Бакинская трагедия русской семьи

264

2007_Sept_4.02В Азербайджанской Республике, по данным официального Баку, проживает около 180 тысяч русского населения. В основном, это бывшие командированные советские специалисты, бывшие военнослужащие советских гарнизонов, потомки переселенцев — толстовцев, а также дети и внуки этих людей. У всех этих людей есть паспорта граждан Азербайджана. По Конституции Страны огней, русские граждане АР пользуются теми же правами и свободами, что и граждане АР других национальностей. О том, что русских в Азербайджане уважают, говорят и официальные СМИ Страны огней. Но как говорится, официальная информация склонна подавать реальную жизнь в выстиранном и отутюженном виде. Жизнь русских граждан Азербайджана в Стране огней более сложная.

Наглядной иллюстрацией жизни русских граждан АР служит история 33-летнего бакинца Алексея Бруско. Где-то полтора года назад он появился в дагестанском селе Яраг-Казмаляр. Жители села вспоминают, что на Алексея было страшно смотреть. Тощий, бледный, больной, он напоминал фотохронику из нацистских концлагерей.

1378467768_r-8-priymak-ob-azerah-foto-brusko

Пообщавшись с незнакомцем, казмалярцы узнали, что его зовут Алексей Бруско, что он русский, но прожил всю жизнь в Азербайджане, поскольку там родился и там всю жизнь жили его родители. После распада СССР и образования Азербайджанской Республики семья Бруско осталась в Баку. Там Бруско жили вплоть до 2011 года.

«Сынок, делай, что они говорят»

В 2011 году в семье Алексея, кроме него самого, остались мать и брат. Семья Бруско проживала в центре Баку в районе Ахмедлы, по адресу улица Шихлинская, дом 49, квартира 157. Русские бакинцы занимали трехкомнатную квартиру, доставшуюся еще с советских времен. Бруско жили небогато, даже бедно. Квартира была их единственным богатством.

По соседству с ними жили два брата — азербайджанца, Заур и Али. Братьям понравилась квартира Бруско. Они составляют план по захвату квартиры. На руку братьям было то, что один из них был шапочно знаком с Алексеем. Спустя время в семье Бруско пропадает младший брат Алексея. А вслед за ним и мама обоих братьев Бруско.

Спустя ещё некоторое время Заур, сосед, шапочный знакомый Алексея и рейдер по совместительству позвал Алексея на переговоры. «Алексей», — спросил Заур, — ты, наверное, хочешь увидеть маму и брата или услышать их?» Алексей ответил утвердительно. Тогда Заур протянул ему мобильный телефон со словами «На, слушай». В трубке Алексей услышал голос матери: «Сынок, делай то, что они говорят». Было отчетливо слышно, что женщина плакала.

«Итак, дорогой, хочешь маму видеть?», — спросил Заур опешившего Алексея после того, как отобрал у него трубку. «Хочешь увидеть своего брата?». Русский паренек после разговора с матерью был готов на все, что угодно, лишь бы увидеть своих родных. «Тогда собирайся и поедем». «Куда?», — спросил Алексей. «В Москву. Там встретишься и с мамой, и с братиком», — ехидно и нагло ответил Заур.

В качестве поддержки для себя Заур прихватил своего брата Али. Алексей отправился в дорогу один, взяв с собой все необходимое и азербайджанский заграничный паспорт. В конце декабря 2011 года все трое на машине Заура отправились в поездку до Москвы. В январе 2012 года машина прибыла до пункта назначения. Загранпаспорт Азербайджана у него Заур отобрал сразу же. Своих денег у Алексея на тот момент уже не было, деньгами с жертвой Заур делиться не собирался, так что в Москве Алексей оказался без гроша в кармане. Азербайджанцы поселили его в общежитии, где обычно селили трудовых мигрантов. Покрутившись немного рядом, Заур дал знак брату, и они отправились к своей машине, припаркованной рядом с общагой. Минута — и азербайджанцев простыл и след. День спустя Алексей понял, что Заура и его брата он вряд ли когда увидит. Азербайджанцы бросили его в Москве на произвол судьбы.

