Итоги неоосманизма

49

rus138000360180Неоосманизм как внешнеполитическая доктрина был выдвинут новой элитой Турции как одна из наиболее амбициозных доктрин в современном мире. В некотором смысле неоосманизм осуществляется параллельно доктрине, которая выдвинута нынешним политическим руководством России и почему-то обозначена как евразийская.

Как и в Турции, в России инициатором этой доктрины является новая элита (в историческом контексте), которая, скорее, мотивирована личными и групповыми интересами, чем подлинно имперскими. При этом, во имя достижения целей принимаются любые, в том числе и силовые приемы, откровенный шантаж и весьма агрессивная пропаганда.

Как и в России, данные амбиции не очень-то популярны, но строятся и рассчитаны на радикальный популизм. Скорее всего, обе доктрины столкнулись со схожими проблемами и противодействием. Армения должна внимательнее наблюдать и реагировать на данные претензии и Турции, и России, так как для Армении сохраняется традиционная и реальная угроза – заговор и раздел между этими государствами.

Турция имела все возможности ощутить провал своей региональной политики и понять, что в режиме конфронтации с США она не может достигнуть своих целей и даже сохранить прежние позиции. Турция предстала перед перспективой нового экономического кризиса и очень опасается, что США и Великобритания, как и в 1999 году, обвалят турецкую экономику, по прежнему сценарию.

США сформировали многие новые конфликты и крайне неблагоприятные ситуации вокруг Турции и достигли своей цели, Турция приняла американские условия и будет довольствоваться своей более скромной ролью в регионах, надеясь на возникновение более благоприятной ситуации.

Многие наблюдатели поспешили объявить, что американо-турецкие отношения в большой мере урегулированы, при этом приводятся в доказательство взаимные визиты высокопоставленных лиц, решение о размещении радаров слежения, возможные поставки Турции ударных вертолетов и многое другое.

Возникает вопрос, какое значение имеют данные обстоятельства, можно ли говорить об «урегулировании» как таковом и что означает данный этап американо-турецких отношений. Действительно, отношения между Турцией и США можно охарактеризовать значительным снижением напряженности и конфронтации. Но это произошло вовсе не из-за каких-либо уступок США. Американцы, действительно, предложили Турции немало, но и потребовали от нее значительных уступок.

Если обобщить уступки Турции, то они сводятся к ограничению ее региональных амбиций. Турция была вынуждена согласиться со снижением уровня конфронтации, и, скорее всего, на этот счет имеются определенные договоренности. То есть, данное «урегулирование» произошло только после того, как американцы наглядно продемонстрировали Турции, что в результате ее конфронтационной политики она оказалась в гораздо большей изоляции и в региональном блокировании.

То, что политика «ноль проблем с соседями» провалилась, стало «классической очевидностью», но вопрос уже не в этом: своей внешней политикой Турция сформировала контрполитику со стороны, буквально, всех государств соседних с ней регионов.

США не спешат способствовать завершению кризиса в Сирии, так как продолжение данной ситуации приводит к еще большему усилению конфронтации между Турцией и Ираном. Американцы, практически, не оказали влияния ни на правительство Иракского Курдистана, ни Ирака для ограничения действий вооруженных отрядов курдского освободительного движения.

США очень активно занимаются политикой «клин клином вышибают», имея в виду, что американцы всячески инициируют в Турции развитие альтернативных исламских движений, а одновременно — и создание адептов альтернативного пантюркизма и неоосманизма, то есть, определенных доктрин управляемого характера. Выясняется, что нынешний правящий режим в Турции оказался не в состоянии подавить данные тенденции, так как это означало бы подавление собственных тезисов и пропаганды.

На Ближнем Востоке, несмотря на существенные противоречия между арабскими государствами, образуется арабский альянс против Турции и Ирана, в котором, как ни парадоксально, может участвовать и Израиль, в том или ином смысловом содержании.

