Армянская власть, оппозиция и Таможенный Союз

261

a_parl03(1)В Армении постепенно разворачивается широкое обсуждение перспектив присоединения страны к Таможенному Союзу. Несмотря на прозвучавшие заявления, спрогнозировать поведение как вневластных политических сил, так и правящей Республиканской партии Армении (РПА) по этому вопросу пока сложно.

Позиции политических сил

Период двухнедельной относительной пассивности на политическом поле, наступивший после заявления президента Сержа Саргсяна, сделанного 3 сентября в ходе встречи с его российским коллегой Владимиром Путиным, трансформировался в стадию активного обсуждения о перспективах присоединения Армении к ТС. Поначалу казавшись днем окончательного решения, в реальности 3 сентября стало исходной точкой к новому витку дискуссий.

Уже состоялись коалиционные обсуждения по вопросу членства Армении в ТС, прошли обсуждения в Совете правящей РПА, где единогласно было поддержано решение президента; вопрос также был поднят и в Совете безопасности.

Однако, несмотря на заверения представителей РПА о том, что власть открыта к диалогу с оппозицией, в обсуждение вопроса о ТС она не включена.

В правительстве и в Национальном Собрании наблюдаются спешные попытки организовать необходимые для присоединения страны к ТС процедуры. Кроме того, правительство уже одобрило проект соответствующих подготовительных работ, оговаривающий совместимость документации ТС с правовой базой Армении и подписанных ею документов. В рамках программы присоединения Армении к ТС намечено организовать семь рабочих групп, которые рассмотрят возможности развития сотрудничества со странами ТС в сфере установления тарифов, вопросов нетарифного регулирования, налоговой и таможенной сферах, в вопросах конкуренции и прочее.

Сегодня мнения по вопросу о возможном вступлении страны в ТС разделились на «за», «против» и наиболее адекватную позицию, основанную на том, как можно давать оценки и высказывать мнение о документе, содержание которого неизвестно?

Власть уверяет, что не будет сделано никакого шага, который противоречит интересам Армении и вызовет неприятие общества. «Пусть наше общество будет уверено, что мы повсюду ищем выгоду для Армении и не сделаем никаких шагов, не учитывающих интересов Армении или, наоборот, во вред. Это основной постулат, а остальное – процессы. Хочу заверить, что на всех площадках, где возможно защитить интересы Армении и интегрироваться в мир, провозглашен именно этот подход. Мы ищем наилучшие форматы, защищающие интересы нашей страны повсюду», – заявила вице-спикер парламента Эрмине Нагдалян относительно перспективы вступления Армении в ТС.

Помпезные заявления о «прекрасном завтра» Армении в ТС вызывают вполне резонный вопрос: если это столь выгодно для страны, то почему власти до сих пор держали эту информацию втайне от общества и политических сил?

Кроме того, вряд ли вызывает доверие тот факт, что вчерашние западники сегодня стали пророссийски ориентированными. Как может поверить общественность, да и страны СНГ и в первую очередь Россия в горячее желание властей Армении вступить в ТС, если некоторые представители власти (в том числе вице-председатели правящей РПА, замминистра иностранных дел Шаварш Кочарян и прочие) совсем недавно указывали на нецелесообразность вступления Армении в ТС, вплоть до возможной потери суверенитета, а сегодня те же люди заверяют, что ТС – это единственно правильный выбор?

Выступающие «против» так называемые «западники» в один голос утверждают, что сближение Армении в ТС приведет к потере суверенитета. Об этом неоднократно заявляли лидеры различных общественных организаций, существующих на западные гранты, а также члены прозападных партий «Свободные демократы» и «Наследие». По словам председателя партии «Наследие» Раффи Ованнисяна, власть в Армении узурпирована, что сказывается как на внутренней ситуации в стране, так и приводит к катастрофическим последствиям во внешней политике. По его мнению, присоединение к ТС представляет угрозу для свободы и независимости Армении.

Р. Ованнисян также недоумевает по поводу единоличного решения Сержа Саргсяна. «В 1988-1993 годах мы все участвовали в решении Карабахского вопроса: не было ни одной политической силы, которая не была бы в это вовлечена. Как в случае с ТС Серж Саргсян мог принять единоличное решение?» – спрашивает бывший председатель парламентской комиссии по внешним связям Ованес Игитян.

