Турция обрекла себя на одиночество в вопросе Сирии

124

imagesРазвития на турецко-сирийской границе и критические высказывания в отношении политики Турции в интервью «Голосу России» прокомментировал турецкий журналист и политический обозреватель Орхан Бурсалы. 

«В условиях продолжающихся поисков мирного решения сирийского кризиса, которые вышли на новый уровень благодаря договоренностям между Москвой и Вашингтоном, активизация деятельности «Аль-Каиды» и связанных с ней террористических группировок на севере страны вызвала новую волну дискуссий вокруг политики Турции в отношении Сирии.

Высказываются предположения о том, что радикальные исламские элементы используют территорию Турции в качестве плацдарма для проникновения в Сирию, а также о том, что оружие, поставляемое умеренной оппозиции западными странами, по инициативе Анкары передается в руки радикальным группировкам.

Количество критических публикаций относительно политики Турции на Ближнем Востоке ощутимо возросло, в особенности в западной печати. Недавно специалист по проблемам этого региона Абдулвари Атван, выступая на канале BBC, подчеркнул, что, в то время как Запад и Россия, взгляды которых на решение сирийского кризиса ранее расходились, сплотились перед лицом новых угроз, Турция осталась в одиночестве.

«В момент, когда все стороны сплотились в поисках альтернативного дипломатического пути налаживания диалога с Асадом, Турция заметила, что осталась единственной страной, не относящейся к арабскому миру, но поддерживающей идею военного вмешательства в Сирию с целью свержения режима Асада», — сказал эксперт.

Критические высказывания в адрес Турции, а также события, происходящие на турецко-сирийской границе, прокомментировал в интервью «Голосу России» обозреватель турецкой газеты «Джумхуриет» Орхан Бурсалы.

Он закончил факультет политологии Университета Свободы в Берлине. Является одним из десяти членов редакционного совета газеты «Джумхуриет». Перу Бурсалы принадлежит большое число публикаций в таких областях, как политические технологии, информационное общество, внешняя политика, политика и общество. Изданы также семь книг Бурсалы, последняя из которых называется «Эпоха разрушения нации».

— Запад и Россия, которые ранее расходились во мнении по сирийскому кризису, сейчас сплотились перед лицом угрозы активизации радикальных группировок в стране. Как вы полагаете, Турция из-за своей политики в регионе, осталась в одиночестве?

— Налицо тот факт, что Турция осталась в одиночестве, а против целого ряда группировок исламских фундаменталистов сплотились практически все значимые политические силы. Каковы будут последствия одиночества Турции, к которому ее привели непродуманные шаги и просчеты во внешней политике, мы пока не знаем. Но они обязательно будут. Асад усиливает свои позиции. Решение о передаче химического оружия под международный контроль, поддержка России в этом вопросе, положительная реакция на это решение со стороны Америки, начало операции по уничтожению запасов химического оружия — все это значительно успокоило Сирию, а также уберегло Америку от проведения воздушной атаки, которая, возможно, длилась бы в течение двух-трех дней.

С другой стороны, все, кто так или иначе были связаны с химатакой, утверждали, что приказ о ее осуществлении был отдан Асадом, что ответственность за атаку, в результате которой погибли 1400 человек, несет сирийское правительство. Но вдруг ветер переменился, и американское агентство Ассошиэйтед Пресс, ссылаясь на информацию из неназваного источника, сообщило о том, что это химическое оружие было предоставлено Саудовской Аравией, а атака носила характер подготовительной провокации. Это действительно очень интересный поворот дела. Зачем Сирии в нынешних условиях, находясь на глазах у всего мирового сообщества, применять химическое оружие? В особенности этим вопросом не задавался Запад, поскольку рассуждал так: «главное найти повод, а уж в Сирию вторгнуться сможем».

— Некоторое время назад нынешнее состояние внешней политики было охарактеризовано как «драгоценное одиночество». Можно ли его в действительности назвать драгоценным? Или все-таки сияющая звезда Турции начинает тускнеть?

— Это комичная ситуация. Называть одиночество драгоценным могут только люди, лишившиеся всего. Люди, правительства, политические идеологии, лишившиеся своего влияния, своей власти, хватаются за эту «драгоценность», как утопающий за соломинку. Драгоценное одиночество – фикция. В современном мире, в особенности на Ближнем Востоке, стремиться к одиночеству и, более того, называть его «драгоценным» попросту глупо. Это даже не поддается политической оценке.

