Армению дожали…

63

RUSSIA-PUTIN/BIRTHDAYДо чего же нужен успех Владимиру Путину в деле создания Евразийского союза и расширения Таможенного союза! Для человека, сделавшего упор в своей политике на постсоветском пространстве на создание интеграционных объединений во главе с Россией, успешность проекта «Таможенный союз» — это не просто дело чести, а вопрос состоятельности как лидера «великой державы» в глазах его электората и международных партнеров. Об этом в украинской газете «Зеркало недели» пишет обозреватель отдела международной политики Владимир Кравченко и продолжает:

«И хотя первая, «психическая» атака на Киев не удалась, кремлевские стратеги не оставляют свои попытки, продолжая обрабатывать Украину и других участников Восточного партнерства: в Москве крайне болезненно воспринимают любое сближение стран — членов СНГ с ЕС, не говоря уже о НАТО.

Усилия возрастают по мере приближения Вильнюсского саммита, где Европейский Союз должен подписать Соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли с Украиной и парафировать подобные документы с Арменией, Грузией и Молдовой. Выкручивая руки соседям, россияне всеми силами пытаются добиться своего. Вслед за советником российского президента Сергеем Глазьевым, пугающим украинцев потерей суверенитета страны и ухудшением экономических и политических отношений с Россией, истеричные комментарии относительно перспектив молдаван сделал в Кишиневе вице-премьер Дмитрий Рогозин. Он пригрозил Молдове многолетними унижениями в «предбаннике» ЕС, потерей Приднестровья и утратой российского рынка».

Далее автор анализирует московский визит Сержа Саргсяна 3-го сентября и отмечает:

«Но если на западном направлении тактика Кремля не приносит ощутимого результата, то на восточном российское руководство добилось серьезного успеха. В ходе рабочего визита в Москву армянского президента Сержа Саргсяна было заявлено о решении Армении вступить в Таможенный союз и участвовать в последующем в формировании Евразийского экономического союза. И хотя Армения не заменит Украину, тем не менее, у Путина появился повод говорить на петербургском саммите «большой двадцатки» об успешности объединения, в которое просятся, помимо этой южнокавказской страны, еще и Киргизстан, и Таджикистан, и… Вьетнам.

Решение же Саргсяна в самой Армении вызвало, мягко говоря, недоумение и разочарование. Там не ожидали подобного резкого изменения внешнеполитического курса, фактического отказа от политики комплементарности, суть которой — не противопоставлять себя России и Западу, а совмещать их интересы на благо своей страны. Ведь участие в ОДКБ не препятствовало Еревану интенсивно сотрудничать с НАТО, а особые отношения с Россией не мешали армянам считать Грузию стратегическим партнером. Теперь же Армения, до недавнего времени считавшаяся лидером Восточного партнерства в плане проведения реформ, фактически отказалась от углубленных экономических и политических отношений с Евросоюзом ради России: формулировки, используемые в совместном заявлении Саргсяна и Путина, — четкие и категоричные.

Так что же произошло на встрече в Москве?

Да, Армения экономически очень зависит от РФ. В 2012 г. на долю России пришлось 23,5% всего внешнеторгового оборота Армении, а это — 1,34 млрд долл. Россияне сделали самые крупные инвестиции в армянскую экономику — 2,45 млрд долл. (44,1%). В полной или частичной собственности российских компаний находятся практически все стратегические армянские предприятия. В том числе и объекты топливно-энергетической сферы. В числе крупнейших проектов — участие «Газпрома» в строительстве газопровода Иран—Армения. Тем не менее, несмотря на эту зависимость, до последнего времени Ереван всячески отказывался от российских предложений вступить в ТС.

Премьер Тигран Саркисян год назад заявил, что Таможенный союз для Армении бессмысленный, поскольку нет общих границ со странами-участницами этого объединения. Месяц назад замглавы МИД Шаварш Кочарян разъяснил, что членство в Таможенном союзе является препятствием для подписания соглашения о зоне свободной торговли с Евросоюзом, само же вступление в ТС означает ограничение суверенитета Армении. Одновременно высокопоставленные армянские чиновники не раз повторяли: Ереван не ставит вопрос о членстве в ЕС.

При этом, в отличие от «украинского вопроса», российская сторона на официальном уровне ни разу не высказала свою отрицательную позицию по поводу сближения Армении с ЕС. Более того, как уверял в беседе с ZN.UA сотрудник ереванского Института Кавказа Сергей Минасян, существовали договоренности с Россией, что Армения будет парафировать соглашение с Евросоюзом. Судя по всему, неудачи с Украиной и Молдовой, проблемы с Беларусью заставили Кремль пересмотреть свою первоначальную позицию.

Аналитики уверены: решение о вступлении в ТС, не обсуждавшееся в обществе, было принято Сержем Саргсяном и его ближайшим окружением за несколько дней до визита президента в Москву. Что ж, армянские политики вынуждены учитывать настойчивые предложения, звучащие от российского руководства. Ведь для Еревана, до сего времени имеющего с Баку только соглашение о перемирии, Россия играет ключевую роль в обеспечении безопасности Армении. И в формате ОДКБ, и на двустороннем уровне, предусматривающем, в том числе, российские гарантии в сфере безопасности и долговременное соглашение о дислокации российской военной базы в Гюмри.