Экс-премьер-министр Грант Багратян предлагает вынести вопрос о вступлении в ТС на всенародный референдум. По его словам, если большинство населения выступит за вступление в ТС, тогда правительство должно предпринять определенные меры для того, чтобы этот шаг принёс бы ощутимую выгоду для Армении: «Кроме референдума иного пути для изъявления воли народа нет», – убежден Багратян.

Возможно, он и прав, только вот проведение референдума имело бы смысл, если бы в стране была легитимная власть, а не власть, занимавшаяся фальсификациями на выборах всех уровней. К тому же проведению референдума должно было предшествовать широкое общественное обсуждение, чего, как уже было сказано выше, не произошло.

Именно на это обстоятельство обращает внимание третья группа политиков, к которым в первую очередь следует отнести представителей радикально оппозиционной партии «Армянский национальный конгресс» (АНК) и партии «Процветающая Армения», которая называет себя альтернативой власти.

По словам вице-председателя АНК, депутата Национального Собрания от одноименной фракции Арама Манукяна, весь процесс переговоров о готовящемся подписании с Евросоюзом в рамках программы «Восточное партнерство» Соглашения об ассоциации, также как и переговоры о присоединении к ТС не были прозрачными. Политическое сообщество в стране не было проинформировано о сути этих документов: «Серж Саргсян делает единоличные шаги, о которых политическая элита не знает и не информируется. Ни политическая элита, ни правительство и вообще никто в Армении не имеет понятия, что такое ТС, с чем его едят, то же самое относится и к Соглашению об ассоциации», – уверен Арам Манукян.

Его коллега из парламентской фракции «Процветающая Армения» (ПА) Ваге Ованнисян заявил, что до тех пор, пока партия «ПА» не в курсе деталей Соглашенияо ТС, пока ПА не располагает достаточной информацией, внутри партии эта тема обсуждается не будет: «Как во время переговоров с Европейским Союзом, когда о готовом на 100 процентов документе в Армении знали лишь 1-2 человека, так и в случае с Таможенным Союзом переговоры и подписываемый документ являются закрытыми, и я очень сомневаюсь, что у нас в стране есть люди, которые до конца представляют, о чем идет речь. Более того, после 3 сентября я внимательно слежу за реакцией российских экспертных кругов и те же вопросы возникают у них», – говорит Ваге Ованнисян.

Армянская власть, оппозиция и Таможенный Союз

Исходя из всего вышесказанного, перспектива дальнейших развитий вокруг вопроса о ТС выглядит весьма неоднозначно. Например, не стоит исключать варианта, при котором Национальное Собрание может отклонить представленный на его рассмотрение соответствующий документ.

Дело в том, что армянский парламент, несмотря на высокий уровень контроля со стороны президента, все-таки является ему подконтрольным в меньшей степени, чем в России, Беларуси или Казахстане. Спрогнозировать, как поведут себя армянские парламентарии в том, или ином случае со стопроцентной точностью, невозможно.

Не следует также забывать, что ситуация внутри власти является очень неоднозначной. Как было уже отмечено, решение о присоединении к ТС было принято президентом единолично, и это для большинства наблюдателей более или менее очевидно. Скорее всего, перед его принятием ни с кем из своего ближайшего окружения он не консультировался и поставил таким образом все политические силы (и в первую очередь РПА) перед свершившимся фактом. Между тем, возглавляемая президентом РПА не столь однородна, как это может представляться со стороны. Конечно, ни одна партия (включая былую КПСС) не является однородной, и в этом есть определенная логика и закономерность. Это в полной мере относится и к РПА, которая, по меткому замечанию некоторых армянских экспертов, является скорее не партией, а «профсоюзом», включающим олигархов, чиновников и достаточно много людей, получивших дипломы в западных странах. Естественно, что все эти слои по-разному относятся к решению президента о вступлении в ТС. Нет никакой гарантии, что партийный механизм РПА четко сработает в НС. В её парламентской фракции есть достаточно много депутатов, которые, правда пока не делают никаких заявлений, но неизвестно, как именно они будут голосовать – ибо эти депутаты могут управляться и из других центров, в том числе и внешних. В эту неформальную группу могут войти те парламентарии, которые по роду своей предпринимательской деятельности больше связаны с Западом, нежели с Россией, счастливые получатели западных грантов и пр. Отметим, что вопрос о позиции внутри РПА по отношению к возможной перспективе вступления Армении в ТС требует очень детального изучения.