— Каким образом, на ваш взгляд, следует расценивать утверждения, появившиеся в последнее время в мировой прессе о том, что Турция поддерживает джихадистские группировки? Абдулвари Атван также указывает на это. По его словам, заявления, сделанные Асадом для ряда западных СМИ, демонстрируют тенденцию роста популярности и уважения к нему, как к политической фигуре. В то же время Турция подвергается жесткой критике. Значит ли это, что восприятие Турции в мире меняется?

— Абсолютно верно. Это изменение восприятия Турции происходит уже достаточно долгое время. Вся ответственность лежит на руководителях Турции – премьер-министре Реджепе Тайипе Эрдогане и министре иностранных дел Давутоглу. Именно они являются архитекторами политики страны на Ближнем Востоке и в Сирии.

С самого начала и на протяжении двух лет они использовали риторику в духе «власть в Сирии не удержится и двух месяцев, она будет свергнута через десять дней». Но в условиях сегодняшнего дня интересно другое – кто удержится у власти на более долгий срок: Асад в Сирии или Партия справедливости и развития в Турции? Эту опасную игру первыми заметили американцы. В самом начале политика Турции соответствовала позиции большинства боевиков, которые были связаны с «Аль-Каидой» из арабских стран. Об этом все говорят.

Известно, что боевики «Аль-Каиды» свободно пересекали турецко-сирийскую границу, попадали в Сирию, где воевали как против Свободной сирийской армии, оппозиционеров, нанятых Америкой, так и против сирийского правительства. За этим стоял треугольник, образованный Саудовской Аравией, Катаром и Турцией. Но в какой-то момент Саудовская Аравия отошла в сторону. Вместе с изменением политики в Америке, Турция оказалась один на один с боевиками «Аль-Каиды» и «Фронта ан-Нусра», то есть со всеми джихадистскими группировками, которым она оказывала поддержку. Это очевидно. Вот что Турция называет «драгоценным одиночеством».

— Турция хочет добиться установления в Сирии «исламского государства»?

— Главной причиной обреченности Турции на одиночество является ее сотрудничество с радикальными группировками. Это, естественно, результат политики правительства, которое стремилось «любой ценой свергнуть Асада». Ради этого оно готово было заключить союз с самим дьяволом.

— Складывается ощущение, что активная дипломатия России, выступление нового президента Ирана Роухани, вызвавшее повышенный интерес, шаги, предпринятые США, неожиданно изменили расстановку сил на Ближнем Востоке. Следующий этап – созыв конференции в Женеве. Как, по вашему мнению, будет развиваться ситуация в дальнейшем? Сможет ли быть найдено мирное решение сирийского кризиса? Есть ли у Асада шанс остаться у власти? И как повлияют эти события на Турцию?

— Я думаю, что процесс подготовки к конференции еще больше ускорился. Все указывает на это. Дело в том, что Америке необходимо установить над регионом контроль, не прибегая для этого к войне. Понимание того, насколько велика цена военных действий, пришло вместе с итогами войны в Персидском заливе, которая длилась с 90-х гг. прошлого столетия. Последствия этой войны сказываются до сих пор.

Сирия, конечно, не Персидский залив, но цена военного вмешательства все равно очень велика. Особенно, если у вас нет намерения убить все местное население, и вы понимаете, что там живут люди со своими особенностями, ценностями и предпочтениями. Когда эта область превращается в плацдарм для военных действий, необходимо принимать во внимание всех игроков.

Война в Заливе во многом стала причиной нынешнего кризиса, переживаемого Америкой. Поэтому сейчас США сместили свои стратегические интересы в сторону Тихоокеанского региона и поменяли свою стратегию. Мы видим, как они сделали выбор в пользу политики сотрудничества, принятия совместных решений и осуществления общих шагов с другими странами.

С этой точки зрения выход на мировую политическую арену Ирана демонстрирует его дальновидность и силу. Иранское правительство осуществило поражающий воображение, неожиданный шаг, открыв двери к политическому диалогу. Сначала это проявилось во время выборов. В результате была разрушена прежняя власть, и на ее место пришел архитектор новой политики страны Роухани.

Может ли Иран на этой волне отказаться от атомной бомбы? Возможно. Так теперь думает Запад. Действительно, по большому счету региону она не нужна. Главный вопрос здесь заключается в политике «кровной мести». В основе всего лежит палестинская проблема. Если будет найдено справедливое решение этой проблемы, то политика «кровь за кровь» потеряет свою актуальность».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here