Американцы воюют по шаблону, только шаблон у них всегда разный

79

problemy_F35_3Военные угрозы США и их союзников в адрес Сирии звучат все громче. Барак Обама заявляет о готовности нанести удар даже без санкции ООН. Руководство Турции при этом ориентируется не просто на ограниченный удар, а на полномасштабное вторжение с участием сухопутных войск. На военную агрессию настроены Саудовская Аравия и Катар. Иордания предоставила свою территорию для размещения группировки американских войск. Для вторжения США имеют все необходимые военно-стратегические плацдармы.

Шансы американцев получить согласие Совбеза ООН на военную операцию ничтожны. При отсутствии какого-либо международно-правового оправдания своих действий Америка может рассчитывать только на собственные ресурсы. И это притом что в политической элите США имеются серьезные и влиятельные силы, настроенные на отказ от масштабного военного вмешательства. 12 стран НАТО заявили об отказе участвовать в этой кампании. На фоне агрессивной риторики израильского высшего руководства военно-экспертное сообщество Израиля негативно высказывается относительно возможности участия своей страны в войне против Сирии, указывая, что на смену Башару Асаду могут прийти исламские радикалы, с которыми невозможно будет договориться и Израиль получит еще один непрерывный фронт.

Тем не менее военные приготовления США продолжаются.
Единым фронтом

К установлению контроля над Сирией стремится и руководство Турции, провозгласившее курс на возрождение Великой Порты. В свое время эта территория входила в состав Турецкой империи.

Заинтересованы контролировать Дамаск и строители нового исламского арабского халифата суннитского толка, прежде всего Саудовская Аравия, которая оказывает всестороннюю помощь воюющим здесь радикальным исламским группировкам.

Что же касается вооруженных противников законной власти в самой Сирии, здесь можно выделить как минимум три группировки – прозападную, протурецкую и радикальную исламистскую суннитского толка.

Прозападная, преимущественно проамериканская, ориентирована на подчинение Дамаска западному миру в качестве сырьевого придатка и военно-стратегического плацдарма для контроля Ближневосточного региона.

Протурецкая стремится к возрождению турецкого влияния в этой стране.

Цель радикальной исламистской группировки – создание нового исламского арабского халифата суннитского толка с опорой на поддержку преимущественно Саудовской Аравии и других монархий Персидского залива.

Сегодня эти группировки действуют единым фронтом, решая общую задачу свержения действующего руководства страны.

Однако если им удастся осуществить задуманное (теперь это возможно только при условии начала военной операции), вооруженная борьба между ними за власть в Сирии неизбежна.

Нет надежд у претендентов на контроль над Дамаском и на демократические выборы, которые должны состояться в мае будущего года в связи с окончанием срока президентских полномочий Асада. По оценкам американских экспертов, за него вновь проголосуют более 70 процентов населения.

Военная операция – единственный шанс внешних сил сменить власть.
С разными целями

Операция против Сирии не будет ни ограниченной, ни краткосрочной. Об этом говорят размеры государства, численность населения, относительно высокий уровень боеспособности сирийской армии и ее высокий моральный дух. О том, что страну ждет достаточно длительная и кровопролитная война, можно судить по наличию международной поддержки существующего сирийского руководства, в том числе и военной со стороны Ирана и движения «Хезболла».

Основу антисирийской коалиции, вероятнее всего, составят Соединенные Штаты. Франция также в случае принятия американцами решения на военную операцию примет ограниченное участие в ударах по Сирии.

Возможно участие в войне на стороне США и Израиля. Однако судя по осторожным высказываниям его руководства, страна вступит в войну при условии, если Вашингтон и другие страны Запада создадут достаточно мощную группировку войск (сил), которая будет способна гарантированно разгромить сирийские вооруженные силы, обеспечив приведение к власти прозападных политиков.

Турция скорее всего тоже будет активным участником этой коалиции и может использовать основную часть своих ВВС для участия в воздушных операциях совместно с США и даже осуществить вторжение силами сухопутных войск.

Готова поддержать Вашингтон в войне против Сирии и Саудовская Аравия. Однако ее удаленность от сирийской территории и невысокий уровень боеготовности ВВС весьма ограничат военные усилия Эр-Рияда.

Катар, настаивающий на проведении военной операции, также является вероятным участником коалиции. Участником, впрочем, достаточно символичным в связи с незначительностью его вооруженных сил.

