссия».

Молдове, пожалуй, придется еще туже, чем Украине. Винное эмбарго России не произвело на нее сильного впечатления, а значит, в качестве более серьезной меры воздействия к Кишиневу будет применена миграционная. В России сейчас, по разным оценкам, работают от 300 до 400 тысяч молдаван. С начала 2013 года, за нарушение правил пребывания, на родину было выслано 7 тысяч человек. С большой вероятностью можно утверждать, что с парафированием Соглашения об Ассоциации с ЕС их количество увеличится в разы. Соответственно, безработица, не чуждая жизни на берегах Днестра и Прута, тоже возрастет.

Правда, молдаване считают, что после либерализации визового режима с ЕС работы для них хватит в Европе. Но это такая же иллюзия, как рай на земле в Таможенном союзе. Напомним, что либерализация визового режима с ЕС и даже его отмена еще не дают права на работу в Европе.

Словом, бегство от России и ТС к ЕС можно считать официально открытым. Но при этом — весьма далеким от полноценной европейской интеграции со всеми ее плюсами и минусами, и чреватым тяжелыми последствиями в контексте ответных жестких шагов Москвы.

Последняя же, и это подтверждает текущий момент, избрала в отношении постсоветских республик провальную стратегию и тактику: молочные, винные, фруктовые и нефтегазовые войны перестали работать, а бегущие от них «братские республики» значительно подрывают влияние, к которому стремится Россия на постсоветском пространстве.

Ирина Джорбенадзе

rosbalt.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here