Теперь, когда перспектива членства в ТС стала реальностью, армянские эксперты пытаются просчитать, какие выгоды получает страна от участия в интеграционном объединении, где доминирующие позиции занимает Россия. Плюсов несколько. Первое — усиление безопасности Армении, имеющей проблемы в отношениях с Азербайджаном и Турцией. Второе — возможное снижение цены на российский газ. Минусов же значительно больше. По мнению Сергея Минасяна, членство в ТС для Еревана не будет экономически оправданным: Армения не граничит с остальными государствами Таможенного союза и потому не сможет быть таким же полноценным участником ТС, как Россия, Казахстан или Беларусь.

К тому же, вступление в ТС в качестве полноценного члена означает для Армении, что она должна будет принять таможенные тарифы этого объединения. А это повлечет пересмотр тарифных обязательств, которые Ереван принял на себя, вступая в 2003 г. в ВТО, и, как следствие, претензии (вплоть до требования возместить убытки) со стороны других участников Организации. Кроме того, по мнению главы Центра политических и правовых исследований Concord Давида Шахназаряна, вступление в ТС обострит для Армении проблему трудовой миграции. В числе других негативных последствий — ограничение суверенитета; сужение влияния страны в мире; Армения перестает быть субъектом урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Поясняя внезапное решение армянского президента, Давид Шахназарян в беседе с ZN.UA заметил, что «единственная причина произошедшего — беспрецедентное давление Кремля». По словам г-на Шахназаряна, в девяностые годы возглавлявшего министерство национальной безопасности, давление шло по нескольким направлениям. Во-первых, угроза россиян подтолкнуть Баку к новой войне за Нагорный Карабах: мимо внимания армян никак не могли пройти многомиллиардные поставки российского оружия в Азербайджан. В том числе, наступательного — на один миллиард долларов. Во-вторых, это угроза дестабилизации внутриполитической ситуации в самой Армении, о чем публично говорили сами российские дипломаты.

«Москва имеет определенные рычаги давления на внутриполитическом поле. В стране есть влиятельные политические силы — «Процветающая Армения», «Дашнакцутюн», Армянский национальный конгресс и другие, действующие в фарватере российских интересов. Думаю, были и другие рычаги давления», — считает армянский политолог, поясняющий причины, толкнувшие Ереван на сделку «безопасность вместо суверенитета». В частности, резкое увеличение цены на энергоносители способно обострить и без того сложную социально-экономическую ситуацию в стране: в армянском обществе и так болезненно восприняли недавнее повышение «Газпромом» цены на газ. Теперь же российские эксперты с уверенностью прогнозируют, что «вступление Армении в ТС и ЕЭП позволит снизить цену на газ, поступающий из России, на 30%».

Сам же президент Армении Серж Саргсян так объяснил свое решение по ТС: «Сейчас наши партнеры по ОДКБ формируют новую платформу экономического взаимодействия. Я не раз говорил, что, находясь в одной системе военной безопасности, невозможно и неэффективно изолироваться от соответствующего геоэкономического пространства. Это рациональное решение, это решение исходит из национальных интересов Армении. Это решение — не отказ от нашего диалога с европейскими структурами».

Но какие бы пояснения ни звучали из уст официальных представителей Еревана, в Брюсселе и европейских столицах новости из Москвы стали полной неожиданностью: там были уверены в парафировании с Арменией на Вильнюсском саммите соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли. «Похоже, Армения прерывает переговоры по соглашению о свободной торговле с Евросоюзом и вместо этого интегрируется с Россией. Разворот на 180 градусов», — написал в Twitter глава шведского МИД Карл Бильдт. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс не менее категоричен, комментируя решение Армении о вступлении в ТС: «Значит, они не подпишут договор о свободной торговле с ЕС… Мы уважаем любой выбор страны. Но страны не могут подписать два договора с разными тарифными требованиями».

Результаты московского вояжа Сержа Саргсяна ставят теперь вопрос о том, какими будут дальнейшие отношения Брюсселя и Еревана, какой будет армянская повестка Вильнюсского саммита. Сегодня никто не знает ответа на эти вопросы: до последних дней не было никакой необходимости в подготовке плана «Б».

Армянские аналитики опасаются, что решение Саргсяна может отбросить назад отношения их страны с ЕС в частности и Западом в целом. Официальные же представители, пытаясь разграничить экономическую и политическую составляющие взаимодействия с ЕС, говорят, что Армения готова продолжить сотрудничать с Евросоюзом. И, как свидетельствует заявление Шаварша Кочаряна, в Ереване надеются, что в Вильнюсе удастся парафировать политическую часть соглашения, отказавшись от создания глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли с Европейским Союзом. Сомнительно, чтобы при таких обстоятельствах ЕС пошел на подобный шаг.

Пытаясь спрогнозировать дальнейшее развитие отношений с Евросоюзом, армянские политологи одновременно также стараются понять, каким все же будет формат участия их страны в Таможенном союзе, надеясь, что будут найдены варианты наподобие «украинских». В частности, участие в этом интеграционном объединении в качестве наблюдателя. В таком случае, перспектива подписания соглашения о зоне свободной торговли с ЕС остается. В Ереване полагают, что это решится в течение ближайших месяцев. «Наша Конституция не позволяет стране стать полноценным участником ТС. Если же вдруг, несмотря на запрет Конституции, Армения все же станет полноправным членом ТС, то это будет иметь очень негативные последствия для страны, поскольку она станет придатком России», — констатирует Давид Шахназарян».

Источник: «Зеркало недели»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here