Великобритания в военной операции принять участие не сможет в силу соответствующего решения парламента. Однако дипломатическая, политическая и информационная поддержка США в этом вопросе оказываться будет всемерная, включая предоставление развединформации.

Интересы потенциальных участников антисирийской коалиции разнятся.

Основной целью Вашингтона и Парижа, вероятно, станет приведение к власти представителей либерального крыла оппозиции, тесно связанных с Европой и США.

Турция постарается добиться того, чтобы зависимые от нее лидеры оппозиции, преимущественно из числа базирующихся сейчас на турецкой территории, вошли в будущее сирийское руководство и по возможности доминировали в нем.

Саудовская Аравия будет стремиться к захвату власти в Сирии группировками радикальных исламистов, ориентирующихся на нее.
Силы вторжения

В военных действиях со стороны Сирии будет принимать участие практически весь наличный состав ее вооруженных сил после полного мобилизационного развертывания. На стороне Дамаска скорее всего выступят группировка боевиков «Хезболлы» и вооруженные формирования курдов, проживающих как на территории Сирии, так и в сопредельных государствах, в частности в Турции.

То есть для ведения войны против Сирии должна быть создана достаточно мощная группировка войск (сил).

Имеющиеся в настоящее время в районе возможных боевых действий силы США и Франции явно недостаточны для нанесения такого ущерба вооруженным силам и военной инфраструктуре Сирии, который мог оказать существенное влияние на ход внутрисирийского противостояния.

Можно уверенно предполагать, что в ближайшее время серьезные военные операции против Дамаска маловероятны. Имеющимися силами ее противники могут наносить лишь выборочные, ограниченные по составу сил удары с тем, чтобы уничтожить склады вооружения и боеприпасов, позиции ЗРК большой дальности, командные пункты и отдельные военные аэродромы.

Полноценные боевые действия могут начаться после создания достаточно мощной группировки ВВС и ВМС, способной в короткие сроки решить задачу разгрома сирийской системы ПВО и подавления ее авиации.

Для этого агрессору необходимо иметь не менее 1500 самолетов различного назначения (в том числе до 700 ударных) и столько же крылатых ракет большой дальности морского и воздушного базирования.

Такая группировка может быть создана после прибытия в Восточную часть Средиземного моря сил ВМС США в составе четырех – шести авианосцев, 50–60 боевых надводных кораблей, 10–12 подводных лодок.

Несколько крыльев тактической авиации Соединенных Штатов надо развернуть на территории Турции, Иордании и Саудовской Аравии.

С авиабаз в Индийском океане, на территории Европы и Великобритании, а также с континентальной части США могут быть использованы от 15–20 до 30–40 стратегических бомбардировщиков B-52 и В-2.

Возможно, для участия в военной операции Франция сможет выставить авианосец «Шарль де Голль» с 40 самолетами на борту (в том числе около 30 ударных) с кораблями охранения и несколько эскадрилий тактической авиации с авиабазы «Аль-Дахра» (ОАЭ).

Турция и Израиль могут использовать для удара по Сирии основную часть своей тактической авиации.
Воздушная война

В условиях несогласия Совбеза ООН коалиция агрессоров будет стремиться достигнуть свои цели в максимально короткие сроки, чтобы поставить мировое сообщество перед свершившимся фактом, как это было в Ираке в 2003 году.

Военные действия агрессор начнет внезапно массированными авиационно-ракетными ударами по плану воздушной наступательной операции. Ее общая продолжительность может составить три – пять суток, в течение которых будет нанесено от пяти до семи таких ударов. Цель операции – завоевание господства в воздухе.

Судя по опыту подобных операций, агрессору, вероятно, удастся подавить и уничтожить большую часть стационарных ЗРК, в первую очередь ЗРС большой дальности С-200 «Вега», часть системы воздушного наблюдения и системы управления противовоздушной обороной. В целом система ПВО Сирии будет дезорганизована и потеряет в значительной степени возможность противодействий воздушному противнику.

Однако обеспечить полное ее подавление и уничтожить авиацию Сирии на аэродромах вряд ли удастся.

Относительно невелики окажутся и потери сухопутных войск Сирии. Стремясь избежать необходимости проведения сухопутной операции, агрессор скорее всего перейдет к ведению воздушной кампании, в ходе которой будет стремиться разгромить основные элементы военной инфраструктуры Сирии, подавить главные группировки ее сухопутных войск и по возможности уничтожить сирийских лидеров, прежде всего Башара Асада.