Почему-то недостаточно обращено внимания на беспрецедентные события в Восточном Средиземноморье, где кипрская проблема стала поводом для усиления военного присутствия США и их европейских партнеров. Турция проиграла на Ближнем Востоке, и, чтобы вернуться к этому направлению, ей потребуется не только время, но и перестройка содержания ее политики, но возможно ли это?

Турция всячески избегала ухудшения отношений с Россией, стремясь придать ей роль своего тыла. Но американцы понимали, что турецкие амбиции и претензии в Черноморско-Кавказском регионе, так или иначе, приведут к конфронтации с Россией. Настоящей конфронтации пока нет, но то, что Россия существенно насторожилась, это несомненно.

Скорее всего, США сейчас стали заинтересованы в переориентации турецкой экспансии в направлении Черного моря и Кавказа, который рассматривали всегда как некий резервный вариант отвлечения Турции и, главное – столкновения ее с Россией.

Своей продолжающейся декларативной политикой относительно «проталкивания» Турции в Европу США в еще большей мере столкнули Турцию уже не только с Францией и Германией, но и со всей Европой. Это привело к определенной координации усилий Франции и США в части политики сдерживания Турции.

Одновременно, перед США стоят задачи не только активизировать политику России, направленную против экспансии Турции, но самими заниматься вопросами сдерживания Турции в Южном Кавказе. Здесь возникает совокупность армянских факторов: вопрос признания геноцида; вопрос армяно-турецкого урегулирования; карабахский вопрос; вопрос Джавахка и армян в Южной Грузии; вопрос внутриполитической борьбы в Армении.

Так или иначе, проблемы в Южном Кавказе активизируются, но не в режиме реальной политики, а в формате пропаганды и псевдонамерений. Таким образом, доведя Турцию до состояния «уступок» и «растерянности», американцы пытаются поставить ее под контроль.

Ранее предлагалась версия о том, что инициативы США по «урегулированию» турецко-армянских отношений являются одним из направлений политики США по сдерживанию Турции и удержанию ее под контролем. Вопреки данной очевидной и доказуемой версии, приводились такие варианты, как желание США уйти от признания геноцида 1915 года, или же – дистанцирование Армении от России.

Мы уже отмечали, что примерно 8–9 месяцев ранее (быть может, в более широком временном диапазоне) США и Турция пришли к выводу о необходимости определенных соглашений, направленных на реализацию взаимных интересов, а также на снижение конфронтации в отношениях между собой, которая достигла пика. Турция поняла, что она не может более-менее успешно осуществлять политические и экономические задачи, в условиях столь сильной конфронтации с США.

Турция приняла многие и очень принципиальные условия, из которых главное – отказ Турции от региональной экспансии вне согласований и учета интересов США, то есть, практически, речь идет о подконтрольности процесса приобретения Турцией более значимого реального международного статуса.

Вполне возможно, что одним из факторов отказа Турции от своих амбиций стала угроза возможного приближающегося экономического кризиса, природа которого весьма схожа с кризисом 1999 года, который турки вспоминают с ужасом. Видимо, экономика Турции в большей мере зависит от внешней поддержки, чем это представляется теми комментаторами, кто так восхищен успехами турецкой экономики.

Турция, практически, ушла от комментариев и заявлений по поводу намерений США в Черном море, согласилась от политического вмешательства в Южном Кавказе и в Ираке, а также согласилась с невозможностью силового вмешательства в Сирию. США, со своей стороны, поддержали Турцию в военно-технической сфере.

Конечно, все вернуться на прежние места не может, и Турция еще обратит на себя внимание как государство, демонстрирующее свои амбиции, но на этот раз нельзя не согласиться с мнением корифея американской политологии: «Турция, конечно, вернется, но вопрос в том, как она вернется, на «белом коне» или приползет ….» (высказано в личной беседе в Вашингтоне).

При всем при этом, Турция стала посылать сигналы о намерениях возобновить «урегулирование» отношений с Арменией, причем, сигналы посылаются от первых лиц государства. Нет никаких сомнений, что это входит в рамки американо-турецких согласований, и США намерены продолжать усиление рычагов давления и контроля над Турцией.

Игорь Мурадян
ЛРАГИР

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here