В партии «Оринац еркир» («Страна законности»), являющейся младшим партнером РПА по правящей коалиции, ситуация еще более сложная. Награжденный высокими государственными орденами Франции и Австрии глава партии Артур Багдасарян, указавший на необходимость присоединения Армении к ТС, до сих пор так и не отказался от своих заявлений 10-летней давности о целесообразности вступления Армении в НАТО. Нет уверенности и в том, что однопартийцы Артура Багдасаряна, которые довольно часто являются гостями в западных странах, поддержат соглашение о вступлении в ТС.

Проект соглашения о вступлении в ТС, также как и проект соглашения об ассоциации Евросоюза, не имеет абсолютно никакой поддержки в обществе. И в том, и в другом случае причина состоит в полном отсутствии информации. Показателем этого является то, что ни партия «ПА» и ни АНК не приняли какого-либо решения. Эти силы ждут, когда власти предоставят официальную информацию, а такой информации, как и в случае с соглашением об ассоциации, нет.

«Пока рано говорить о вступлении в ТС, потому что речь идет лишь о желании Армении вступить в ТС. Для того, чтобы это стало реальностью потребуется немало времени и необходимых процедур. Когда хотя бы приблизительно будут очеречены итоги и последствия вступления в ТС, только тогда можно будет озвучить более предметную оценку вопроса о вступлении Армении в ТС», – полагает лидер партии «ПА» Гагик Царукян.

Относительно АНК следует заметить, что эта партия изначально не признавала и не признает С.Саргсяна легитимным президентом и, в отличие от других оппозиционных сил, последовательно требует его отставки. Это требование актуально для Конгресса вне зависимости от того, какую внешнюю политику он проводил и проводит. Радикальность позиции АНК состоит в том, что тот, кто не требует отставки Сержа Саргсяна, не является настоящей оппозицией. Антисаргсяновкий курс АНК никоим образом не связан ни с ЕС, ни с ТС. Вероятно, что эта радикальная сила, которая не признает легитимности действующего президента, вряд ли признает и его решения о вступлении в ТС.

Несмотря на заявление представителя Верховного органа АРФ «Дашнакцутюн», депутата Армена Рустамяна о том, что для Армении нет альтернативы ТС и Евразийскому Союзу в вопросах обеспечения безопасности и энергетической безопасности, говорить о том, что эта партия сегодня как-то сориентирована по вопросу вступления в ТС, еще очень рано.

Власть как великий имитатор

Во всех случаях оппозиция в этом вопросе представляется куда более открытой и честной, нежели армянские власти, отличающиеся редкой способностью к имитациям. В целом, начавшийся процесс их срочной переориентации на ТС нельзя назвать иначе как искусственным.

Чем дальше, тем больше складывается впечатление, что согласие президента Сержа Саргсяна на присоединение к ТС по сути явилось лишь предварительным заявлением: он дал согласие на процесс, суть которого совершенно неизвестна никому в Армении. Непонятно каких развитий можно ждать с момента, когда весь комплекс вопросов станет предметом открытого обсуждения в экспертных кругах и в парламенте. Пока остаются без ответа вопросы, например, о том, какие преимущества у Армении появятся в топливно-энергетической сфере; что сближение с ТС даст в плане экономического развития; как сложится ситуация в сфере коммуникаций; насколько выгодно будет присоединение к ТС для армянских предпринимателей; насколько будут реальны для страны преимущества зоны свободной торговли при отсутствии общей границы со странами ТС и т.д.

Исходя из этого напрашивается вывод о том, что декларированное решение президента, скорее всего, заведет Армению в тупик, ибо обещание придется выполнять, но уже сегодня ряд факторов говорит о том, что это обещание может стать нереализуемым, как это произошло с обещаниями, данными Европе.

Таким образом, после своего заявления о вступлении в ТС, Серж Саргсян оказался в неудобном положении (и это не первый случай (1)). Между тем, общество находится в неведении относительно ТС, а поведение политических сил трудно прогнозируемо. Сделать корректный прогноз относительно того чем закончится процесс вокруг присоединения Армении к ТС, сделать очень трудно. Более того, некоторые экономисты полагают, что дело это настолько серьезное, что доверять его нынешним армянским властям просто нельзя.

Примечание

(1) Несколько лет тому назад президент Саргсян уже один раз уже проявил инициативу, в результате которой были подписаны армяно-турецкие протоколы. Власти очень долго убеждали общество, что это подписание нужно для открытия армяно-турецкой границы, что не очень однозначно воспринималось обществом. Хотя протоколы были опубликованы, но общество отнеслось к ним с большим подозрением и, в конце концов, вся затея провалилась.

http://russia-armenia.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here