Одновременно с территории Иордании и Турции в Сирию будут направлены новые контингенты боевиков.

Учитывая опыт других стран, оказавшихся под такими ударами, сирийская армия, вероятнее всего, сумеет сохранить боеспособность (как это было в Югославии, Ливии и Ираке среди частей, командиры которых не изменили своей стране). Мобильные соединения сирийской армии, прикрытые автономными мобильными ЗОС войсковой ПВО, используя меры оперативной маскировки и новые способы вооруженной борьбы, смогут во взаимодействии с боевиками «Хезболлы» и курдскими формированиями нанести боевикам оппозиции серьезное поражение.

Одновременно с этим можно ожидать активизации боевых действий военизированных формирований Курдской рабочей партии на территории Турции. Активизируется и протестная активность шиитского большинства в Саудовской Аравии. Резко вырастут антивоенные настроения в самих Соединенных Штатах и европейских странах – союзниках Вашингтона. Обострится на фоне огромных военных затрат экономический кризис в Европе и США.

Наконец, станет понятно, что без сухопутного вторжения, только силами боевиков, даже и поддержанных мощными авиационными ударами, решить задачу свержения сирийского правительства не получится. Более того, не имея реального результата, руководство США и их союзников окажется перед необходимостью свернуть воздушные удары. А это уже политическое поражение.

Выяснится, что без масштабной сухопутной операции политические цели войны недостижимы. Это будет означать завершение начального этапа войны, который по продолжительности может составить от двух до четырех месяцев.
Сухопутное вторжение и партизанщина

Основу группировки сухопутных войск агрессора, вероятно, составят соединения 1-й полевой армии Турции, несколько бронетанковых и пехотных бригад израильской армии, 2-я экспедиционная дивизия морской пехоты, бронетанковая и механизированная дивизии и другие соединения вооруженных сил США. Общая численность войск вторжения может достигнуть 150–200 тысяч.

Вынужденное сухопутное вторжение на сирийскую территорию ознаменует наступление нового этапа войны – сухопутных операций. Судя по опыту подобных войн, они продлятся относительно недолго. В пределах одного-двух месяцев основные группировки вооруженных сил Сирии будут разгромлены за счет подавляющего военно-технического и численного превосходства противника. К формальной власти в стране придет марионеточное правительство, состоящее в основном из представителей прозападной оппозиции. На сирийской территории установится оккупационный режим, подобный тому, какой имел место в Ираке. Однако война на этом не закончится.

Она перейдет в следующую фазу – партизанскую. В борьбе объединятся самые разные группировки. Основу партизанских сил составят противники иностранной оккупации и их союзники, в частности боевики «Хезболлы» и курдских военизированных формирований. К ним со временем могут примкнуть и боевики радикальных исламистских организаций. Подобно тому, как это происходит сегодня в Ливии, они начнут борьбу против западных марионеток, стремясь захватить власть.

Можно смело полагать, что партизанское движение получит достаточно серьезную поддержку извне. Национально-освободительное движение поддержит Иран, а также различные шиитские и алавитские группировки. Саудовская Аравия поможет радикальным исламистам суннитского толка. Вряд ли останется в стороне и Китай, хорошо понимающий, что возможный вслед за Сирией разгром Ирана лишит его одного из важнейших источников энергоресурсов.

В итоге партизанская война затянется на многие годы. Судя по опыту Ирака, на пять – семь лет и более. В конце концов итог будет тот же – оккупационные войска вынудят уйти из страны, а к власти придут силы, настроенные по отношению к Западу весьма негативно.

Общие потери среди войск коалиции, вероятно, составят пять-шесть тысяч человек. Число погибших среди военнослужащих сирийской армии может достигнуть по опыту других подобных конфликтов несколько десятков тысяч. Жертвы среди мирного населения составят несколько сотен тысяч жизней.

На войну будут потрачены огромные средства. Неизбежные потери на фоне общего неприятия войны населением самих США могут привести к резкому росту социальной нестабильности и другим негативным явлениям в странах коалиции. Особенно если учесть фактор внешнего влияния на эти процессы.

Константин Сивков,
первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук

Военно-промышленный курьер

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here