«Он отдал оружие, и сказал, что его впервые разоружили»

285

monte melkonyan2О Монте Мелконяне — герое Арцахской войны, национальном герое Армении и НКР, о его жизни и смерти.

Реальная Армения — Lratvakan.com приводит интервью с журналистом, работавшим на Арцахской войне, автором нескольких интервью с Монте, заслуженным журналистом НКР, депутатом Национального собрания НКР второго и пятого созывов — Вардгесом Багряном, опубликованном на сайте  ГАЛА.

Господин Багрян, каким был Монте, какие черты характера его отличали, каким он Вам запомнился?

— Самыми сильным воспоминанием были его уроки, я брал у него 4 интервью, причем все четыре без всякой подготовки; он никогда не спрашивал, какие вопросы я собираюсь задавать, да и я не готовил заранее вопросы, кроме последнего интервью: я тогда подготовил вопросы и пригласил его в студию, он очень удивился, когда я позвал в студию — это было наше последнее интервью. Он никогда не расставался с оружием, пока ребята ставили свет и камеру, я сказал:

«Аво, отдай оружие кому-нибудь из ребят». Он нахмурился: «Оружие? Почему?» Ну я заметил, что так удобнее, он отдал оружие, и сказал, что его впервые разоружили.

Это было блестящее интервью, когда мы закончили, я спросил, не хочет ли он посмотреть запись интервью, мы сели перед монитором, и когда он увидел себя — жаль, что мы не отсняли этот момент — он стал смеяться своим заразительным смехом. Я удивленно посмотрел на него, он сказал, что впервые видит себя на экране.

С ним связано много историй, его отличала одна особенность: каким бы усталым, измотанным он ни был, все равно, никогда не отказывался от интервью. Он был прекрасным собеседником, говорил свободно, раскованно, так, что его слова становились крылатыми выражениями; он был сведущ во всем и был большим патриотом. Главное, чему он меня научил — правильно жить. Посмотрите — у человека было все, он жил в США, у него было прекрасное образование, он мог жить, как хотел, но он всегда был там, где, как он сам говорил, нарушались права армян: сначала в Ливане, потом в Арцахе; я уверен, если бы он остался жив, поехал бы куда-нибудь еще, в другую стану, где нарушались права армян. Это был образ жизни и мышления этого человека. И вообще, в случае Монте, и в многих других случаях, я очень высоко ценю тех, кто пришел воевать — зная, куда идет, зная, что может умереть в любую минуту — все-таки пришел.

Он был исключительным явлением, но в то же время, нельзя делать из него фетиш, нельзя его обожествлять, он был очень скромным. Когда в том последнем интервью, я сказал, что люди клянутся его именем, он ответил, что предпочел бы, чтобы люди не клялись, чьим бы то ни было именем, а занимались бы делом, ради обшей борьбы.

Никогда не забуду, как мы пошли на съемки в села Мартунинского района: когда люди узнали, что Аво приехал в Мартуни, им казалось, что они в безопасности, и им не страшен даже «Град», потому что Аво с ними; но сам он чувствовал себя неловко, когда его обожествляли, он был благороднейшим человеком.

Как Вы думаете, что бы он сказал или сделал в сегодняшней ситуации? Если бы он увидел нищих ветеранов, коррумпированных чиновников, эмиграцию, как по-вашему, присоединился бы он к акциям ветеранов?

— Я довольно часто задаю этот вопрос сам себе — как бы он поступил в том или ином случае, или что у нас было бы иначе, будь жив он, или Леонид? Я не могу ответить однозначно… К примеру, очень возможно, что он был бы в Бейруте, поскольку там убивают армян или в Сирии; его вообще трудно представить в гражданской жизни. Я был знаком с ним ровно 9 месяцев, и всегда думал, что у нас еще будет время поговорить о жизни, но случилось то, что случилось, и все мои вопросы остались без ответов.

Но я знаю одно: он был солдатом родины и истины, он не выносил лжи, он не мог не бороться против несправедливости, невозможно представить, чтобы он думал одно, а говорил другое — он был принципиальным с головы до ног. Был такой случай: он посадил несколько человек под арест за нарушение дисциплины и тут пришло известие, что турки взяли высоту. Монте этих ребят прямо из-под ареста отправил в атаку, они без потерь и без единой царапины отвоевали высоту, вернулись довольные, уверенные, что Аво их теперь не станет наказывать; он им сказал: «Молодцы, ребята, спасибо, а теперь возвращайтесь на свое место.»

Он был очень принципиальным, штрафовал за всякое опоздание, а однажды созвал совещание в штабе и сам опоздал к началу; все ждали, что он сделает — он вошел и распорядился, чтобы бухгалтер удержал его дневную зарплату, хотя, он и зарплату не получал. Его боевые товарищи всегда присылали ему одежду, но его никогда нельзя было увидеть в новой одежде: он всегда отдавал новую одежду солдатам, сам ходил в изношенной.

Господин Багрян, что Вы скажете о смерти Монте? Версии были взаимоисключающие, Вы проводили собственное расследование? Как Вам кажется, это дело рук внешних сил или нет?

— Да, я проводил собственное расследование; для меня однозначно — хотя меня не было рядом, но сопоставление фактов говорит об этом — что это сделали азербайджанцы.
Монте поехал смотреть новые позиции, всего их в машине было шестеро; на обратном пути увидели бронемашину, оказалось, что это азербайджанская бронемашина. Монте спросил водителя — что за люди, водитель остановился, но не выключил двигатель, Монте вышел из машины, подошел и спросил, кто они? Те, услышав армянскую речь, тут же укрылись в бронемашине и начали стрелять; снаряд ударился в столб, а осколок пробил висок Монте, и он погиб на месте.

Это правда, это не сказки, его боевые товарищи, руководство тоже придерживаются этого мнения, в конце-концов, он национальный герой двух армянских государств.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here