Постепенно у Алексея стала вырисовываться страшная картина происшедшего. Заур специально заманил Алексея в Москву с надеждой, что тот без денег и документов там вскоре умрет. На дворе уже был январь. Сам жулик вместе с братом на машине благополучно доберется до Баку, и быстро оформит квартиру Бруско на себя. Неважно, что на руках у Заура нет письменного согласия прежних владельцев на переоформление (так, по крайней мере, думал Алексей). Если у тебя деньги или связи, для тебя в Азербайджане сделают все.

Среди московских бомжей

Заур, обделав свое грязное дело, явно радовался. А Алексея вскоре выселили из общежития. Русский парень из Баку в Москве пополнил армию московских бомжей. Другого выхода не было. Москва любит только сильных и успешных и ничьим слезам не верит.

Говоришь, ты русский из Баку? Так что ж тебе в Баку не сиделось? В Баку зимой теплее, чем в Москве. Говоришь, маму и брата похитили, а тебя самого без гроша в кармане бросили? Не обессудь, братан, твои проблемы… Всю зиму 2012 года Алексей провел среди столичных бомжей: попрошайничал, ночевал на теплотрассах и периодически «согревался» ударами полицейских дубинок. Полиция Москвы с бомжами не церемонится. Большинство стражей порядка убеждено: нормальный человек бомжем никогда не станет. Если ты попрошайничаешь и от тебя пахнет помойкой, значит ты или алкоголик, или наркоман, или просто тунеядец.

В один из зимних дней 2012 года Алексей бродил в окрестностях Курского вокзала. Там усталого парня бомжеского вида приметил один даргинец, находившийся на вокзале по своим делам. Даргинец подозвал Алексея, поговорил с ним и пригласил на работу к себе на родину, в Махачкалу. На кирпичный завод. Оплата — десять тысяч в месяц, работа – 8-10 часов в день, еда и жилье за счет хозяина. Уставший от бродячей жизни в Москве, Алексей согласился и отправился вместе с доброхотом — даргинцем в столицу Дагестана. Он надеялся, что поработает на заводе, скопит денег и снова отправится на поиски своих родных.

Кирпичный завод

Но не тут-то было. Долгая зимовка среди московских бомжей былинного богатыря доконает, не то что обычного человека. Субтильный Алексей после своей столичной эпопеи приехал в Дагестан совершенно больным, почти инвалидом. В Москве он отморозил обе ноги, простудил легкие. Голодная жизнь среди бродяг превратила его в доходягу. На кирпичном заводе у даргинца он смог продержаться меньше месяца. Работал в полсилы, и по хозяину было видно, что он не очень-то доволен московскому «подарку».

После того как Алексей на производстве кирпича повредил себе ногу, хозяин подозвал его к себе. «Вот тебе, парень, тысяча рублей, а вот там ходит автобус до Магарамкента», — сказал даргинец «В Магарамкенте выйдешь и там постарайся доехать до селения Яраг-Казмаляр. Там проходит граница России с Азербайджаном. На посту поговоришь с пограничниками, и, если они пропустят, езжай оттуда к себе в Азербайджан». Алексею ничего не оставалось делать, как ехать по указанному маршруту.

Дают — бери, бьют — беги

На Яраг-Казмалярском пограничном пункте его сразу завернули, поскольку азербайджанские документы Алексея давным-давно растворились в карманах Заура и его брата Али, а сами азербайджанские братья во всю надеялись, что «этот русский» давно околел где-нибудь на теплотрассах Москвы. Алексей стал искать приюта и работы. Стоит сказать, что в Дагестане с этим ему везло куда больше, чем в Москве, но не настолько, чтобы он смог где-то надолго осесть и начать копить деньги. Нажитые в Москве болезни давали о себе знать. Дагестанцы давали Алексею работу больше от жалости, чем от потребности в руках русского парня. Да и сами дагестанцы, особенно в Юждаге, — народ небогатый. Нередко было, что Алексей был вынужден зарабатывать себе копейку московским ремеслом — попрошайничеством.

В один из дней Алексей стоял у одного из кафе в Яраг-Казмаляре. Посетители кафе заинтересовались, что это за русский стоит возле кафе и почему он такой бледный и худой. Выслушав рассказ Алексея, один из местных мужчин сказал: «На окраине Яраг-Казмаляра есть небольшой ресторан. Хозяин этого ресторана — благородный человек. Иди туда, он тебе поможет». Алексею в тот момент было уже все равно. Еще в Москве он понял мудрость незатейливой истины «дают — бери, бьют — беги».

Благородный человек

Добрался до ресторана, о котором ему сказали, нашел хозяина, поговорил с ним. Владелец заведения распорядился сразу же накормить голодного гостя, отмыть и дать отдохнуть в постели. После того как Алексей пришел в себя после скитаний, владелец ресторана стал поручать ему несложную работу: дров наколоть, картошки почистить, посуду помыть… Когда началась садово-огородная пора, бакинский скиталец принялся ухаживать за ресторанным садом и огородом. Опять же, никто не заставлял его надрываться. Если Леша уставал, ему давали отдохнуть, если был голоден — давали есть и пить в любое время, в какое он хотел. За работу Леша получал деньги. Со временем у него появилась новая одежда, обувь, мобильный телефон.

Итак, Алексей стал работать в ресторане, отъедаться, лечиться, в общем, входить в нормальное человеческое состояние. Не были забыты и его бакинские дела, ради которых он отправился в абсолютно для него чужую Москву и потом чуть не умер там. На счастье Леши, в его вещах нашлась ксерокопия его азербайджанского заграничного паспорта, заверенная бакинским нотариусом. С ней на руках можно было начать хоть что-то делать. Алексею повезло, что бег по чиновничьим инстанциям совершал не он, а местный пенсионер Гаджибаба Рустамов, в прошлом — ведущий экономист Министерства финансов Республики Дагестан. Гаджибаба Шихмурадович прекрасно понимал: если Леша вздумает разбираться со своим делом самостоятельно, его дело в Дагестане заволокитят. А с авторитетом заслуженного экономиста Рустамова в республике считаются до сих пор, несмотря на то, что Гаджи-халу давно на пенсии.

«Его счастье, что у него нашлась ксерокопия загранпаспорта», — говорит Гаджибаба Рустамов. «Я теперь хожу с этой ксерокопией по инстанциям. Я по делам Алексея уже был в республиканской миграционной службе. Миграционная служба Дагестана по этому вопросу отправила письмо в посольство Азербайджана в Российской Федерации. В письме указано: «Алексей Анатольевич Бруско, гражданин Азербайджана, 1979 года рождения, по национальности русский, в течение длительного времени находится на территории России без документов. Документы у него были украдены в Москве. Просим выдать ему новые документы для того, чтобы он смог уехать домой, в Баку». В письме на имя посла Азербайджана в РФ изложена вся история Алексея: от его бакинских перипетий до появления в Яраг-Казмаляре. Теперь нужно, чтобы МИД Азербайджана занялось проблемой своего русского гражданина Бруско, которого его же соотечественники заманили в Москву и чуть не убили там».

Многие люди задаются вопросом: отчего пожилой лезгин Гаджибаба Рустамов вдруг решил заниматься судьбой русского парня из Баку, который ему не брат, не друг и не кунак? Ведь у Гаджи — халу и без этого дел полно. Он руководит религиозно-просветительским фондом имени Магомеда Ярагского, занимается делами местной мечети, хлопочет о строительстве в Яраг-Казмаляре своего медресе. Кроме этого, Гаджи-халу в течение многих лет сражается с властями республики за то, чтобы в Яраг-Казмаляре наконец-то появилась нормальная средняя школа. Нынешние школьные корпуса представляют из себя сборную солянку из бывшего саманного коровника 1918 года, барака эпохи первых пятилеток и наспех переделанного под классы бывшего спортивного зала. Нормально преподавать и учиться в условиях такой школы невозможно, но пробить оборону чиновничьего равнодушия вряд ли под силу простому дагестанцу. Приходится отдуваться за всех самому опытному экономисту Гаджи-халу, который в чиновничьей волоките съел не то, что собаку, а волка. Одним словом, дел у деятельного пенсионера предостаточно. И тут еще одна напасть в виде русского бакинца Алексея Бруско.

«Я помогаю этому парню просто так, потому что я человек и он человек», — говорит Гаджибаба Рустамов. «Без государственной помощи и поддержки я не имею права отпускать Алексея в Азербайджан. Это будет бесчеловечно».

Истинное лицо азербайджанского государства

«Появится Алексей просто так, без поддержки в Баку, что с ним будет?», — задает вопрос Гаджи-халу. «Правильно! Его сразу постараются убрать. Убьют не задумываясь. Эти жулики, Заур со своим братцем, завладели трехкомнатной квартирой в центре Баку, что с матерью и братом Бруско, неизвестно, а тут нате — появляется законный владелец квартиры, который намерен доказывать свои права. Что будут делать эти жулики? Убьют Алексея. Нет человека — нет проблемы».

1161

Потом Гаджи-халу добавил: то, что сделали бакинские жулики с русской семьей Бруско — это и есть истинное лицо азербайджанского государства.

«Жулик, убийца, вымогатель — это и есть истинное лицо нынешней Азербайджанской Республики. Еще это лицо лицемера и лжеца. В Баку говорят: дескать, мы любим русских, они нам братья, сестры, и все мы — одна семья. А фактически что? Русский житель Баку лишился в одночасье квартиры, родных, сам чуть не погиб, а те, кто едва не убил его, сейчас благоденствуют в Баку. Потому что они этнические азербайджанцы, а этот русский. Азербайджанцам все можно. Таких русских, как Алексей, в Азербайджане — тысячи. Еще сотни тысяч таких русских, как Леша, бакинские власти прогнали из Азербайджана. Выгнали безо всего. Если какой-то русский не хотел покидать Азербайджан, его убивали. Да, и такое было», — говорит Гаджибаба Рустамов.

222

«Я хочу стать гражданином России»

Корреспондент «Спектра» спросил Алексея, как к нему до этого случая относились в Азербайджане. Алексей говорил, что такого отношения, как у Заура и его брата Али, он раньше никогда не встречал.

«В советском Азербайджане никто не делил жителей республики на русских или нерусских. Все были равны, относились друг к другу хорошо. У меня в Баку были товарищи — азербайджанцы. Впрочем, после распада СССР я не испытывал никаких притеснений. Ни во времена Муталибова, ни во времена Эльчибея, ни во времена Гейдара Алиева меня не третировали и не унижали из-за того, что я русский. Впрочем, я и мои товарищи тогда были еще подростками, политикой не интересовались».

В независимом Азербайджане Алексей без проблем закончил среднюю школу и… пошел работать разнорабочим на стройку, вместе с другими ребятами, как русскими, так и азербайджанцами. «По закону, любой гражданин Азербайджана, вне зависимости от национальности, имеет право на получение высшего образования. Но это по закону. На деле там так. Если у тебя есть деньги, ты будешь учиться в университете, а если нет, то не будешь. Без денег ты там не совсем человек. Это одинаково как для азербайджанцев, так и для людей других национальностей. У моей семьи не было денег, поэтому я вместо университета работал на стройке. Надо было помогать маме и брату».

Алексей признателен Гаджи-халу Рустамову и всем дагестанцам, которые помогали ему в России. «Я хочу стать гражданином России. Но сначала я хочу разобраться, что стало с моей семьей и моей квартирой. Я не желаю оставлять свою квартиру этим проходимцам, которые меня обманом вывезли в Москву. Не знаю, что бы стало со мной, если бы я не попал в Дагестан и не добрался до Яраг-Казмаляра».

«Я начал ему помогать и буду помогать», — говорит Гаджибаба Рустамов. «Но, чтобы Алексей смог добиться своих прав, ему нужно выбить новые азербайджанские документы. Без них его в Азербайджан не пустят, и в Баку без них он никто».

Не хотят пускать в Азербайджан

Корреспондент «Спектра» спросил казмалярского общественного деятеля: думает ли он, что власти АР без проволочек впустят своего русского соотечественника на родину и сделают так, чтобы в отношении Алексея Бруско в АР восторжествовало правосудие.

«Не думаю», — сказал Гаджибаба Рустамов. «Чтобы восторжествовало правосудие, нужно, чтобы Алексея впустили в Азербайджан как гражданина этой республики, с полноценными документами. А по поведению посольства Азербайджана в России я пока вижу другое: посольство тянет время и не хочет впускать Алексея в Азербайджан».

Искандер Абосзода

Источник: sp-analytic.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here